Работа с иллюстрациями на уроке литературы в 5-6-х классах с привлечением примеров работ учащихся 10-го класса

Поскольку главным предметом изучения на уроке литературы является произведение художественной литературы, словесный текст, то работа с иллюстрациями направлена прежде всего на более глубокое его осмысление. Обычно она включает в себя три этапа (возможны варианты).

1. Коллективное обсуждение 1-2 классических иллюстраций к произведению.

2. Создание учащимися собственных иллюстраций (рисунки или их словесное описание) и их обсуждение.

3. Индивидуальная письменная работа по иллюстрациям к произведению, созданным художниками.

На первом этапе основная задача совместного обсуждения классической иллюстрации – понять, насколько она соответствует литературному тексту, какими средствами Художник воплощает это соответствие или, наоборот, что в иллюстрации не соответствует художественным образам литературного произведения.

Приведем примеры такой работы на уроках. Так, на уроке в 6-м классе обсуждаются иллюстрации Д. Шмаринова к повести А. С. Пушкина “Метель”, помещенные в учебной хрестоматии для 6-го класса (автор-составитель В. П. Полухина). Первой иллюстрации в тексте повести соответствуют следующие строки: “Маша окуталась шалью, надела теплый капот, взяла в руки шкатулку свою и вышла на заднее крыльцо. Служанка несла за нею два узла. Они сошли в сад. Метель не утихала; ветер дул навстречу, как будто силясь остановить молодую преступницу. Они насилу дошли до конца сада”. Учащиеся обычно отмечают, что иллюстрация полностью соответствует приведенному тексту. Хорошо показан характер героини: с одной стороны, она решительна, идет навстречу сильному ветру (одежда ее развевается во все стороны), в темноте, ей страшно, но никакие препятствия не могут ее остановить. С другой стороны, на душе ее очень тревожно (состояние героини накануне побега описывается так: “она была чуть жива”, “сердце ее сильно забилось”, “дрожащим голосом”, “она чуть не заплакала”), она вся сжалась, кутаясь в капот, голова повернута чуть вправо, она как будто пытается что-то разглядеть сквозь метель. Что ее ждет впереди? Вместе с тем она так беззащитна: лицо ее не закутано, как у идущей сзади служанки, полы одежды распахнуты ветром. Общее настроение иллюстрации соответствует повести Пушкина: голые сучья деревьев сада над головой “молодой преступницы”; сквозь густой снег метели чуть видны стволы других деревьев, слегка набросанные черными штрихами.

Другая иллюстрация Д. Шмаринова изображает кульминационный момент повести: “…Она вскрикнула: “Ай, не он! не он!” – и упала без памяти. Свидетели устремили на меня испуганные глаза. Я повернулся, вышел из церкви безо всякого препятствия…” Учащиеся прежде всего обращают внимание на композицию иллюстрации и игру света и тени в ней. В иллюстрации можно выделить две части: слева чуть впереди стремительно удаляющийся Бурмин в развевающейся темной шинели, его движения широки, на полу фигура отбрасывает мрачную тень, голова повернута к тем, кого он оставляет; справа, на втором плане, – сбившаяся вокруг упавшей в обморок невесты группа людей: свидетели, священник, служанка. Служанка занята Машей, а остальные смотрят вслед Бурмину, лица их и жесты выражают удивление, испуг, смятение, возмущение, негодование. Светлое пятно фигуры невесты и свет от горящих свечей возле иконостаса создают фон для контрастно черной фигуры Бурмина.

С пятиклассниками интересный разговор получается при рассматривании палехской иллюстрации художников А. Ковалева и Г. Буреева к сказу П. П. Бажова “Медной горы Хозяйка” (она помещена в учебнике-хрестоматии для 5-го класса авторов-составителей В. Я. Коровиной, В. П. Журавлева и В. И. Коровина). Учащиеся сразу замечают, что на иллюстрации изображено сразу несколько эпизодов сказа (художники во многом следуют иконописным традициям), пытаются объяснить значение каждой детали картины, ее композиционное место, цветовую гамму. Так, они отмечают, что Хозяйка Медной горы изображена наверху (место Бога на иконе), выше солнца, но в сине-фиолетовой гамме на черном фоне (черное – страшное, таинственное, недоброе). В центре светлое пятно – Степан в белой рубахе работает, прикованный цепью, в горе (а Хозяйка – над ним, значит, помогает ему). Ниже – сцена, когда Степан передает приказчику обличительные и грозные слова Хозяйки Медной горы. Главный герой сказа изображен впереди других рабочих в красной рубахе (цвет исповедничества и мученичества в иконе), а в левом нижнем углу в угрожающих позах стоят приказчик и надзиратель с плеткой в руках (низ иконы – место злых сил). Но особенно ребят заинтересовало толкование мелких деталей иллюстрации. Справа – белая церковь на светлом фоне (по цвету, близкому к цвету солнца), а слева – дымящий завод, изображенный темными красками. Река, протекающая вместо деревенской улицы справа, светлая, чистая, а около завода уже темная, грязная и так далее.

Не все пятиклассники принимают эту иллюстрацию, в ней много условностей, особенно не нравится темная палитра картины. Так выходим на разговор о некоторых особенностях сказа. Перед нами не сказка, где все хорошо кончается, где есть четкая граница между добром и злом. Хозяйка Медной горы – добрая или злая? С одной стороны, она помогает Степану, обличает злого и жестокого приказчика, любит и, несмотря на это, отпускает Степана к невесте, а с другой стороны, она – нечистая сила, заманивает людей, ведь Степан так и не смог позабыть ее, “счастья в жизни не поимел”, “невеселый стал и здоровьем хезнул”. Она гневается на людей за то, что малахитовые столбы “в церкву поставили. А ей это вовсе ни к чему”. Да и жизнь у рабочих тяжелая, нерадостная, даже у тех, кому, как Степану, вроде бы повезло.

Особую роль при обучении играют картины, которые не являются собственно иллюстрациями к произведению, но дают почувствовать образ ушедшей эпохи, взаимоотношения людей в зависимости от их общественного положения, особенности быта, жизни и труда в другие эпохи. Недостаточность таких знаний особенно проявится при собственном иллюстрировании учащихся.

Так, картина К. Трутовского “Благодетельница”, которая также помещена в учебнике-хрестоматии, не изображает какой-либо эпизод из рассказа И. С. Тургенева “Муму”, но рисует тип барыни, близкий тургеневской (“скупая и скучающая старость”). Обсуждение самого понятия “благодетельница” в контексте картины многое объяснит пятиклассникам в отношениях барыни и приживалок, барыни и дворецкого, барыни и челяди. Подобную роль играют картины “Бурлаки на Волге” И. Репина при изучении стихотворения Н. А. Некрасова “На Волге”, фрагменты “Бородинской панорамы” Ф. Рубо при чтении стихотворения М. Ю. Лермонтова.

На втором этапе работы учащиеся после прочтения и обсуждения на уроках литературного произведения создают свои иллюстрации к нему. В 5-6-х классах учащиеся с радостью рисуют собственные иллюстрации. Задание – создать словесное описание иллюстрации (расскажи художнику, который будет рисовать иллюстрацию, что бы ты хотел изобразить) – адресовано тем, кто стесняется показывать свои рисунки, но обычно мало кто берется за его выполнение, так как оно значительно сложнее: 5-6-классники еще не так хорошо владеют письменной речью, чтобы подробно передать свой замысел. В старших классах ситуация изменится, и словесная иллюстрация станет одновременно толкованием литературного текста. Обсуждение детских иллюстраций помимо достижения других целей становится своеобразным обобщением изученного материала.

Остановимся на работе по детским иллюстрациям к рассказу И. С. Тургенева “Муму” (5-й класс) и к роману А. С. Пушкина “Дубровский” (6-й класс). Прежде всего учитель обращает внимание на то, какие эпизоды выбраны для иллюстрирования, все ли они с этой точки зрения удачны. Большинство ребят выбирают кульминационные эпизоды:

5-й класс

– Герасим прощается с Муму,

– барыня и Муму;

6-й класс

– свидание Маши и Дубровского в беседке,

– нападение на карету князя Верейского,

– пожар в Кистеневке,

– сцена с медведем –

Или те, которые подробно обсуждались в классе, когда учащиеся сначала что-то не поняли, на что-то не обратили внимания в тексте, а потом сделали для себя открытие:

5-й класс

– барыня и Гаврила,

– Гаврила и Капитон;

6-й класс

– Дубровский после похорон отца,

– Саша с кольцом идет к дубу.

Часть ребят пытается просто изобразить героя: Муму, Герасима (5-й класс), Машу (6-й класс). Последние иллюстрации оказываются менее удачными, потому что в них, как правило, отсутствует замысел. Получается портрет девушки или изображение собаки, а не герои произведения. Вне контекста романа (взаимоотношения с другими героями, конкретная ситуация) эти портреты не раскрывают характеров героев. К тому же некоторые просто срисовывают своего персонажа, например, вместо Муму появляется изображение героя популярного мультфильма. Ребята быстро обнаруживают подделку и отвергают ее по существу. В первом же случае сам изображаемый эпизод подсказывает замысел иллюстрации.

В начале разговора о детских работах учитель сразу замечает, что обсуждаются не рисовальные способности (или неспособности), а замысел иллюстрации и его соответствие литературному произведению. Надо сказать, что ребята хорошо реагируют на работы своих одноклассников, потому что потрудились над своей иллюстрацией, почувствовали, как непросто воплотить свой замысел. Обсуждение строится следующим образом: рассказ о том, что привлекает в какой-либо работе, или сопоставление замыслов иллюстраций одного эпизода. Во время этого разговора выявляется глубина понимания ситуаций и характеров героев литературного произведения, подробно и в то же время емко обсуждаются моменты и детали, которым не было уделено внимание при общем анализе произведения.

Так, в 6-м классе ребятами было предложено три варианта иллюстрации эпизода “Нападение на карету князя Верейского”:

1) карета движется вдоль стены леса;

2) карета окружена разбойниками, но еще продолжает двигаться;

3) карета остановлена, дверцы раскрыты, князь Верейский с пистолетом в руке, в глубине – испуганная Маша, вокруг разбойники и так далее.

Учащиеся обсуждают удачные моменты всех трех иллюстраций, но говорят, что для раскрытия характеров и ситуации удачнее выбран момент в третьей работе, также он более динамичен.

Эпизод “Свидание Маши и Дубровского” в беседке иллюстрируется очень многими, но в работах обнаруживается ряд существенных неточностей, связанных с цветовой гаммой (часто яркая, дневная, хотя одно свидание состоялось в 7 часов вечера, а другое – в 10), одеждой героев (цвет и покрой Машиного платья не соответствует ее времени, Дубровский-Дефорж в офицерском мундире и другие – эти детали отсутствуют в тексте и требуют от учащихся знаний об эпохе), манерой поведения героев, переданной через их позы и жесты (так, жаркие объятия, которые один из учеников при обсуждении назвал “страстями из мексиканского сериала”, не соответствуют чувствам и манере общения Маши и Дубровского).

Подобного же рода фактические неточности возникают при иллюстрировании пятиклассниками рассказа И. С. Тургенева “Муму”. Например, изображение эпизода, когда Татьяна притворяется пьяной: простоволосая растрепанная девушка с бутылкой в руке. Могла ли тургеневская героиня, робкая и кроткая, так себя вести? Ее еле уговорили, пошатываясь, пройти по двору. Ту картину, которую сейчас, к сожалению, пятиклассники могут наблюдать в жизни, в XIX веке трудно было представить. Или изображение Гаврилы, дворецкого старой барыни, во фраке. Вероятно, его солидность и положение при барыне вызывает у учащихся такое представление. Но ведь он тоже крепостной, человек простого, крестьянского, а не дворянского звания. Далее следует отступление о фраках, кто и когда их носил. Такого рода комментарии органично возникают по ходу урока, они необходимы для понимания атмосферы эпохи, в которой разворачиваются события, так как без этого ребята неправильно представляют некоторые взаимоотношения персонажей и мотивы их поступков.

Точно так же, как при изображении шестиклассниками эпизода свидания Маши и Дубровского, пятиклассники при изображении прощания Герасима с Муму не всегда могут правильно найти цветовую гамму: большинство иллюстраций яркие, особенно если выполнены фломастерами, они не создают печального настроения, соответствующего ситуации. (Но у некоторых цвета оказались символичными: например, один мальчик изобразил синюю реку и черный силуэт Герасима в лодке с поднятыми руками, в которых он держит Муму с привязанным камнем, на фоне красного заходящего солнца. Так ребенок переживает этот эпизод.) Труднее всего при изображении этого эпизода было справиться с выражением лица Герасима и доверчивой мордочкой Муму (не всем хватает способностей рисовальщика). Один ученик вышел из положения так: он нарисовал Герасима со спины, и его согбенная поза выражала не меньше страданий, чем окаменелое лицо.

Интересным является такой вид иллюстрации, когда автор стремится передать смысл всего произведения (такое изображение могло быть помещено на обложке книги) или его ключевые моменты, взаимоотношения главных героев. Так, одна шестиклассница в центре своей работы поместила молодого Дубровского в офицерском мундире, вокруг него мелко изображены основные эпизоды, в которых он принимает участие: сцена с медведем; Дубровский дает Маше уроки музыки; свидание в беседке; дуб, письмо и кольцо; разбойники окружили карету князя Верейского; последний бой. В верхнем левом углу – Маша в задумчиво-мечтательной позе, слева внизу – Троекуров в халате, развалившийся в кресле; в правом верхнем углу – Кистеневка, обрамленная деревьями, с похоронной процессией в центре, справа внизу – горящая кистеневская усадьба. Это своего рода условное представление композиции и системы образов произведения, в работе возможны изменения, дополнения, но тем интереснее и плодотворнее будет ее обсуждение.

На третьем этапе работы – описание и толкование иллюстрации, нарисованной художником, – 5-6-классники обычно концентрируют внимание на том, что изображено и насколько это фактически точно соответствует литературному тексту. Индивидуальные наблюдения над тем, как и почему именно так изображаются герои и события, обычно еще очень скупы, гораздо плодотворнее с этой точки зрения оказывается коллективное обсуждение, когда высказывание одного ученика рождает интересное замечание другого, и так далее. В дальнейшем ребята будут видеть все больше особенностей в иллюстрации художника, все серьезнее их осмыслять, и появятся такие работы, как, например, у десятиклассников, комментирующих иллюстрации к роману Ф. М. Достоевского ” Преступление и наказание“. Вот некоторые выдержки из работ по иллюстрациям Д. Шмаринова.

Черно-белые краски соответствуют настроению романа, отражают всю “недоверчивость” обстановки и ее убогость. Старые, обшарпанные стены, ручка звонка, дверь с местами оборванной обивкой, а за ней сухонькая, сморщенная старушонка. Самая выделяющаяся часть – ее глаза. В них отразились недоверчивость, возможно, хитрость, злость. В романе в этот момент комнату старухи освещает заходящее солнце, но если бы художник изобразил его в своей иллюстрации, это перекрыло бы взгляд старухи. Видно, что старуха живет в старом, обшарпанном доме. Она подозрительная, с маленькими глазками, которые пронзают человека насквозь. Не видно, что старуха испугана неожиданным приходом Раскольникова. Создается впечатление, что это ее выражение лица, такое злобное и вечно чем-то недовольное. Серые, неровные стены с тенями на них. Они еще больше оттеняют бедность и испуг на Сонином лице. Об убогой обстановке можно судить по совершенно голой стене и столу со стулом, простым, деревянным. Основной, выделяющейся частью иллюстрации является взгляд Сони. Он одновременно выражает страдание, страх и тоску, какое-то смятение чувств, неизвестность, может быть, даже безысходность. Катерина Ивановна на улице с детьми. Вокруг них столпилось много людей: кто-то смеется, кто-то сочувствует. На лице Катерины Ивановны изображена мука, страдание, беспомощность. Художник изобразил в ее движении беспамятство, сумасшествие и растерянность. Особенно точно передаются лица в толпе: некоторые смотрят с любопытством, ухмыляясь, другие с состраданием, один человек смотрит с жалостью на Полечку, которая уговаривает мать пойти домой. На лице Катерины Ивановны отражены смятение, растерянность и отчаяние. Она смотрит вдаль, надеясь, может быть, увидеть спасителя, который прекратил бы ее страдания. Соня только что вошла в комнату и в страхе остановилась. В дверном проеме мы видим любопытствующие лица. Девушка одета неуместно для данной ситуации: пышное светлое платье на необъятном кринолине, в шляпке с большим пером и с зонтиком в руках. На Сонином лице застыло выражение ужаса, она растерянна и не знает, что делать. На этой иллюстрации показана вся убогость и нищета комнаты Катерины Ивановны. Иллюстрация довольно точно представляет контраст бедной обстановки комнаты обвиняемых и обеспеченных обвинителей. Художник добавил драматичности, изобразив младшую дочь Катерины Ивановны. Показан самодовольный Лужин, обрекающий на несчастье бедную семью. Изображаются разные лица с всею палитрой чувств. Они кажутся особенно жуткими при неверном свете лампы. Настроение произведения Достоевского в целом передается через игру света и тени на черно-белой иллюстрации. Фигура человека, Раскольникова, выходит на “свет” внешнего мира из тьмы подземного – внутреннего. Очертания человека показывают, что он идет очень тяжело, опираясь на перила. Каждая ступенька дается ему с трудом. Лицо его спрятано от зрителя. Эта иллюстрация очень четко передает духовный путь Раскольникова от самообмана до крушения теории. “Свет в конце пути” означает, с одной стороны, выход из самообмана и тьмы, с другой – он как Сонечка, которая освещает путь Раскольникова. Если это понимать именно так, то иллюстрация четко показывает основную идею произведения Достоевского.

Возможны и критические отзывы, которые всегда аргументированы.

Сонечка была “худенькая, но довольно хорошенькая блондинка с замечательными глазами”. Художник слишком утрирует ее внешность. Это, скорее, Лизавета. Еще она похожа на Катерину Ивановну. Все-таки Сонечка не такая дохленькая внутри и снаружи. Жаль этого художника, если он по-другому не может передать внутренний мир. Наверное, он нарисовал бы хорошие иллюстрации к Гоголю. Заглядывающие за Сониной спиной в дверь “рожи” (иначе их не назовешь) тоже “гоголевские”, утрированные. Внутреннее состояние Катерины Ивановны у Достоевского – страх перед толпой, отчаяние, безысходность. Когда читаешь Роман, то видишь ее такой сумасшедшей женщиной, с безумными глазами, она размахивает руками и стремится быть в толпе: она и кричала, чтобы развлечь толпу. А здесь в ее взгляде нет ничего безумного, она как будто сторонится толпы и боится ее, вообще не понимает, что здесь делает.

Иллюстрации Э. Непопулярного требуют обязательного толкования. Эти объяснения увиденного на иллюстрации могут быть очень разными.

“Между крестом и топором”

На иллюстрации “Между крестом и топором” изображены два состояния Раскольникова – до (слева) и после убийства. Через оба лица проходят линии, которые сходятся на голове убитой старухи (посередине). Старуха является мостом из одного духовного мира в другой. Решив проверить свою теорию, Раскольников вступил на этот мост. Однако он совершил ошибку и перешел в другой мир. Но после смерти старушки этот мост разрушился, и дорога назад исчезла. На протяжении всего романа он ищет дорогу назад. Преступление состарило его: на правом лице – морщины. После преступления он попадает на каторгу. Каторга является мостом в обратную жизнь. Там Раскольников переоценивает жизненные ценности. Весь путь Раскольникова проходит между крестом и топором. У левого лица вместо глаз впадины. Это значит, что Раскольников вступал на этот путь как бы слепым. Прозрел он на каторге, после этого он мог найти дорогу назад. Здесь изображено душевное состояние Раскольникова до убийства. Он показывается с двух сторон. Правая сторона означает, что Раскольников готов совершить убийство, поэтому рука держит топор. А левая сторона иллюстрации означает, что душа не принимает убийства (рука держит крест). Между крестом и топором нарисована голова Раскольникова, означающая, что он находится в нерешимости перед преступлением. Крест и топор символизируют Раскольникова, разрывающегося между преступлением и раскаянием. Выше креста и топора парят образы Сонечки и Раскольникова, которые как бы должны слиться в едином поцелуе. Их лица исстрадавшиеся (глубокие морщины на лбу, от раздумий, наверно). Раскольников изображается как бы слепым, а Соня – зрячая. Лица на картине символизируют раздвоение личности у Раскольникова. В нем как бы борются два человека: один – праведник, другой – преступник, бессердечно убивший старушку. Лицо, находящееся между крестом и топором, – это лицо Раскольникова. Топор символизирует его убийства, а крест – это кара, которую он несет за свои преступления. Все вместе выражается на его мучающемся лице. Крест символизирует благие намерения и желания Раскольникова. В его голове происходит конфликт между добром и злом. На иллюстрации есть три еле заметные линии, образующие треугольник, который расходится и исходит из головы Раскольникова. Возможно, он создан для объединения его противоположных мыслей. Внизу изображен сам Раскольников (меньшая часть картины), а большая (верхняя) часть отведена внутреннему миру героя. В верхней части картины изображены две противоборствующие стороны в душе Раскольникова: разум и сердце. Такие пропорции в работе не случайны. В романе Достоевского Раскольников интересует нас не со стороны его внешнего вида, а его душевное состояние, мировоззрение, внутренний мир. Руки с крестом и топором – аргументы к теории Раскольникова: за и против. Картина изображает Раскольникова до крушения его теории и после, то есть это Раскольников обыкновенный и необыкновенный, и то, как мучился Раскольников в постоянном противоречии с самим собой. “Между крестом и топором” – главная проблема всего романа. Что выберет Раскольников? Поэтому изображается человек с крестом, человек с топором и маленький человек между ними. Лица одновременно грозные и выражающие страдание. Выбор, неизвестность… Это постоянная внутренняя борьба.

“Арифметика”

Раскольников после убийства давит на некоторых людей (Соня, Порфирий Петрович и самая последняя голова с расколотым черепом – жертва Раскольникова). Всех он держит в своем кулаке, держит над ними некую власть, издевается над их чувствами. Люди страдают, каждое страдание показано художником по-своему. Человек на первом плане – Раскольников. А рука, сдавливающая людей, находится как бы в голове Раскольникова. Его душевное состояние как бы сдавливает людей вообще и людей, которых он любит: одно из лиц напоминает Соню. Он приносит страдания этим людям, они мучаются. Это теория Раскольникова. Большое лицо – это лицо “необыкновенного” человека или возомнившего себя необыкновенным. Все люди находятся под его властью, страдают, рука крепко сжимает их, и им некуда деться. На иллюстрации изображается рука, держащая головы людей. В руке на переднем плане изображается голова с расколотым черепом. Скорее всего, это череп старухи процентщицы. Рука, держащая головы, – рука Раскольникова. Раскольников, убив старуху, не спасает мир и людей, а наоборот, убивает и губит жизни. На втором плане после старухи изображена голова Лизаветы, далее – Николки. Иллюстрация показывает, что идея Раскольникова о спасении мира ошибочна, убийством он испортил жизнь себе и другим. Поэтому иллюстрация называется “Арифметика”. На иллюстрации отражена теория Раскольникова: “За одну жизнь – тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения… ведь тут арифметика!” Голова на переднем плане изображает избранных, необыкновенных, а все остальные – ничтожные людишки, “вши”.

Описываемый, более традиционный способ работы над иллюстрациями помогает увидеть восприятие и понимание учениками литературного текста и в чем-то подкорректировать его. Иногда детская иллюстрация (даже самая примитивная) позволяет сделать это еще более кардинально. Воспользовавшись приемом В. И. Букатова, я предложила шестиклассникам прямо на уроке изобразить картину, описанную в стихотворении А. С. Пушкина “Узник”. Возникло четыре варианта:

1) человек и орел вместе в тюрьме;

2) человек в тюрьме, а за решеткой орел в клетке;

3) два орла, оба в клетках;

4) человек в тюрьме, а за решеткой на свободе орел.

Как же интересно было потом искать в тексте стихотворения подтверждение или опровержение получившимся изображениям.

Иногда потребность представить изображаемую в литературном произведении картину для подтверждения какой-либо мысли по ходу обсуждения текста возникает неожиданно. Так, размышляя над стихотворением М. Ю. Лермонтова “Три пальмы”, пытаясь разбить его на композиционные части, ребята слишком мелко дробили текст. Тогда я предложила им устно нарисовать картины, взаимно сменяющие друг друга по ходу чтения стихотворения. Их получилось три: пустыня, три прекрасные пальмы и ручей у их подножья; яркий, разноцветный, многофигурный караван; голая, мрачная пустыня. У учащихся включилось воображение, и учебная задача была успешно решена.

Таким образом, использование разных приемов работы с иллюстрациями на уроке литературы обогащает и углубляет понимание учащимися литературного текста, а также усиливает (а у некоторых и рождает) эстетическое наслаждение от художественного произведения.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Работа с иллюстрациями на уроке литературы в 5-6-х классах с привлечением примеров работ учащихся 10-го класса - Сочинения по русскому языку


Работа с иллюстрациями на уроке литературы в 5-6-х классах с привлечением примеров работ учащихся 10-го класса