Нигилистические идеи в русской литературе

Слово “нигилизм” впервые употребил в русской литературе Н. Надеждин. В статье “Сонмище нигилистов” он говорил о новых течениях в русской литературе и философии своего времени – конца 20-х – начала 30-х годов XIX века. Но широкое распространение этого понятия началось после того, как в романе И. Тургенева “Отцы и дети” нигилистом был назван главный герой Базаров.

Нигилисты стали появляться в России перед началом великих реформ императора Александра II, когда на смену дворянам в литературе и общественной жизни на первые

роли выдвинулись образованные разночинцы – деклассированные люди, покинувшие свои сословия: Дети духовных лиц, купцов, мещан и мелких чиновников. По причине недовольства существованием крепостного права и реакционного режима Николая I в их среде возникло революционное брожение. Разночинцы считали реакционной силой и православную церковь, а потому не только отрекались от нее, но и становились атеистами, сторонниками материализма, который к тому времени имел широкое распространение в Западной Европе.

Христианский

идеал абсолютного добра в Царстве Божьем нигилисты заменили идеей земного материального благополучия. Они верили, что эта идея вполне достижима в форме социализма, а потому проповедовали революцию. В своем отрыве от народных традиций они нередко проявляли максимализм и экстремизм.

Нигилисты проповедовали свободную любовь без заботы о ребенке, отрицание религии, яростную защиту своих прав без признания своих обязанностей, а в имущественных отношениях – правило: “Все мое – мое, и все твое – тоже мое”.

В произведениях русской литературы XIX века отрицательные проявления нигилизма изображены с разных сторон. К примеру, стоит вспомнить Марка Волохова из романа Н. Гончарова “Обрыв”, который таскает яблоки из чужого сада и говорит: “Привык уж все в жизни без позволения делать, так и яблоки буду брать без просу: слаще так!”. Или то, как он надел хорошее пальто Райского, которое так и не вернул. Желая овладеть Верой, он говорит ей, что “замуж выходить нелепо”: “Вы еще не женщина, а почка; вас надо еще развернуть, обратить в женщину; я зову вас на опыт”. Вера мечтает о счастье на всю жизнь, а Волохов говорит: “Хватай на лету, а потом беги прочь”. Отрицая мораль, долг, он советует “свободно отдаваться впечатлениям”.

Базаров у Тургенева считает “вздором” всякие “идеалы”, “романтизм”. Но он при этом не ворует, не вытягивает денег из родителей, а усидчиво работает. Он плохо воспитан, категорично отрицает то, чего сам не понимает. По его мнению, поэзия – ерунда; читать Пушкина – потерянное время, заниматься музыкой – смешно, а наслаждаться красотой природы – нелепо. Д. Писарев – самый яркий и талантливый представитель русского нигилизма – так обозначил смысл романа Тургенева: “Теперешние молодые люди увлекаются и впадают в крайности, но в самых увлечениях сказывается свежая сила и неподкупный ум”.

Те же “новые русские” представлены и в романе Н. Чернышевского “Что делать?” – Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна. Лопухов – студент медицины, который мечтает стать профессором и посвятить свою жизнь любимой науке. Вдруг он оставляет свои мечты, чтобы найти заработок, который даст ему возможность жениться на Вере Павловне и освободить ее от низменной среды ее семьи. Но Веру Павловну полюбил и Кирсанов – друг Лопухова, успевший стать профессором. Не желая мешать счастью своего друга, он, чтобы оттолкнуть от себя друга и Веру Павловну, говорит при них всякие пошлости. Свой поступок Кирсанов не желает называть благородным, потому что благородство – пышное, двусмысленное, темное слово.

Он говорит, что он – эгоист, а поступок его – расчетливый. Если человек оценивает какой-то свой поступок как “геройский подвиг великодушия”, то это “эгоизм поворачивает твои жесты так, что ты корчишь человека, упорствующего в благородном подвижничестве”.

Спустя несколько лет болезнь Лопухова снова приводит Кирсанова в его семью. И тут Вере Павловне и Кирсанову становится понятно, что они любят друг друга. Видя это, Лопухов симулирует самоубийство, уезжает в Америку, а через несколько лет возвращается под именем мистера Бьюмонта. Н. Чернышевский пишет, что Лопухов так любил жену, что готов был для нее “на смерть, на всякое мучение”. Но сам Лопухов так объясняет свой поступок: “Я действовал в собственном интересе, когда решился не мешать ее счастью”. И Кирсанов говорит, что “он все делал из эгоистического расчета, для собственного удовольствия”.

Яркие образы нигилистов представлены в произведениях Ф. Достоевского. Вспомните поведение Антипа Бурдовского и его компании в романе “Идиот”, когда они явились к князю Мышкину и заявили претензии на наследство, к которому Бурдовский не имел никакого отношения. Черная, сатанинская сторона нигилизма представлена в романе “Бесы” образом революционера Петра Верховенского, который организует убийство Шатова.

Порождением русского нигилизма были отрыв от традиционных жизненных устоев отцов, отказ от религии и философия материализма. Мне кажется, что нет ничего удивительного в проявлении нигилистического духа отрицания, который порой демонстрируют молодые люди. Удивительно то, что мы плохо усваиваем уроки прошлого. А в этом случае нам придется переживать его снова и снова, пока однажды оно полностью не повторится. Только на этот раз – в довольно искаженной форме.



Нигилистические идеи в русской литературе