Легкость. в словах – необыкновенная!

Еще в прошлом году махнув рукой на девятый вал непроверенных фактов, а также всевозможного вранья и чепухи, обрушивающихся на головы несчастных обывателей из газет, глянцевых журнальчиков и электронных СМИ, все же не могу отвести глаза от ляпов или сомнительных утверждений, встречающихся в солидных изданиях.

Но начну с непростой проблемы историко-культурного характера. Она связана с подготовкой справочной литературы. Взявшиеся за этот труд сплошь и рядом испытывают затруднения в сборе информации, массив обрабатываемого материала оказывается

столь значительным, что не всегда удается избежать ошибок. И здесь обязанность читателя при обнаружении таковых не злорадствовать, а сообщить исследователю об огрехах, помочь ему.

Один пример. Литературовед Вячеслав Огрызко давно занимается подвижническим делом: публикует материалы к словарю русских писателей ХХ – начала ХХI века. В интересном альманахе “Литрос” № 3 (2003), изданном концерном “Литературная Россия”, он представляет очередную часть труда под заголовком “В сороковые мы

рождены…”. Среди рожденных в сороковые годы ХХ века – недавно ушедший от нас выдающийся поэт Юрий Кузнецов. В статье о нем автор пишет следующее : “В 70-е годы скандал вызвали строки поэта: “Звать меня Кузнецов. Я один, / Остальные – обман и подделка”. Кстати, Б. Пастернак в свое время написал: “Я слежу за разворотом действий / И играю в них во всех пяти. / Я один. Повсюду фарисейство. / Жизнь прожить, не поле перейти”. По поводу строк Пастернака никто скандала поднимать не рискнул”. Меня тоже ничуть не смущает эпиграмма Кузнецова. Но смущает странное цитирование Пастернака. Хрестоматийные строки звучат так: “Но продуман распорядок действий. / И неотвратим конец пути. / Я один. Все тонет в фарисействе. / Жизнь прожить – не поле перейти”. А в ранней редакции было : “Это шум вдали идущих действий. / Я играю в них во всех пяти…” и так далее. Ну а главное – стихотворение имеет заголовок “Гамлет”, а не “Борис Пастернак”.

Пишу об этом лишь затем, чтобы владельцы “Литроса” смогли внести поправку в свои экземпляры. Но в целом проблема хрестоматизации классика намного сложнее. Знаменитая формула “С Пушкиным на дружеской ноге” оказалась поистине универсальной. Вот 22 января 2004 года по каналу “Культура” (зареклась же не обращать внимание на то, что говорят телевизионщики, но как удержаться?!) идет “Культурная революция”, и знаменитый Дмитрий Быков, бойкое перо нашей литературной журналистики, романист, а к тому еще и учитель литературы, уверенно утверждает: мол, Пастернак, в отличие от Маяковского, не написал ни строчки ” С октября 17 года до марта 20-го”. Интересно, с какого высоколобого потолка берутся подобные утверждения, если повесть “Детство Люверс” писалась, согласно источникам, зимой тысяча девятисот семнадцатого – весной 1918 гг., а большинство стихотворений сборника “Темы и вариации” созданы в 1918-1919 годах?..

А теперь – тот же самый словарь В. Огрызко, вышедший в твердом переплете (мы рассчитываем вскоре рассказать об этой работе подробно. – Ред. ). В нем, согласно аннотации, содержатся сведения только о писателях, родившихся в 1950-1980-х гг. Поэтому неудивительно, что из двух существующих Викторий Платовых туда попала более молодая – Виктория Евгеньевна Платова (Соломатина), – та, что пишет детективы (от себя добавлю: отличные). О ней сообщается, в частности, тот немаловажный факт, что издательство “Эксмо” недавно отсудило себе право пользоваться таким раскрученным брэндом, как псевдонимом “Платова”, по своему собственному усмотрению – и выпускает теперь романы, подписанные этой фамилией, но сотворенные “неграми” (от себя добавлю: вполне бездарными). Однако далее сообщается: “Последние романы издатели подписывают именем “Вика Платова”” . Но здесь это ошибка. С “Эксмо” Платова (Соломатина) теперь, по понятным причинам, никаких дел не имеет, а под именем “Вики Платовой” там выпущена книга более старшей по возрасту писательницы – Виктории Платовой (Беломлинской), бывшей ленинградки, ныне жительницы Нью-Йорка, и, между прочим, букеровской финалистки (в словарь, кстати, входят сведения про ее дочь, Юлию Беломлинскую). Такой вот детектив!

Для читателя “Литературы”, у которого, предполагаю, голова пошла кругом, уточняю. Если вы интересуетесь современной текущей прозой – читайте писательницу Вику Платову, которая может также значиться и как Виктория Платова-Беломлинская. Если вы любите детективную литературу, причем (что, согласитесь, крайне редко бывает) написанную оригинально и талантливо – читайте Викторию Платову, чье отчество – Евгеньевна. Ну а если вам совершенно все равно, какого качества перед вами детектив, то можете потратить средства, например, на “негритянку” Наталью Петрову, которая пишет для “Эксмо”, прикрываясь раскрученным брэндом “Виктория Платова” (в чем в последнее время признается на 2-й странице книг). Так что внимательно листайте книги, прежде чем их купить или взять в библиотеке.

В своей книге “Nostaльящее (Собрание наблюдений)” (М.: Радуга, 2002) известный критик Наталия Иванова пишет про “Россию, которую мы обретаем” следующее: “Она одной левой сносит Дом, где родился Александр Герцен, а одной правой в то же время жертвует старинное здание (два, три не хотите?) на бессмысленный Псевдомузей псевдохудожнику Шилову” . Должно быть, речь идет о каком-то другом здании, связанном с московским местопребыванием разбуженного декабристами барина. Но там Герцен Не рождался. Родился он, как известно, на Тверском бульваре, 25, где теперь Литературный институт, сооружения которого, если зайти за его забор, милостию Божией стоят целехоньки. Забавно, что постоянная и неизменная сотрудница журнала “Знамя” Наталия Иванова долгие годы приходила на службу во флигель этой замечательной усадьбы (здесь тогда размещалась редакция “Знамени”).

А в автобиографии Дарьи Донцовой под названием “Записки безумной оптимистки” (М.: Эксмо, 2003;
с. 291) Татьяна Толстая названа ” Создательницей романов “Изюм” и “Кысь”” . Между тем если “Кысь” – действительно Роман, то “Изюм” – просто сборник рассказов и эссе. Значит, не читала…

В новом произведении Евгения Попова “Три вождя” (Октябрь. 2003. № 10), которое, несомненно, вскоре выйдет где-нибудь под твердой обложкой, довелось прочесть, что Сталин “хоть и рассовал по лагерям миллионы своих соотечественников, все же лучше, чем, например, Гитлер, Пол Пот или эфиопский марксист-людоед Бокасса, который кушал свой народ уже не в переносном, а буквальном смысле этого Глагола”. Но людоед Бокасса – никакой не марксист и не эфиоп, а бывший президент Центрально-Африканской Республики; неплохо было бы уточнять факты, чтобы, заступаясь за тов. Сталина, не причислять к деятелям мирового пролетариата иных мерзавцев, не принадлежащих к их чудовищному кругу.

Удачи вам, господа властители дум и управители вкусами толп!

Дарья ВАЛИКОВА

От редакции. Многие читатели обращаются к нам с вопросом, будем ли мы проводить новые конкурсы. Разумеется, будем, только опыт подсказал более профессиональную форму наших состязаний. Мы предлагаем читателям выступить экспертами литературного качества новых изданий (только книжных, ибо наши современные газеты и журналы, не говоря об электронных масс-медиа, ежедневно порождают такое количество всяческих “ляпов”, что никаких газетных площадей на их критику не хватит).

И главное: важна не критика сама по себе, а воссоздание традиций издательской культуры, каковые у нас, слава Богу, еще не умерли совсем.

Таким образом, мы объявляем Постоянно действующий конкурс книжных “ляпов” . Условия его несложны: при обнаружении фактических и т. п. ошибок в Новом книжном издании (год выпуска не ранее 2003-го) читатель может сообщить об этом в редакцию “Литературы” с приложением ксерокопии страницы с ошибкой, точного библиографического описания издания (как в нашей рубрике “Каталог”) и, обязательно, источника, где содержатся точные сведения, удостоверяющие ошибку.

О ваших разысканиях мы сообщим в газете, и каждый вдумчивый эксперт будет отмечен призом (как это стало традицией, полезной и хорошо изданной книгой). По итогам года редакция, если так сложится, отметит самых активных экспертов.

Успеха желать не будем, ибо конкурс у нас своеобразный. Но, увы, весомые основания для его проведения есть.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...

Легкость. в словах – необыкновенная!