Кожедуб не давал себя сбить

Далеко не каждый из сталинских соколов был асом. Еще меньше было боевых летчиков, отмеченных Золотой звездой Героя Советского Союза. А уж пилотов – трижды Героев было всего два. Одному из них, Ивану Кожедубу, 8 июня исполнилось бы 90 лет. Он прославился как самый результативный летчик-истребитель не только Красной Армии, но и в целом войск антигитлеровской коалиции. На его счету 62 сбитых вражеских самолета.

Словари трактуют слово “герой” (от греч. ἥρωας, “доблестный муж, предводитель”) – как потомка божества и смертного человека. Кожедуб не был сыном Зевса или Афины. Он, как и другой Трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин (59 воздушных побед), “создал” себя сам. Родившись в семье крестьянина, довольно рано нашел свое призвание, благо в 30-е был популярен лозунг “Комсомолец – на самолет!” Первые шаги Кожедуб сделал в Шосткинском аэроклубе Сумской области Украины, последующие – уже в рядах Красной Армии. К началу войны он закончил Чугуевскую военную авиационную школу, где за блестящую подготовку был оставлен инструктором в звании сержанта.

В другое время такое назначение, наверное, вызвало бы у молодого летчика гордость за оказанное доверие, но в данном случае это обернулось для Кожедуба сущей мукой. Трудно выдержать саму мысль, что твои товарищи вовсю дерутся с наглым врагом, который захватывает все больше и больше территорий страны, а ты, лучший из курса, вынужден в глубоком тылу учить “желторотиков”.

Впрочем, опасность подстерегала и в учебных полетах в районе казахского города Чимкента, куда эвакуировалось училище. Один раз у Кожедуба при выполнении учебного полета с курсантом при выводе самолета УТИ-4 из штопора остановился мотор. Прыгать было некуда, поскольку внизу была гористая местность. С большим трудом будущему асу удалось посадить машину поперек крохотной хлопковой плантации. Расследование ЧП показало, что механик, в спешке, забыл долить в баки бензин.

Кожедуб неоднократно подавал рапорты на фронт, но удовлетворили его просьбу лишь к осени 1942 года, когда он был зачислен в состав 240-го истребительного полка и сначала под Горьким, а потом в районе города Иваново осваивал новый самолет Ла-5.

Любопытно, что “стартовал” Кожедуб неудачно, как и Покрышкин (который сбил в первом боевом вылете 22 июня 1941 года советский бомбардировщик Су-2, в результате погиб штурман эскадрильи Семенов). В одном из первых вылетов, молодой летчик, оторвавшись от ведущего, попытался вступить в схватку с шестеркой “мессершмиттов” и сам чуть не был сбит. От гибели спасла бронеспинка и то обстоятельство, что противник стрелял не бронебойным, а фугасно-осколочным снарядом. Плюс самолет был серьезно поврежден своими же зенитками.

Будущий маршал авиации Советского Союза тогда на всю жизнь запомнил слова командира, сказанные про него: “Ну что такой желторотый птенец мог сделать? Потерял ведущего, но все меры принял и подбитый самолет посадил. Опыта у него еще нет. Просто чудом уцелел”.

Кожедуб сделал необходимые выводы. Благо у него была “фора”, которую ему дала практика летчика-инструктора, пытливый ум (он много читал и записывал все новое в блокнот, вычерчивая схемы воздушных боев) и, конечно, талант. Забегая вперед, скажу, что за все годы войны он ни разу не был сбит.

На сороковой вылет, 6 июля 1943 года, Кожедуб открыл счет сбитым немецким самолетам. Получив за это от начальства… взбучку.

“Начинаю докладывать:

– Товарищ командир, младший лейтенант Кожедуб…

Но комэск обрывает меня:

– Как ты мог от группы оторваться?! Почему не выполнил мое требование?

Пытаюсь объяснить, но он снова перебил:

– Молчать! Слушать, когда старшие говорят! – Он строго посмотрел на меня. Но сказал мягко: – Ну, докладывай.

– Я… я сбил “Юнкерс-87”, – говорю заикаясь.

– Видел. Ну, а дальше-то что? Куда ты делся?

Коротко доложил обо всем. И тут Семенов снова вскипел:

– Вот как, за “сбитым” гоняешься? В таких сложных условиях надо быть сдержанным, а то вмиг собьют. Дерзости у тебя много – это хорошо, но в бою нельзя отрываться от группы и действовать очертя голову.

Стою навытяжку, растерянно глядя на командира. А он, помолчав, вдруг дружески улыбнулся и протянул мне руку:

– Ну, поздравляю с первым сбитым! Так и бей их! Да смотри не зазнавайся и помни мои слова: при всех случаях надо держаться группы и сохранять самообладание”, – с улыбкой вспоминал позднее Иван Никитович.

А бои были тяжелыми. В воздушных схватках на Курской Дуге сошлись не только танковые армады, но и воздушные армии двух стран. В итоге советские летчики завоевали столь необходимое господство в воздухе, а Кожедуб значительно увеличил свой счет сбитых вражеских самолетов. По свидетельству очевидца, более опытные летчики удивлялись лейтенанту, который “такой молодой, а как щелкает. По два за вылет”.

Со стороны это


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Кожедуб не давал себя сбить - Сочинения по русскому языку


Кожедуб не давал себя сбить