Русское зарубежье возвращается в Россию

В конце октября в Литературном институте прошли первые Международные научно-литературные чтения, посвященные Георгию Иванову, организованные кафедрой новейшей литературы. Георгий Иванов входил в литературу в 1910-е. Уже в первых поэтических сборниках было очевидностью: ему не надо “работать” над стихом, мастерством он был одарен от рождения. И все же он никак не мог считаться поэтом “крупным”. Созерцательность лирики Иванова часто сравнивали с красивыми безделушками. Человеческая “безотзывчивость” этой поэзии подвигла однажды

Ходасевича пожелать Георгию Иванову большого человеческого горя, дабы из него мог родиться подлинный поэт. Блок, читая стихи младшего современника, мог ужаснуться странному сочетанию безупречного вкуса и мастерства – и тому чувству, что, при всем при том, словно бы и “нет этих стихов”.

Беда настигнет Георгия Иванова уже за пределами России. С середины 1920-х, в Париже, в его стихах начинает пробиваться особая музыка, музыка отчаяния. С 1930-х многие современники уже готовы признать его первым поэтом

эмиграции. Сборники стихов “Розы” и “Отплытие на остров Цитеру” в русской довоенной поэзии относятся к лучшим стихо­творным книгам. Но после войны появится “Портрет без сходства”, а потом – итоговый сборник “1943-1958. Стихи”. Здесь Георгий Иванов превзошел даже то, что было написано в 1930-е. Подлинному, всеобщему признанию этой лирики мешало только одно: музыка отчаяния.

Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.

Я верю не в непобедимость зла,
А только в неизбежность пораженья.

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,
А в пепел, что остался от сожженья.

На родине стихи позднего Георгия Иванова были впервые опубликованы в 1987 году. Уже тогда о нем заговорили, как об огромном русском поэте. Но годы распада Советской державы, за которыми пришло и отчаяние, которому его лирика была столь созвучна, помешали изданиям и тиражам. Были книги стихов и прозы, было собрание сочинений, не так давно появился большой том в “Библиотеке поэта”.

И все же настоящее признание, похоже, начинает приходить лишь сегодня. Имя поэта собрало на научно-литературные чтения не только москвичей, но гостей из Петербурга и Киева, Вологды и Сургута, Саратова и штата Мичиган. Слово о поэте сказали и те, кто его издавал, и те, кто исследовал его творчество, и сами поэты: Виктор Верстаков, Юрий Кублановский, Евгений Рейн, Светлана Сырнева. Тематическое разнообразие выступлений лишь подчеркнуло многогранность творчества Георгия Иванова; его место в русской культуре, в ряду знаменитых писателей и поэтов России и Европы, особенность его языка, его мастерство переводчика и мемуариста, словарь “ключевых слов” ивановской лирики… Живой отклик у выступавших нашла идея нового, наиболее полного и выверенного издания произведений писателя, а так же предложение о перезахоронении праха Георгия Иванова на Родине. Срок аренды за место его упокоения на русском кладбище в Сен-Женевьев де Буа истекает в 2013 году. И как знать, быть может, поэту предстоит вернуться в Россию не только стихами, как он предсказывал в одном из произведений.

По итогам конференции намечено издать сборник статей.

Чтения, посвященные Г. В. Иванову, стали своеобразным прологом международной научной конференции “Мемуары первой эмиграции: проблемы и исследования” , прошедшей 17-20 ноября. Она была организована Библиотекой-фондом “Русское Зарубежье” и Таллинским университетом (Эстония) при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Работали секции “Проблемы текстологии и теории литературы”, “Мемуары писателей и поэтов”, “Воспоминания деятелей искусств. Проблемы педагогики и культурологи”, “Историко-географические осо­­бенности мемуаров. Советская мемуаристика на фоне мемуаристики русского зарубежья”, “Военно-политические мемуары”, “Ре­лигиозно-философская мемуаристика и воспоминания историков”. Прошли круглые столы: “Мемуары: правда и ложь” и “Образ России в мемуаристике русского зарубежья”.

В частности, знаменитым воспоминаниям Георгия Иванова были посвящен доклад С. Р. Федякина “Георгий Иванов. Некоторые особенности мемуаристики”.

В рамках конференции состоялся вечер памяти Ю. И. Абызова и презентация Латвийского общества русской культуры. Известный писатель, библиограф, литературовед, крупнейший специалист по истории русской культуры стран Балтии Юрий Иванович Абызов (1921-2006) с 1989 года был бессменным председателем Латвийского общества русской культуры.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...

Русское зарубежье возвращается в Россию