Пойди туда не знаю куда

Эти сказочные слова приходили мне на память в течение всей той недели, когда я пытался выяснить в новом Министерстве образования и науки перспективы выпускного экзамена по литературе (напомню, что наша газета до этого года регулярно информировала о них читателей еще в начале сентября). Правда, если быть честным, я туда решил идти не сразу, а, воспользовавшись благами цивилизации, выяснить для начала новую диспозицию по телефону.

Вот бы лафа Ивану-царевичу была, если бы в его времена телефон придумали! “Как у вас там в тридесятом царстве? Реорганизация? А Кощей Бессмертный теперь где? Да что вы говорите, неужели?! А вместо него кто? Кто-кто? Нет, никогда не слышал. А Змей Горыныч? Вы подумайте, и его тоже… Ну Баба-яга-то хоть на месте? А кто же теперь в ступе-то летает? Кто-кто? Да разве она умеет?! Ах, осваивает… Ну-ну!” Вот после такой разведки и в поход идти можно, а то как иначе сунешься? И запутаться недолго: вместо избушки на курьих ножках, которая исправно к лесу задом поворачивалась, того и гляди уже какой-нибудь неповоротливый департамент возник, который и в толк не возьмет, чего тут всякие царевичи ходют.

Короче говоря, телефон помогает, силы и время бережет. Но не в моем случае. Начал я со справочной министерства. На мой простой и понятный вопрос, как связаться с ведущим специалистом по литературе (была такая должность все последние годы), мне дали телефон какого-то книгоиздательского отдела. Через некоторое время я опять вернулся в справочную, где мне пришлось развернуть свой вопрос, чтобы было понятно, о чем я спрашиваю. Пришлось рассказать телефонной барышне о бывшем Департаменте общего образования, который возглавлял г. Баранников, в чьем подчинении находились специалисты по всем школьным предметам, математике там, физике, русскому языку и литературе (тут мне пришлось сделать особое ударение, поскольку не хотелось, чтобы слово “литература” было воспринято опять не как обозначение учебной дисциплины), и спросить, как можно разыскать остатки этого департамента в сложном переплетении нынешних министерских сочленений. Надо сказать, барышня выслушала меня терпеливо (может, голос ей понравился, а может, узнать про министерство кое-что новое было интересно), однако долго не могла решить, какой же мне телефон дать и где же находится то, что я ищу. “Может, вам не министерство нужно, а Федеральное агентство по образованию? У нас там, кажется, есть какой-то отдел…” (тут последовало его довольно длинное и занозистое название, записать которое я просто не успел).” Что я мог ей сказать? Может, и Федеральное агентство. Позвонил я по названному телефону, оттуда меня перекинули куда-то еще, оттуда еще, а уже там посоветовали обратиться в справочную…

При этом я отметил интересное обстоятельство: все, с кем я разговаривал, были предельно вежливы, но слушали мои вопросы так, как если бы я говорил о чем-то совершенно инопланетном. Ни тени хотя бы припоминания: “Да, знаю, помню, слышал!” Ощущение было такое, что сейчас придется рассказывать о том, что такое средняя школа, какие предметы там изучаются, какие экзамены сдаются (хотя насчет последнего пункта я хотел бы скорее услышать рассказ из уст работников министерства).

Хорошо, что у справочной министерства два телефона – я позвонил по второму, чтобы первая барышня не приняла меня за сумасшедшего. Тут я решил поменять тактику. Я сказал заветные слова, которые даже работники нового министерства не могли не слышать (очень уж часто их в СМИ повторяют): “Где у вас тут про ЕГЭ можно узнать?”, – хотя мне нужно не столько про ЕГЭ, сколько про сочинение и комплекты тем. И надо же – сработало! Повернулась-таки избушка нужным местом! “ЕГЭ? Это в Департамент государственной политики в сфере школьного образования”. Уже явно теплее – даже слово “школьный” есть. Звоню, объясняю. Оказывается, теперь мне надо в отдел стандартов и общего образования (могу ошибиться в названиях, поскольку приходилось все записывать со слуха). Опять знакомые слова мелькают – значит, дорога верная. Снова набираю телефон. “Вы знаете, мы Хотели этими вопросами заниматься, уже были готовы взять их на себя, но начальство указало на строчку в документе, где сказано, что это не мы должны делать, а вот кто…” – и тут опять название официальное и следом попроще – “служба Болотова”. Да, бывший заместитель министра Виктор Болотов курировал раньше вопросы ЕГЭ – может, здесь помогут? Но, увы, в “службе Болотова” мне сказали, что они только надзирают, а разрабатывать ничего не могут, и пусть отдел стандартов и общего образования не кочевряжится, а работает. Эту жизнеутверждающую мысль я тут же посредством все того же телефона донес до означенного отдела. И вот итог: мне пообещали на каком-то заседании, которое должно состояться чуть ли не через полчаса (и как удачно я попал!), со всей жесткостью поставить вопрос о том, Кто же наконец разрабатывает концепцию и содержание школьных экзаменов этого года. Пока же (пишу это 10 сентября) внятного ответа на него в министерстве получить не удалось. Хотя, еще раз подчеркну, и там понимают его остроту и неотложность, а также заинтересованность учительской общественности в его разрешении.

Конечно, реорганизация – дело очень непростое. Но ведь старое министерство распустили не вчера – если мне не изменяет память, то в марте. Не слишком ли затянулся процесс? И сколько продлится еще?

P. S. А на телефон я роптал зря. Представьте, сколько бы километров мне пришлось пройти, если бы я отправился в министерство ногами?


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Пойди туда не знаю куда - Новые сочинения


Пойди туда не знаю куда