“Он отрезал себя от людей, как будто ножницами” (по произведению Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”)

Он чувствует во всем себе

Страшный беспорядок.

Ф. М. Достоевский

Роман (бессмертное произведение) Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” – это произведение, посвященное истории того, как долго и трудно, через страдания и ошибки, шла мятущаяся человеческая душа к постижению истины.

Достоевский показывает в своем романе, как теория может столкнуться с логикой жизни и к каким страшным последствиям это способно привести. По мнению писателя, живой жизненный процесс, с его логикой жизни, всегда опровергает, делает несостоятельной

любую теорию – и самую передовую, революционную, и самую преступную. Значит, делать жизнь по теории нельзя. И поэтому главная философская мысль романа раскрывается не в системе логических доказательств и опровержений, а как столкновение человека, одержимого крайне преступной теорией, с жизнью, опровергающей эту теорию.

Для Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл человеческой жизни заключается в постижении христианских идеалов любви к ближнему. Рассматривая с этой точки зрения преступление

Раскольникова, он выделяет в нем в первую очередь факт преступления им нравственных законов, а не юридических. Родион Раскольников – человек, по христианским понятиям глубоко грешный. Имеется в виду не грех убийства, а гордыня, нелюбовь к людям, мысль о том, что все – “твари дрожащие”, а он, возможно, “право имеющий”, избранный. Грех убийства, по Достоевскому, вторичен. Преступление Раскольникова – это игнорирование христианских заповедей, а человек, который в своей гордыне сумел преступить, по религиозным понятиям способен на все.

Теория Раскольникова построена на неравенстве людей, на избранности одних и унижении других. И убийство старухи задумано как жизненная проверка этой теории на частном примере. Такой способ изображения убийства очень ярко выявляет авторскую позицию: преступление, которое совершил Раскольников, – это низкое, подлое дело, с точки зрения самого Раскольникова. Но он совершил его сознательно, “преступил” свою человеческую натуру, самого себя. И хотя он действовал сознательно, но в то же время как будто и не по своей воле, так, будто краем одежды попал в колесо, и оно его затянуло под себя. Достоевский усиливает это впечатление изображением цепочки случайностей.

В трактире Раскольников подслушал рассуждения студента о том, что во имя высоких целей можно убить старуху-процентщицу. Совершенно страшной для самого Раскольникова случайностью оказалось убийство им Лизаветы. Убив старуху-процентщицу, Раскольников перевел себя в разряд людей, к которому не принадлежат ни “квартальные поручики”, ни Разумихин, ни сестра, ни мать, ни Соня, ни Заметов. Он отрезал себя от людей “как будто ножницами”. Это мешает Раскольникову не только спокойно жить, но и просто жить. Человеческая натура его не принимает этого отчуждения от людей. Оказывается, человек, даже такой гордый, как Раскольников, не может жить без общения с людьми. Поэтому душевная борьба героя становится все напряженнее и запутаннее, она идет по множеству направлений, и каждое приводит в тупик.

Раскольников по-прежнему верит в непогрешимость своей идеи и презирает себя за слабость, за бездарность; то и дело называет себя подлецом. Но в то же время он страдает от невозможности общения с матерью и сестрой – думать о них так же мучительно, как думать об убийстве Лизаветы. И он старается не думать, потому что иначе придется решить вопрос, куда же их отнести по своей теории – к какому разряду людей. По логике его теории они должны принадлежать к “низшему” разряду, и, следовательно, топор другого Раскольникова может обрушиться на их головы, и на головы Сони, Полечки, Катерины Ивановны. Он не может этого пережить. Ему невыносима мысль о том, что его теория сходна с теориями Лужина и Свидригайлова, он ненавидит их, но не имеет права на эту ненависть. “Мать, сестра, как люблю я их! Отчего теперь я их ненавижу? Да, я их ненавижу, физически ненавижу, подле себя не могу выносить…” В этом монологе выявляется весь ужас его положения: человеческая натура Раскольникова столкнулась с его нечеловеческой теорией. Но теория победила.

Так все-таки, “обыкновенный” или “необыкновенный” человек Раскольников? Этот вопрос волнует героя более старухиных денег.

Достоевский, разумеется, не согласен с философией Раскольникова и заставляет героя самому убедиться в ее ложности. Писатель следует той же логике, с помощью которой он привел Ракольникова к убийству. Можно сказать, что сюжет имеет зеркальный характер: сначала преступление христианских заповедей, потом убийство, сначала признание убийства, затем постижение идеала любви к ближнему, истинное раскаяние, очищение, воскрешение к новой жизни. Как же Раскольников смог постичь ошибочность собственной теории и возродиться к новой жизни? Так же, как сам Достоевский обрел свою истину: через страдания. Необходимость, неизбежность страдания на пути постижения смысла жизни, обретения счастья – краеугольный камень философии Достоевского.

Проводником философии Достоевского в романе “Преступление и наказание” является Соня Мармеладова, вся жизнь которой – самопожертвование. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она возвышает Раскольникова до себя и дает ему возможность воскреснуть.

Философские вопросы, над разрешением которых мучился Родион Раскольников, занимали умы многих мыслителей, от Наполеона до Ницше, с его культом сильной личности, “сверхчеловека”.

Достоевский не показывает нравственного воскрешения своего героя, потому что его Роман не о том. Задача писателя была показать, какую власть над человеком способна иметь идея и какой страшной, какой преступной она может быть.

Идея героя о праве сильного на преступление оказалась абсурдной. Жизнь победила теорию.



“Он отрезал себя от людей, как будто ножницами” (по произведению Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”)