Иван Алексеевич Бунин

В литературе вообще, а в русской литературе в особенности, проблема взаимоотношения человека с окружающим его миром занимает очень существенное место. Личность и среда, индивидуум и общество – об этом размышляли многие русские писатели XIX века. Плоды этих размышлений отразились во многих устойчивых формулах, например, в известной фразе “среда заела”. Заметно обострился интерес к этой теме в конце XIX – начале XX века, в эпоху, переломную для России. В духе гуманистических традиций, унаследованных от прошлого, рассматривают этот вопрос такие писатели-реалисты, как И. Бунин, А. Куприн, В. Короленко, используя при этом все художественные средства, которые стали достижением рубежа веков.

Проблема человека и окружающего его мира может быть рассмотрена на примере произведений А. Куприна. Описание событий в романах и других произведениях этого писателя было долгое время как бы в тени, его заслоняли яркие представители современной ему прозы. Сегодня произведения А. Куприна вызывают большой интерес. Они привлекают читателя своей простотой, человечностью, демократичностью в самом благородном смысле этого слова. Мир героев А. Куприна пестр и многолюден. Он сам прожил яркую, наполненную многообразными впечатлениями жизнь – побывал и военным, и конторщиком, и землемером, и актером бродячей цирковой труппы. А. Куприи много раз говорил, что не понимает писателей, которые не находят в природе и людях ничего интереснее себя. Писателю очень интересны человеческие судьбы, при этом герои его произведений – чаще всего не удачливые, преуспевающие, довольные собой и жизнью люди, а, скорее, наоборот. Но А. Куприн относится к своим внешне неказистым и невезучим героям с той теплотой человечности, которая всегда отличала русских писателей. В персонажах рассказав “Белый пудель”, “Тапер”, “Гамбринус”, а также многих других, угадываются черты “маленького человека”, однако писатель не просто воспроизводит этот тип, но заново переосмысливает его. Рассмотрим это на примере очень популярного рассказа Куприна “Гранатовый браслет”.

Рассказ был написан в 1911 году. В основе его сюжета – реальное событие – любовь телеграфного чиновника Желтого П. П. к жене важного чиновника, члена Государственного Совета Любимова. Об этой истории вспоминает сын Любимовой, автор известных воспоминаний Лев Любимов. В жизни все закончилось иначе, чем в рассказе

А. Куприна – чиновник принял браслет и перестал писать письма, больше о нем ничего не известно. В семье Любимовых этот случай вспоминался как странный и курьезный. Под пером же писателя он предстает как печальная и трагическая история жизни маленького человека, которого возвысила и погубила любовь. Это передается через композицию произведения. В нем дастся обширная, неторопливая экспозиция, которая вводит нас в экспозицию дома Шеиных. Сама история необыкновенной любви, история гранатового браслета рассказывается таким образом, что мы видим ее глазами разных людей: князя Василия, который рассказывает ее как анекдотический случай, брата Николая, для которого все в этой истории видится оскорбительным и подозрительным, самой Веры Николаевны и, наконец, генерала Аносова, первым предположившего, что здесь, может быть, кроется настоящая любовь, “о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины”.

Круг, к которому принадлежит Вера Николаевна, не может допустить, что это настоящее чувство, не столько из-за странности поведения Желткова, столько изза предрассудков, которые владеют ими. Куприн же, желая убедить нас, читателей, в подлинности любви Желткова, прибегает к самому неопровержимому аргументу – самоубийству героя. Таким образом утверждается право маленького человека на счастье, но и возникает мотив его нравственного превосходства над людьми, столь жестоко оскорбившими его, не сумевшими понять силу чувства, которое составляло весь смысл его жизни. Рассказ Куприна одновременно грустный и светлый.

Его пронизывает музыкальное начало – в качестве эпиграфа указывается музыкальное произведение, – и завершается рассказ сценой, когда героиня слушает музыку в трагический для нее момент нравственного прозрения. В текст произведения входит тема неотвратимости гибели главного героя – она передана через символику света: в момент получения браслета Вера Николаевна видит красные камни в нем и с тревогой думает, что они похожи на кровь. Наконец, в рассказе возникает тема столкновения различных культурных традиций: тема востока – монгольская кровь отца Веры и Анны, татарского князя, вводит в рассказ тему любви – страсти, безрассудности; упоминание о том, что мать сестер – англичанка, вводит тему рассудочности, бесстрастности в сфере чувств, власти разума над сердцем. В финальной части рассказа появляется третья линия: не случайно, что квартирная хозяйка оказывается католичкой. Этим в произведение вводится тема любви-преклонения, которым в католичестве окружена Божья Матерь, любви-самопожертвования. Герой А. Куприна, маленький человек, сталкивается с окружающим его миром непонимания, миром людей, для которых любовь – это род безумия, и, столкнувшись с ним, погибает. Сродни ему во многом и другой купринский герой – герой повести “Поединок” поручик Ромашов.

Повесть “Поединок” была воспринята современниками в первую

Очередь как произведение, социально направленное, в нем разглядели – они с интересом, другие с возмущением – антиармейскую тему. Так, одна из статей того времени называлась “Литературная вылазка против военных”. Повесть связывали с поражением русской армии в войне с Японией. Современников поразило то, как правдиво и беспощадно показал писатель деградацию офицерства, быт и нравы армейских служак. Однако сегодня в произведении обращает на себя внимание преимущественно его нравственная проблематика. Само название “Поединок” многозначно: это и дуэль в финале повести, и столкновение поручика Ромашова с отупляющим душу укладом офицерской жизни, и внутренний поединок Ромашова с самим собою.

В отличие от Желткова, который обрисован пунктирно, главный герой “Поединка” раскрыт психологически подробно и убедительно. О том, кто такой поручик Ромашов, можно спорить – образ этот неоднозначен. В нем угадываются черты маленького человека – он неказист внешне, порой даже смешон: “Ромашов вдруг с поразительной ясностью представил себя, свои калоши, шинель, бледное лицо, близорукость, свою обычную растерянность и неловкость”. В начале повести он живет мечтой, но сама мечта его в чем-то убога – он видит себя “ученым офицером генерального штаба, подающим громадные надежды”, представляет себя то блестящим военным, удачно подавляющим бунт рабочих, то военным шпионом в Германии, то героем, увлекающим за собой целое войско (здесь угадываются пародийно переосмысленные страницы мечтаний князя Андрея Болконского из “Войны и мира” – мечты о “своем Тулоне”).

Однако жизнь вносит свои коррективы в его мечты: оплошность во время смотра сделала их несбыточными, но она же сыграла огромную и благотворную роль: происходит нравственное очищение героя страданием, его внутренним прозрением. Он становится способным сострадать ближнему, ощущать чужое горе, как свое. Встретив несчастного, забитого солдата Хлебникова, он обращается к нему с библейскими словами: “Брат мой”. В Ромашове все отчетливее прорисовываются черты лишнего человека, его нравственное чувство приходит в противоречие с окружающей его жизнью. Особенно ярко это проявляется в сфере личных чувств, его любви к Шурочке Николаевой. Любовь Ромашова, чистая и трогательная, сталкивает его с жестокостью и бесчеловечностью всего мира. Образ Шурочки Николаевой – женщины, которая равнодушно обрекает на смерть любящего ее человека ради карьеры мужа – этот образ можно назвать в чем-то открытием А. Куприна, в чем-то его пророчеством. Ромашов соглашается на поединок, исход которого для него почти ясен, не только из-за способности к любви-преклонению, любви самоотверженной и жертвенной, как и у Желткова, но и от сознания собственной ненужности, от безысходности. Происходит крушение мечты, и не только от сознания ее несбыточности, но и от понимания ее мелочности и суетности.

Повесть заканчивается гибелью главного героя, гибелью, близкой к самоубийству. Но в авторском взгляде на жизнь нет безысходности – сама возможность высоты человеческого духа, прозрения, нравственного очищения оставляет в душе читателя чувство просветленности. Психологическая достоверность образа Ромашова, всей картины русской жизни начала века делают произведение созвучным современному читателю. Возвращаясь к поставленному в начале вопросу – “человек и окружающий его мир” – отметим, что в русской прозе начала века представлен широкий спектр ответов на него. Мы рассмотрели лишь один из вариантов – трагическое столкновение личности с окружающим его миром, его прозрения и гибели, но гибели не бессмысленной, а содержащий в себе элемент очищения и высокого смысла.

Описание событий в романах и других произведениях Бунина и художественная культура “серебряного века”

Описание событий в романах и других произведениях Бунина принадлежит художественной культуре “серебряного века”. Становление его личности совпало с периодом конца эпохи русского реализма, на смену которому пришло множество отрицающих друг друга школ и направлений.

“Русские реалисты XIX века обрели мировое значение не только в силу своей одаренности, но и благодаря солидарности и общим усилиям”. Их можно назвать “коллективом единомышленников в силу общности их основных творческих принципов. Они делали одно общее дело, и каждый из них чувствовал свою причастность к исторической жизни страны”. Изменение культурной ситуации привело к кризису и разъединению писательских сил. Бунин остро реагировал на явления общественно-исторической жизни, видя в них приметы “общей расшатанности, неустойчивости общественного мнения”. Художественное сознание писателя формировалось в период между двумя столетиями, когда шло переосмысление фундаментальных представлений о мире и человеке.

Мировоззрение Бунина в полной мере отразило конфликт между потребностями времени и заветами предыдущих поколений. Безошибочная интуиция вызвала в его сознании сомнение и страх перед стихийными силами всеобщей и индивидуальной жизни. Бунин, последовательно отстаивающий свою приверженность художественной философии Л. Толстого, объективно примкнул к творцам, глубоко усомнившимся в оптимистическом взгляде на историческое развитие общества. Новое, нетрадиционное, не совпадающее с представлениями писателей-реалистов отношение Бунина к истории оказало огромное воздействие на его творчество и в конечном итоге определило его место в литературном процессе рубежа XIX и XX веков.

Герои Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Гончарова, Толстого, Достоевского или духовно едины с обществом, народом, ими стремятся к единству, или страдают, сознавая его невозможность; у Бунина человек изначально в духовной обособленности и не испытывает потребности в мировоззрении, объединяющем его с людьми, вводящем в общую жизнь,- разница, имеющая колоссальные последствия” . Литература XIX века, изображая человека, всегда исходила из его общественно-исторической обусловленности, и все явления “общей жизни” стремилась объяснить, устанавливая общественные и исторические причины и следствия. Русские писатели-реалисты анализировали поведение человека, видя связь его индивидуальных черт характера и судьбы с общей жизнью. Герой реалистической литературы всегда осознает свою общность с другими людьми, он ищет эту общность через мировоззрение и идеи. Особенность литературы русского реализма состоит в том, что в центре ее стоит герой-идеолог, отвечающий рационалистическим духовным тенденциям. “Концепция человека в реализме XIX века была рационалистической. А основной формой рационализма эпохи был, безусловно, историзм”. Вера в исторический прогресс – определяющая черта рационалистического мышления.

Иррационалистические концепции человека – такие, как наиболее влиятельные экзистенциализм Кьеркегора и “философия жизни” Шопенгауэра,- закономерно являются антиисторическими. Представители иррационализма противостоят реалистам в основополагающих принципах моделирования художественной картины мира. Русские писатели XIX века воспринимали историческую действительность как основную реальность, подлежащую изображению. Это утверждение распространяется и на произведения Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, у которых связь истории с экзистенциальными (связанными с бытием, существованием человека) проблемами была более сложной, чем у их современников, но по сути оставалась той же. Таким образом, основные принципы художественного воссоздания жизни, объединяющие русских писателей-реалистов, заключаются в следующем: личность человека они подчинили обществу и истории; поведение человека определили некими разумными началами; существование человека осмыслили в координатах исторического мира, безусловно разумного и справедливого, даже если человеку недоступно его понимание.

Анализ художественной системы Бунина показывает, что по всем трем позициям у него имеются принципиальные расхождения с предшественниками. Человек Бунина всегда оказывается вне общей жизни, он изначально одинок; поведение человека никогда не определяется разумными мотивами; подлинная жизнь человека протекает вне истории.

Особой остроты спор писателя с реалистами XIX века достиг в понимании нравственной природы человека. “Бунин полемически не принимал традицию исследования нравственных мотивов поведения человека, достигшую высшей точки в творчестве Достоевского и особенно позднего Толстого. И основным его аргументом в споре с классиками русского реализма была мысль об отсутствии нравственного сознания у обычных, средних людей как распространенное, повседневное явление”. Все критики отмечают, что среди героев бунинских рассказов немало персонажей, одержимых иррациональной страстью принести ближнему зло и страдание. “Нет, видно никогда не откажется человек искалечить, пришибить человека, если только с рук сойдет. Глянь, как рвет, молотит мужик вора, стянувшего клок соломы. Клок не дорог, да ведь как такой случай упустишь! За вора-то ничего не будет”,- рассуждает Ермил из одноименного рассказа Бунина. Его размышления отражают воссозданную в произведении реальность, которую не знала литература XIX века.

Понять природу художественного дара Бунина – значит понять мотивы неразрывной связи писателя со Всебытием. “Рождение никак не есть мое начало. Мое начало и в той непостижимой для меня тьме, в которой я был от зачатия до рождения, и в моем отце, и в матери, в дедах, прадедах, пращурах, ибо ведь они тоже я, только в несколько иной форме, где, однако, многое повторилось почти до тождественности… Не раз чувствовал я себя не только прежним собою,- ребенком, отроком, юношей,- но и своим отцом, дедом, пращуром; в свой срок кто-то должен и будет чувствовать себя – мною: индийская карма совсем не мудрствование, а физиология”,- заключает Бунин в философском этюде “Книга моей жизни”. В его миросозерцании мотив прапатяти выступает как главный фактор человеческого существования, нивелирующий социальный, психологический, моральный, общественно-исторический и другие аспекты жизни.

Бунин – Художник “духовного инстинкта”, интуиции. Отсюда его недоверие к рационализму, презрение к любого роди попыткам объяснить жизнь. Остановка в молчаливом созерцании тайны мира – наиболее естественное и неизменное состояние лирического “я” писателя. Одновременно с чувством укорененности во Всебытии, Бунин испытывал трагическое ощущение своей оторванности от него. Поэтому все его творчество наполнено стремлением преодолеть пространство и время ради восстановления утраченной целостности человека: “Печаль пространства, времени и формы преследует меня всю жизнь. И всю жизнь, сознательно и бессознательно, то и дело я преодолеваю их”.

Освобождение от времени – прежде всего выход из истории и приобщение к бесконечности – мыслилось Буниным как погружение в особого рода память. Она для писателя имеет мало общего с собственно воспоминаниями о прошлом, а предстает неким абсолютным настоящим, увековеченным и неподвижным бытием – единственным, что достойно быть предметом подлинного искусства. Любая историческая картина мира должна была быть переведена на метаисторическую глубину, чтобы Бунин признал в ней сущностную связь вещей. В противном случае сознание художника, по его представлениям, оказывалось скованным ограниченностью историзма и фальшью текущей действительности.

Тема любви Бунина и Куприна в произведениях современных авторов

Содержание
I. Введение………………………………………………………………3
II Основная часть
1.Биографическая справка. И. А. Бунин. 4
А. И. Куприн 6
2.Философия любви в понимании А. И. Куприна………………….9
3.Тема любви в творчестве И. А. Бунина. 14
4.Изображение любви в произведениях современных авторов. 19
III Заключение. 26
IV. Литература…………………………………………………………..27

I. Введение

Тему любви называют вечной темой. На протяжении столетий многие писатели и поэты посвящали свои произведения великому чувству любви, и каждый из них находил что-то неповторимое, индивидуальное в этой теме: В. Шекспир, воспевший самую красивую, самую трагическую историю о Ромео и Джульетте, А. С. Пушкин и его знаменитые стихи: “Я вас любил : любовь еще быть может…”, герои произведения М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”, чья любовь преодолевает все препятствия на пути к их счастью. Этот список можно продолжить и дополнить современными авторами и их героями, мечтающих о любви: Роман (бессмертное произведение) и Юлька Г. Щербаковой, простая и милая Сонечка Л. Улицкой, герои рассказов Л. Петрушевской, В. Токаревой.

Цель моего реферата: исследовать тему любви в творчестве писателей ХХ века И. А. Бунина, А. И. Куприна и писателей современности, авторов ХХI века Л. Улицкой, А. Матвеевой.
Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:
1) познакомиться с основными этапами биографии и творчества этих писателей;
2) раскрыть философию любви в понимании А. И. Куприна (по рассказу “Гранатовый браслет” и повести “Олеся”);
3) выявить особенности изображения любви в рассказах И. А. Бунина;
4) представить творчество Л. Улицкой и А. Матвеевой с точки зрения продолжения традиций любовной темы в русской литературе.

II Основная часть
1.Биографическая справка. И. А. Бунин (1870 – 1953).
Иван Алексеевич Бунин – замечательный русский писатель, поэт и прозаик, человек большой и сложной судьбы. Родился он в Воронеже в обедневшей дворянской семье. Детство прошло в деревне. Рано познал он горечь бедности, заботы о куске хлеба.
В юности писатель перепробовал много профессий: служил статистом, библиотекарем, работал в газетах.

Семнадцати лет Бунин напечатал свои первые стихи, и с этого времени навсегда связал свою судьбу с литературой.

Судьба Бунина отмечена двумя не прошедшими для него бесследно обстоятельствами: будучи дворянином по происхождению, он не получил даже гимназического образования. А после ухода из – под родного крова никогда не имел своего дома (отели, частные квартиры, жизнь в гостях и из милости, всегда временные и чужие пристанища).

В 1895 году он приехал в Петербург, а к концу прошлого века был уже автором нескольких книг: “На край света” (1897), “Под открытым небом” (1898),художественного перевода “Песни о Гайавате” Г. Лонгфелло, стихов и рассказов.

Бунин глубоко чувствовал красоту родной природы, превосходно знал быт и нравы деревни, ее обычаи, традиции и язык. Бунин – лирик. Его книга “Под открытым небом” – лирический дневник времен года, от первых признаков весны до зимних пейзажей, сквозь которые проступает близкий сердцу образ родины.

Рассказы Бунина 1890 – х годов, созданные в традициях реалистической литературы XIX века, открывают мир деревенской жизни. Правдиво автор рассказывает о жизни интеллигента – пролетария с его душевными смутами, об ужасе бессмысленного прозябания людей “без роду – племени” (“Привал”, “Танька”, “Вести с родины”, “Учитель”, “Без роду – племени”, “Поздней ночью”). Бунин считает, что с утратой жизнью красоты неизбежна утрата и ее смысла.

Писатель на протяжении своей долгой жизни объездил много стран Европы и Азии. Впечатления от этих поездок послужили материалом для его путевых очерков (“Тень птицы”, “В Иудее”, “Храм Солнца” и другие) и рассказов (“Братья” и ” Господин из Сан-Франциско“).

Октябрьскую революцию Бунин не принял решительно и категорически, отвергая как “кровавое безумие” и “повальное сумасшествие” всякую насильственную попытку перестроить человеческое общество. Свои чувства он отразил в дневнике революционных лет “Окаянные дни” – произведении яростного неприятия революции, опубликованном в эмиграции.

В 1920 году Бунин выехал за границу и в полной мере познал участь писателя – эмигранта.
Стихов в 20 – 40- годы было написано мало, но среди них лирические шедевры – “И цветы, и шмели, и трава, и колосья…”, “Михаил”, “У птицы есть гнездо, у зверя есть нора…”, “Петух на церковном кресте”. Вышедшая в 1929 году в Париже книга Бунина – поэта “Избранные стихи” утвердила за автором право на одно из первых мест в русской поэзии.

В эмиграции написано десять новых книг прозы – “Роза Иерихона” (1924), “Солнечный удар” (1927), “Божье дерево” (1930) и др., и в том числе повесть “Митина любовь” (1925). Эта повесть о власти любви, с ее трагической несовместимостью плотского и духовного, когда самоубийство героя становится единственным “избавлением” от обыденности жизни.
В 1927 – 1933 годах Бунин работал над своим самым крупным произведением – “Жизнь Арсеньева”. В этой “вымышленной автобиографии” автор восстанавливает прошлое России, свое детство и юность.

В 1933 году Бунину была присуждена Нобелевская премия “за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер”.
К концу 30 – х годов Бунин все больше ощущает тоску по родине, во время Великой Отечественной войны радовался успехам и победам советских и союзных войск. С огромной радостью встретил победу.

В эти годы Бунин создает рассказы, вошедшие в сборник “Темные аллеи”, рассказы только о любви. Этот сборник автор считал самым совершенным по мастерству, особенно рассказ “Чистый понедельник”.

В эмиграции Бунин постоянно перерабатывал свои уже опубликованные Сочинения. Незадолго до смерти он просил печатать его произведения только по последней авторской редакции.

Александр Иванович Куприн ( 1870-1938) – талантливый писатель начала XX века.

Куприн родился в селе Наровчатово Пензенской области в семье канцелярского служащего.

Удивительна и трагична его судьба: раннее сиротство (отец умер, когда мальчику был год), непрерывное семнадцатилетнее затворничество в казенных заведениях (сиротский Дом, военная гимназия, кадетский корпус, юнкерское училище).

Но постепенно у Куприна созрела мечта стать “поэтом или романистом”. Сохранились стихи, написанные им в возрасте 13-17 лет. Годы военной службу в провинции дали Куприну возможность узнать будничную жизнь царской армии, описанную им впоследствии во многих произведениях. В повести “Впотьмах”, рассказах “Психея” “Лунной ночью”, написанных в эти годы, еще преобладают искусственные сюжеты. Одним из первых произведений, основанных на лично пережитом и увиденном, стал рассказ из армейской жизни “Из отдаленного прошлого” (“Дознание”) (1894).

С “Дознания” начинается цепочка произведений Куприна, связанных с жизнью русской армии и постепенно подводящих к повестям “Поединок” “Ночлег” (1897), “Ночная смена” (1899), “Прапорщик армейский” (1897), “Поход” (1901) и др В августе 1894 года Куприн выходит в отставку и отправляется в странствование по югу России. На киевских пристанях он разгружает баржи с арбузами, в Киеве организует атлетическое общество. В 1896 году несколько месяцев работает на одном из заводов Донбасса, на Волыни служит лесным объездчиком, управляющим имением, псаломщиком, занимается зубоврачебным делом, играет в провинциальной труппе, работает землемером, сближается с артистами цирка. Запас наблюдений Куприна дополняется упорным самообразованием и чтением. Именно в эти годы Куприн становится профессиональным литератором, постепенно публикуя свои произведения в различных газетах.

В 1896 году была напечатана повесть “Молох”, основанная на донецких впечатлениях. Главная тема этой повести – тема русского капитализма, Молоха,- прозвучала необычайно ново и значительно. Автор попытался при помощи иносказания выразить мысль о бесчеловечности промышленного переворота. Практически до конца повести рабочие показаны как терпеливые жертвы Молоха, очень часто звучит сравнение их с детьми. И закономерен итог повести – взрыв, черная стена рабочих на фоне пламени. Эти образы призваны были передать идею народного бунта. Повесть “Молох” стала этапным произведением не только для Куприна, но и для всей русской литературы.

В 1898 году печатается повесть “Олеся”- одно из первых произведений, в котором Куприн предстает перед читателями великолепным художником любви. В творчество писателя прочно входит и прежде близкая ему тема прекрасной, дикой и величественной природы. Нежная, великодушная любовь лесной “колдуньи” Олеси противопоставлена робости и нерешительности ее возлюбленного, “городского” человека.

В петербургских журналах Куприн публикует рассказы “Болото” (1902), “Конокрады” (1903), “Белый пудель”(1904) и другие. В героях этих рассказов автор восхищается стойкостью, верностью в дружбе, неподкупным достоинством простых людей В 1905году была опубликована повесть “Поединок”, посвященная М Горькому. Куприн писал Горькому “Все смелое и буйное в моей повести принадлежит Вам”.

Внимание ко всем проявлениям живого, зоркость наблюдений отличают рассказы Куприна о животных “Изумруд” (1906), “Скворцы” (1906), “Завирайка 7” (1906), “Ю-ю”. О любви, которая озаряет человеческую жизнь, Куприн пишет в рассказах “Суламифь” (1908), “Гранатовый браслет” (1911), изображая яркую страсть библейской красавицы Суламифи и нежное, безнадежное и самоотверженное чувство маленького чиновника Желткова.

Разнообразие сюжетов подсказывал Куприну его жизненный опыт. Он поднимается на воздушном шаре, в 1910 году совершает полет на одном из первых в России аэропланов, изучает водолазное дело и опускается на морское дно, гордится дружбой с балаклавскими рыбаками. Все это украшает страницы его произведений яркими красками, духом здоровой романтики. Герои повести и рассказов Куприна-люди самых различных классов и социальных групп царской России, начиная от капиталистов-миллионеров и кончая босяками и нищими. Куприн писал “обо всех и для всех”…

Писатель долгие годы провел в эмиграции. Он тяжко расплатился за эту жизненную ошибку – расплатился жестокой тоской по Родине и творческим спадом.
“Чем талантливее человек, тем труднее ему без России”, – пишет он в одном из писем. Однако в 1937 году Куприн возвращается в Москву. Он публикует очерк “Москва родная”, у него созревают новые творческие планы. Но здоровье Куприна было подорвано, и в августе 1938 года его не стало.

2.Философия любви в понимании А. И. Куприна
“Олеся” – первая поистине оригинальная повесть художника, написанная смело, по-своему. “Олесю” и более поздний рассказ “Река жизни” (1906) Куприн относил к своим лучшим произведениям. “Здесь жизнь, свежесть, – говорил писатель, – борьба со старым, отжившим, порывы к новому, лучшему”

“Олеся” – одно из самых вдохновенных повествований Куприна о любви, человеке и жизни. Здесь мир интимных чувств и красота природы сочетаются с бытовыми картинами деревенского захолустья, романтика настоящей любви – с жестокими нравами перебродских крестьян.
Писатель вводит нас в обстановку сурового деревенского быта с нищетой, невежеством, взятками, дикостью, пьянством. Этому миру зла и невежества художник противопоставляет иной мир – истиной гармонии и красоты, выписанный столь же реально и полнокровно. Более того, именно светлая атмосфера большой настоящей любви одухотворяет повесть, заражая порывами “к новому, лучшему”. “Любовь это – самое яркое и наиболее понятное воспроизведение моего Я. Не в силе, не в ловкости, не в уме, не в таланте… не в творчестве выражается индивидуальность. Но в любви” – так, явно преувеличивая, писал Куприн своему другу Ф. Батюшкову.
В одном писатель оказывался прав: в любви проявляется весь человек, его характер, мировосприятие, строй чувств. В книгах великих русских писателей любовь не отделима от ритма эпохи, от дыхания времени. Начиная с Пушкина, художники испытывали характер современника не только социально – политическими деяниями, но и сферой его личных чувств. Подлинным героем становился не только человек – борец, деятель, мыслитель, но и человек больших чувств, способный глубоко переживать, вдохновенно любить. Куприн в “Олесе” продолжает гуманистическую линию русской литературы. Он проверяет современного человека – интеллигента конца века – изнутри, высшей мерой.

Повесть построена на сопоставлении двух героев, двух натур, двух мироотношений. С одной стороны, – образованный интеллигент, представитель городской культуры, довольно гуманный Иван Тимофеевич, с другой – Олеся – “дитя природы”, человек, не подвергшийся влиянию городской цивилизации. Соотношение натур говорит само за себя. По сравнению с Иваном Тимофеевичем, человеком доброго, но слабого, “ленивого” сердца, Олеся возвышается благородством, цельностью, гордой уверенностью в своей силе.

Если во взаимоотношениях с Ярмолой и деревенским людом Иван Тимофеевич выглядит смелым, гуманным и благородным, то в общении с Олесей выступают и негативные стороны его личности. Его чувства оказываются робкими, движения души – скованными, непоследовательными. “Боязливое ожидание”, “подленькое опасение”, нерешительность героя оттеняют богатство души, смелость и свободу Олеси.

Свободно, без особых ухищрений, рисует Куприн облик полесской красавицы, заставляя нас следить за богатством оттенков ее духовного мира, всегда самобытного, искреннего и глубокого. Мало найдется книг в русской и мировой литературе, где бы возникал столь земной и поэтический образ девушки, живущей в ладу с природой и своими чувствами. Олеся – художественное открытие Куприна.

Верный художнический инстинкт помог писателю раскрыть красоту человеческой личности, щедро одаренной природой. Наивность и властность, женственность и гордую независимость, “гибкий, подвижной ум”, “первобытное и яркое воображение”, трогательную смелость, деликатность и врожденный такт, причастность к сокровенным тайнам природы и душевную щедрость – эти качества выделяет писатель, рисуя обаятельный облик Олеси, цельной, самобытной, свободной натуры, которая редким самоцветом блеснула в окружающей тьме и невежестве.

Выявляя оригинальность, талантливость Олеси, Куприн прикоснулся к тем таинственным явлениям человеческой психики, которые разгадываются наукой по сей день. Он говорит о нераспознанных силах интуиции, предчувствий, о мудрости тысячелетнего опыта. Реалистически осмысляя “колдовские” чары Олеси, писатель высказал справедливое убеждение, “что Олесе были доступны те бессознательные, инстинктивные, туманные, добытые случайным опытом, странные знания, которые, опередив точную науку на целые столетия, живут, перемешавшись со смешными и дикими поверьями, в темной, замкнутой народной массе, передаваясь как величайшая тайна из поколения в поколение”.

В повести впервые столь полновесно выражена заветная мысль Куприна: человек может быть прекрасным, если он будет развивать, а не губить дарованные ему природой телесные, духовные и интеллектуальные способности.

Впоследствии Куприн скажет, что только с торжеством свободы будет счастлив человек в любви. В “Олесе” писатель приоткрыл это возможное счастье свободной, ничем не скованной и ничем не омраченной любви. По сути, расцвет любви и человеческой личности составляет поэтическое ядро повести.

С удивительным чувством такта заставляет Куприн пережить нас и тревожный период зарождения любви, “полный смутных, томительно грустных ощущений”, и ее самые счастливые секунды “чистого, полного, всепоглощающего восторга” , и долгие радостные встречи влюбленных в дремучем сосновом лесу. Мир весенней ликующей природы – таинственной и прекрасной – сливается в повести с не менее прекрасным разливом человеческих чувств.
Светлая, сказочная атмосфера повести не меркнет даже после трагической развязки. Над всем ничтожным, мелким и злым одерживает победу настоящая, большая земная любовь, о которой вспоминают без горечи – “легко и радостно”. Характерен завершающий штрих повести: нитка красных бус на углу оконной рамы среди грязного беспорядка спешно покинутой “избушки на курьих ножках”. Эта деталь придает композиционную и смысловую завершенность произведению. Нитка красных бус – последняя дань щедрого сердца Олеси, память “об ее нежной великодушной любви”.

Цикл произведений 1908 – 1911 годов о любви завершает “Гранатовый браслет”. Любопытна творческая история повести. Еще в 1910 году Куприн писал Батюшкову: “Это – помнишь – печальная история маленького телеграфного чиновника П. П. Желткова, который был так безнадежно, трогательно и самоотверженно влюблен в жену Любимова (Д. Н.- теперь губернатора в Вильно)” . Дальнейшую расшифровку реальных фактов и прототипов повести мы находим в воспоминаниях Льва Любимова (сына Д. Н. Любимова). В своей книге “На чужбине” он рассказывает, что “канву “Гранатового браслета” Куприн почерпнул из их “семейной хроники”. “Прототипами для некоторых действующих лиц послужили члены моей семьи, в частности, для князя Василия Львовича Шеина – мой отец, с которым Куприн был в приятельских отношениях”. Прототипом героини – княгини Веры Николаевны Шеиной – была мать Любимова – Людмила Ивановна, которая, действительно, получила анонимные письма, а затем и гранатовый браслет от безнадежно влюбленного в нее телеграфного чиновника. Как замечает Л. Любимов, это был “курьезный случай, скорее всего анекдотического характера.
Куприн использовал анекдотическую историю для создания повести о настоящей, большой, самоотверженной и бескорыстной любви, которая “повторяется только один раз в тысячу лет”. “Курьезный случай” Куприн озарил светом своих представлений о любви как о великом чувстве, равном по вдохновению, возвышенности и чистоте только большому искусству.

Во многом следуя за жизненными фактами, Куприн тем не менее придал им иное содержание, по – своему осмыслил события, введя трагический финал. В жизни все закончилось благополучно, самоубийства не произошло. Драматический финал, вымышленный писателем, придавал необычайную силу и весомость чувству Желткова. Его любовь побеждала смерть и предрассудки, она подымала над суетным благополучием княгиню Веру Шеину, любовь звучала великой музыкой Бетховена. Не случайно эпиграфом к повести поставлена Вторая соната Бетховена, звуки которой звучат в финале и служат гимном чистой и самоотверженной любви.

И все же “Гранатовый браслет” не оставляет такого светлого и вдохновенного впечатления, как “Олеся”. Особую тональность повести тонко подметил К. Паустовский, сказав о ней: “горькая прелесть “Гранатового браслета”. Действительно, “Гранатовый браслет” пронизан высокой мечтой о любви, но одновременно в нем звучит горькая, скорбная мысль о неспособности современников к большому настоящему чувству.

Горечь повести – и в трагической любви Желткова. Любовь победила, но она прошла какой – то бесплотной тенью, оживая лишь в воспоминаниях и рассказах героев. Возможно, слишком реально – бытовая основа повести помешала авторскому замыслу. Может быть, прототип Желткова, его натура не несли в себе той радостно – величавой силы, которая была необходима, чтобы создать апофеоз любви, апофеоз личности. Ведь любовь Желткова таила в себе не только вдохновение, но и ущербность, связанную с ограниченностью самой личности телеграфного чиновника.
Если для Олеси любовь – часть бытия, часть окружающего ее многоцветного мира, то для Желткова, наоборот, весь мир сужается до любви, в чем он признается в предсмертном письме княгине Вере. “Случилось так, – пишет он, – что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей – для меня вся жизнь заключается только в Вас”. Для Желткова существует только любовь к единственной женщине. Вполне естественно, что утрата ее становится концом его жизни. Ему больше нечем жить. Любовь не расширила, не углубила его связи с миром. В результате трагический финал наряду с гимном любви выражал и другую, не менее важную мысль (хотя, возможно, сам Куприн и не сознавал ее): одной любовью жить нельзя.

3.Тема любви в произведениях И. А. Бунина

В теме любви Бунин раскрывается как человек удивительного таланта, тонкий психолог, умеющий передать состояние души, раненной любовью. Писатель не избегает сложных, откровенных тем, изображая в своих рассказах самые интимные человеческие переживания.

В 1924 г. он пишет повесть “Митина любовь”, в следующем году – “Дело Корнета Елагина” и “Солнечный удар”. А в конце 30-х и во время Второй мировой войны Бунин создает 38 небольших рассказов о любви, которые составили его книгу “Темные аллеи”, вышедшую в 1946 г. Эту книгу Бунин считал своим “наилучшим произведением в смысле сжатости, живописи и литературного мастерства” .

Любовь в изображении Бунина поражает не только силой художественной изобразительности, но и своей подчиненностью каким-то внутренним, неведомым человеку законам. Нечасто прорываются они на поверхность: большинство людей не испытают их рокового воздействия до конца своих дней. Такое изображение любви неожиданно придает трезвому, “беспощадному” бунинскому таланту романтический отсвет. Близость любви и смерти, их сопряженность были для Бунина фактами очевидными, никогда не подлежали сомнению. Однако катастрофичность бытия, непрочность человеческих отношений и самого существования – все эти излюбленные бунинские темы после гигантских социальных катаклизмов, потрясших Россию, наполнились новым грозным значением, как это, например, видно в рассказе “Митина любовь” . “Любовь прекрасна” и “Любовь обречена” – эти понятия, окончательно совместившись, совпали, неся в глубине, в зерне каждого рассказа личное горе Бунина-эмигранта.

Любовная лирика Бунина не велика количественно. Она отражает смятенные думы и чувства поэта о тайне любви… Один из основных мотивов любовной лирики – одиночество, недосягаемость или невозможность счастья. Например, “Как светла, как нарядна весна!..”, “Спокойный взор, подобный взору лани…”, “В поздний час мы были с нею в поле…”, “Одиночество”, “Печаль ресниц, сияющих и черных…” и др.

Любовная лирика Бунина – страстная, чувственная, насыщенная жаждой любви и всегда исполнена трагизма, несбывшихся надежд, воспоминаний о былой юности и ушедшей любви.

И. А. Бунин имеет своеобразный, отличающий его от многих других писателей того времени взгляд на любовные отношения.

В русской классической литературе того времени тема любви всегда занимала важное место, причем предпочтение отдавалось духовной, “платонической” любви перед чувственностью, плотской, физической страстью, которая зачастую развенчивалась. Чистота тургеневских женщин стала нарицательной. Русская литература – это литература преимущественно “первой любви”.

Образ любви в творчестве Бунина – это особый синтез духа и плоти. Дух по Бунину невозможно постичь, не познав плоти. И. Бунин отстаивал в своих произведениях чистое отношение к плотскому и телесному. У него не было понятия женского греха, как в “Анне Карениной”, “Войне и мире”, “Крейцеровой сонате” Л. Н. Толстого, не было настороженного, неприязненного отношения к женскому началу, свойственного Н. В. Гоголю, но не было и опошления любви. Его любовь – это земная радость, загадочное влечение одного пола к другому.

Теме любви и смерти (часто у Бунина соприкасающихся) посвящены произведения – “Грамматика любви”, “Легкое дыхание”, “Митина любовь”, “Кавказ”, “В Париже”, “Галя Ганская”, “Генрих”, “Натали”, “Холодная осень” и др. Давно и очень верно замечено, что любовь в творчестве Бунина трагедийна. Писатель пытается разгадать тайну любви и тайну смерти, почему они часто соприкасаются в жизни, в чем смысл этого. Почему дворянин Хвощинский сходит с ума после смерти своей возлюбленной – крестьянки Лушки и потом чуть ли не обожествляет ее образ (“Грамматика любви”). Почему погибает, только начав расцветать, юная гимназистка Оля Мещерская, обладающая, как ей казалось, удивительным даром “легкого дыхания”? Автор не отвечает на эти вопросы, но своими произведениями дает понять, что в этом есть определенный смысл земной человеческой жизни.

Герои “Темных аллей” не противятся природе, часто их поступки абсолютно нелогичны и противоречат общепринятой морали (пример тому – внезапная страсть героев в рассказе “Солнечный удар”). Любовь Бунина “на грани” – это почти переступание нормы, выход за рамки обыденности. Эта аморальность для Бунина даже, можно сказать, есть некий признак подлинности любви, поскольку обычная мораль оказывается, как и все установленное людьми, условной схемой, в которую не укладывается стихия естественной, живой жизни.

При описании рискованных подробностей, связанных с телом, когда автор должен быть беспристрастным, чтобы не перейти хрупкую грань, отделяющую искусство от порнографии. Бунин, напротив, слишком много волнуется – до спазм в горле, до страстной дрожи: “…просто потемнело в глазах при виде ее розоватого тела с загаром на блестящих плечах… глаза у ней почернели и еще больше расширились, губы горячечно раскрылись” (“Галя Ганская”) . Для Бунина все, что связано с полом, чисто и значительно, все овеяно тайной и даже святостью.

Как правило, за счастьем любви в “Темных аллеях” следует расставание или смерть. Герои упиваются близостью, но приводит она к разлуке, смерти, убийству. Счастье не может быть вечным. Натали “умерла на Женевском озере в преждевременных родах”. Отравилась Галя Ганская. В рассказе “Темные аллеи” барин Николай Алексеевич бросает крестьянскую девушку Надежду – для него эта история пошлая и обыкновенная, а она любила его “весь век”. В рассказе “Руся” влюбленных разлучает истеричная мать Руси.

Бунин позволяет своим героям лишь вкусить запретный плод, насладиться им – и после лишает их счастья, надежд, радостей, даже жизни. Герой рассказа “Натали” любил сразу двух, а семейного счастья не нашел ни с одной. В рассказе “Генрих” – изобилие женских образов на любой вкус. Но герой остается одиноким и свободным от “жен человеческих”.

Любовь у Бунина не переходит в семейное русло, не разрешается счастливым браком. Бунин лишает своих героев вечного счастья, лишает потому, что к нему привыкают, а привычка приводит к потере любви. Любовь по привычке не может быть лучше, чем любовь молниеносная, но искренняя. Герой рассказа “Темные аллеи” не может связать себя семейными узами с крестьянкой Надеждой, но, женившись на другой женщине, своего круга, он не обретает семейного счастья. Жена изменила, сын – мот и негодяй, сама семья оказалась “самой обыкновенной пошлой историей”. Однако, несмотря на кратковременность, любовь все равно остается вечной: она вечна в памяти героя именно потому, что мимолетна в жизни.

Отличительная особенность любви в изображении Бунина – сочетание, казалось бы, не сочетаемых вещей. Странная связь любви и смерти постоянно подчеркивается Буниным, и поэтому не случайно название сборника “Темные аллеи” здесь вовсе не значит “тенистые” – это темные, трагические, запутанные лабиринты любви.

Настоящая любовь – великое счастье, даже если она завершается разлукой, гибелью, трагедией. К такому выводу, пусть поздно, но приходят многие бунинские герои, потерявшие, проглядевшие или сами разрушившие свою любовь. В этом позднем раскаянии, позднем духовном воскрешении, просветлении героев и таится та все очищающая мелодия, которая говорит и о несовершенстве людей, не научившихся еще жить. Распознавать и дорожить настоящими чувствами, и о несовершенстве самой жизни, социальных условий, окружающей среды, обстоятельств, которые нередко препятствуют истинно человеческим взаимоотношениям, а главное – о тех высоких эмоциях, которые оставляют немеркнущий след духовной красоты, щедрости, преданности и чистоты. Любовь – таинственная стихия, преображающая жизнь человека, придающая его судьбе неповторимость на фоне обыкновенных житейских историй, наполняющая особым смыслом его земное существование.

Эта тайна бытия становится темой бунинского рассказа “Грамматика любви”(1915). Герой произведения, некто Ивлев, заехав по пути в дом недавно умершего помещика Хвощинского, размышляет о ” любви непонятной, в какое-то экстатическое житие превратившей целую человеческую жизнь, которой, может, надлежало быть самой обыденной жизнью” , если бы не странное обаяние горничной Лушки. Мне кажется, что загадка таится не в облике Лушки, которая “совсем нехороша была собой”, а в характере самого помещика, боготворившего свою возлюбленную. “Но что за человек был этот Хвощинский? Сумасшедший или просто какая-то ошеломленная, вся на одном сосредоточенная душа?” По мнению соседей-помещиков. Хвощинский “слыл в уезде за редкого умницу. И вдруг свалилась на него эта любовь, эта Лушка, потом неожиданная смерть ее, – и все пошло прахом: он затворился в доме, в той комнате, где жила и умерла Лушка, и больше двадцати лет просидел на ее кровати…” Как можно назвать это двадцатилетнее затворничество? Помешательство? Для Бунина ответ на этот вопрос вовсе не однозначен.

Судьба Хвощинского странно завораживает и беспокоит Ивлева. Он понимает, что Лушка вошла навсегда в его жизнь, пробудила в нем “чувство сложное, похожее на то, какое испытал он когда-то в одном итальянском городке при взгляде на реликвии одной святой”. Что заставило Ивлева купить у наследника Хвощинского “за дорогую цену” маленькую книжку “Грамматика любви”, с которой не расставался старый помещик, лелея воспоминания о Лушке? Ивлев хотел бы понять, чем была наполнена жизнь влюбленного безумца, чем питалась долгие годы его осиротевшая душа. И вслед за героем рассказа раскрыть тайну этого необъяснимого чувства попытаются “внуки и правнуки”, услышавшие “преданье сладострастное о сердцах любивших”, а вместе с ними и читатель бунинского произведения.

Попытка понять природу любовного чувства автором и в рассказе “Солнечный удар”(1925). ” Странное приключение”, потрясает душу поручика. Расставшись с прекрасной незнакомкой, он не может обрести покой. При мысли о невозможности вновь встретить эту женщину “он почувствовал такую боль и ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас отчаяния” . Автор убеждает читателя в серьезности чувств, переживаемого героем рассказа. Поручик ощущает себя “страшно несчастным в этом городе”. “Куда идти? Что делать?” – потерянно думает он. Глубина духовного прозрения героя ясно выражена в финальной фразе рассказа: “Поручик сидел под навесом на палубе, чувствуя себя постаревшим на десять лет”. Как объяснить то, что случилось с ним? Может быть, герой соприкоснулся с тем великим чувством, которое люди называют любовью, и ощущение невозможности потери привело его к осознанию трагичности бытия?

Мучения любящей души, горечь потерь, сладкая боль воспоминаний – такие незаживающие раны оставляет в судьбах бунинских героев любовь, и время не властно над ней.

Мне кажется, что особенность Бунина – художника состоит в том, что он считает любовь трагедией, катастрофой, сумасшествием, великим чувством, способным и беспредельно возвысить, и уничтожить человека.
4.Изображение любви в произведениях современных авторов.
Тема любви является одной из самых главных тем в современной русской литературе. В нашей жизни изменилось многое, но человек с его безграничным желанием обрести любовь, проникнуть в ее тайны остается все тем же.

В 90-е годы ХХ века на смену тоталитарному режиму приходит новая демократическая власть, объявившая свободу слова. На фоне этого как-то само собой, не слишком заметно произошла сексуальная революция. Появилось в России и феминистское движение. Все это обусловило зарождение в современной литературе так называемой “женской прозы”. Женщины-писатели обращаются, в-основном, к тому, что больше всего волнует читателей, т. е. к теме любви. На первое место выходят “женские романы” – слащаво-сентиментальные мелодрамы “женской серии” По мнению литературоведа В. Г. Иваницкого, “женские романы” – перекрашенные в современные тона и переселенные в современные декорации сказки Они имеют эпическую, псевдофольклорную природу, максимально сглаженную и упрощенную. На нее-то и спрос! Эта литература построена на проверенных клише, традиционных штампах-стереотипах “женственности” и “мужественности” – стереотипах, столь ненавистных любому человеку, обладающему вкусом”.
Помимо этой низкопробной литературной продукции, что является, несомненно, влиянием запада, есть замечательные и яркие авторы, пишущие серьезные и глубокие произведения о любви.

Людмила Улицкая принадлежит семье со своими традициями, со своей историей. Оба ее прадеда – евреи ремесленники – были часовщиками, не раз подвергались погромам. Часовщики – ремесленники – дали своим детям образование. Один дед окончил Московский университет в тысяча девятисот семнадцатого году юридический факультет. Другой дед – Коммерческое училище, Консерваторию, отсидел в несколько приемов 17 лет в лагерях. Написал две книги: по демографии и теории музыки. Умер в ссылке в 1955году. Родители были научными сотрудниками. Л. Улицкая пошла по их стопам, закончила биологический факультет МГУ, по специальности биолог – генетик. Работала в институте общей генетики, провинилась перед КГБ – какие – то книжки читала, перепечатывала. На этом научная карьера и закончилась.

Первый рассказ “Бедные родственники” написала в 1989 году. Ухаживала за больной матерью, родила сыновей, работала завлитом Еврейского театра. Написала рассказы “Сонечка” в 1992 году, “Медея и ее Дети“, “Веселые похороны”, в последние годы стала одним из ярчайших явлений современной прозы, привлекающих и читателя, и критику.
“Медея и ее дети” – семейная хроника. История Медеи и ее сестры Александры, соблазнившей мужа Медеи и родившей от него дочку Нину, повторяется в следующем поколении, когда Нина и ее племянница Маша влюбляются в одного и того же мужчину, что в результате приводит Машу к самоубийству. Ответственны ли дети за грехи отцов? В одном из интервью Л. Улицкая так говорит о понимании любви в современном обществе:

“Любовь, измена, ревность, самоубийство на любовной почве – все эти вещи такие же древние, как сам человек. Они-то и есть истинно человеческие поступки, – животные, насколько мне известно, не совершают самоубийств из-за несчастной любви, в крайнем случае разорвут соперника. Но у каждого времени существуют общепринятые реакции – от заключения в монастыре – до дуэли, от забивания камнями – до обыкновенного развода.
Людям, выросшим после великой сексуальной революции, иногда кажется, что обо всем можно договориться, отказаться от предрассудков, презреть устаревшие правила. И в рамках взаимно предоставленной сексуальной свободы сохранить брак, растить детей.
Я встречала в жизни несколько таких союзов. Подозреваю, что при таких договорных отношениях все – таки один из супругов – сторона тайно страдающая, но не имеющая иного выхода, как принять предлагаемые условия. Как правило, такие договорные отношения рано или поздно распадаются. Да и не всякая психика выдерживает то, на что “соглашается просвещенный разум”

Анна Матвеева – родилась в 1972 году в Свердловске. Окончила факультет журналистики УрГУ.. Но, несмотря на молодость, Матвеева – уже известный прозаик и эссеист. Ее повесть “Перевал Дятлова” вышла в финал литературной премии имени Ивана Петровича Белкина. Рассказ “Остров Святой Елены”, вошедший в этот сборник, был в 2004 году удостоен международной литературной премии “Lo Stellato”, которая присуждается в Италии за лучший рассказ.

Работала в “Областной газете”, пресс – секретарем (“Золото – Платина – Банк”).
Дважды выиграла в конкурсе рассказа журнала “Космополитен” (1997, 1998). Издала несколько книг. Печаталась в журналах “Урал”, “Новый мир”. Живет в городе Екатеринбурге.
Сюжеты Матвеевой, так или иначе, строятся возле “женской” темы. Если судить по внешним параметрам, кажется, что отношение автора к означенному вопросу скептическое. Ее героини – молодые женщины с мужским складом ума, волевые, самостоятельны, но в личной жизни, увы, несчастливы.

Матвеева пишет про любовь. ” Причем подает сюжет, не в каком – то метафорическом либо в метафизическом ключе, а один к одному, не чуждаясь и элементов мелодрамы. Ей всегда любопытно сравнивать соперниц – как выглядят, как одеты. Любопытно оценивать и предмет соперничества, причем глазом скорее женским, нежели писательским. В ее рассказах часто бывает так, что люди хорошо знакомые встречаются после прохождения первой жизненной дистанции – от юности к молодости. Тут автору интересно, кто преуспел, а кто сделался неудачником. Кто “постарел”, а кто не очень, кто приобрел товарный вид, а кто, наоборот, опустился. Такое впечатление, что все герои Матвеевой – бывшие ее одноклассники, с которыми она “встречается” в собственной прозе” .

Еще одна характерная особенность. Герои Анны Матвеевой отличаются от традиционных “маленьких людей” сердобольной российской прозы тем, что отнюдь не бедствуют, а, наоборот, зарабатывают деньги и ведут соответствующий образ жизни. А поскольку автор точен в подробностях (линии дорогой одежды, достопримечательности туров), то тексты приобретают некоторый налет глянцеватости.

Однако при отсутствии “профессиональной правоты” проза Анны Матвеевой обладает правотой естественности. На самом деле мелодраму очень трудно написать, трудовыми усилиями здесь ничего не добьешься: надо обладать особым даром рассказчика, умением “оживлять” героя и в дальнейшем правильно его провоцировать. Таким букетом способностей молодая писательница обладает вполне. Маленькая повесть “Па-де-труа”, давшая название всей книге, – чистой воды мелодрама.

Героиня по имени Катя Широкова, одна из исполнителей па – де – труа на фоне итальянских древностей и современных пейзажей, парит в небе своей любви к женатому мужчине. Совсем не случайно оказалась она в той же тургруппе, что и ее избранник Миша Идолов с супругой Ниной. Ожидание легкой и окончательной победы над старой – ей уже 35! – женой должно завершиться именно в Риме, любимом – на папины денежки – городе. Вообще, герои А. Матвеевой не знают материальных проблем. Если им надоедает родной индустриальный пейзаж, они тут же отбывают в какую – нибудь заграницу. Посидеть в Тюильри – “на тоненьком стульчике, который упирается ножками в песок, расчерченный голубиными лапками”, – или погулять в Мадриде, а еще лучше (вариант бедной Кати, потерпевшей поражение от старой жены) – махнуть на Капри, пожить там месячишко – другой.

Катя, она славная – по определению соперницы – интеллигентная девушка, к тому же будущий искусствовед, то и дело достающая своей эрудицией дорогого Мишу. (“Я еще очень хочу показать тебе термы Каракаллы”. – “Карака что?”) . Но пыль, вытряхнутая из старых книг в юную голову, не погребла под собой природный ум. Катя способна учиться, разбираться в людях. Справляется она и с той непростой ситуацией, в которую попала по эгоизму молодости и недостатку родительской любви. При всем материальном благополучии, в духовном смысле Катя, как и многие дети новых русских, – сирота. Она именно та рыбка, парящая в небе. Миша Идолов “дал ей то, в чем папой – мамой было отказано. Тепло, восхищение, уважение, дружбу. И уже потом – любовь”.

Тем не менее, она решает оставить Мишу. “Вы настолько лучше меня, да и его, кстати, тоже, что было бы неправильно…” – “Давно ли ты стала оценивать поступки с этой точки зрения?” – передразнила Нина.

“Когда у меня будут дети, – думала Катя, лежа в кровати отеля “Панталон”, – неважно, мальчик или девочка, я буду их любить. Это так просто” .

В чужом муже она ищет отца, а в его жене находит если не мать, то старшую подругу. Хотя, как выясняется, Нина в ее возрасте тоже внесла вклад в разрушение Катиной семьи. Алексей Петрович, отец Кати, – ее первый любовник. “Моя дочь, думала Нина, совсем скоро станет взрослой, обязательно встретит женатого мужчину, полюбит его, и кто может поручиться, что этот мужчина не окажется мужем Кати Широковой?.. Впрочем, это еще не самый плохой вариант…”

Славная девочка Катя становится нечаянным и оттого более действенным, орудием возмездия. Она отказывается от Идолова, но ее порыв (в равной мере благородный и эгоистический) уже ничего не спасает. “Глядя на нее, Нина вдруг почувствовала, что не нужен ей теперь Миша Идолов – даже во имя Дашки не нужен. Не сможет она сидеть с ним рядом, как раньше, обнимать его спросонья, и еще тысяче выкованных временем обрядов не бывать больше никогда. Стремительная тарантелла заканчивается, звучат последние аккорды, и спаянная общими днями тройка распадается ради ярких сольных выступлений” .

“Па – де – труа” – маленькая изящная повесть о воспитании чувств. Все ее герои достаточно молодые и узнаваемо современные новорусские люди. Новизна ее в той эмоциональной тональности, в которой решаются вечные проблемы любовного треугольника. Никакой экзальтации, никаких трагедий, все буднично – деловито, рационально. Так или иначе, но надо жить, работать, рожать и воспитывать детей. И не ждать от жизни праздников и подарков. Тем более что их можно купить. Как поездку в Рим или Париж. Но печаль о любви – смиренно – приглушенная – все же звучит в финале повести. Любви, которая постоянно случается, несмотря на упорное противодействие мира. Ведь для него она – и сегодня, и вчера – некий излишек, лишь краткая и достаточная вспышка для зарождения новой жизни. Квантовая природа любви противится превращению ее в постоянный и удобный источник тепла” .

Если в повести торжествует правда будней, привычные низкие истины, то в рассказах – возвышающий обман. Уже первый из них – “Супертаня”, обыгрывающий имена пушкинских героев, где Ленский (Вова), естественно, гибнет, а Евгений, как и следует, поначалу отвергает влюбленную замужнюю девушку – заканчивается победой любви. Татьяна дожидается смерти богатого и крутого, но не любимого мужа и соединяется с милым ее сердцу Евгеником. История звучит иронически и печально, как сказка. “Евгеник и Таня будто растворились в сыром воздухе великого города, их следы исчезают в питерских дворах, и только у Лариной, говорят, есть их адрес, но будьте уверены – она его никому не сообщит…”

Легкая ирония, мягкий юмор, снисходительное отношение к человеческим слабостям и недостаткам, способность компенсировать дискомфорт обыденного существования усилиями разума и сердца – все это, безусловно, привлекает, и будет привлекать самого широкого читателя. Анна Матвеева изначально писатель не цеховой, хотя нынешняя литература существует, в основном, именно за счет таких коротко привязанных к своему времени беллетристов. Проблема, конечно, в том, что ее потенциальный массовый читатель сегодня книг не покупает. Те, кто читает любовные портативные романы в мягких обложках, до прозы Матвеевой не дотягивают. Им нужен наркотик погрубее. Истории, которые рассказывает Матвеева, происходили раньше, происходят сейчас и будут происходить всегда. Всегда люди будут влюбляться, изменять, ревновать.

III. Заключение

Анализируя произведения Бунина и Куприна, а также современных авторов – Л. Улицкую и А. Матвееву, я пришла к следующим выводам.

Любовь в русской литературе изображается как одна из главных человеческих ценностей. По мнению Куприна, “не в силе, не в ловкости, не в уме, не в творчестве выражается индивидуальность. Но в любви!”

Необычайная сила и искренность чувства свойственна героям рассказов Бунина и Куприна. Любовь как бы говорит: “Там где я стою, не может быть грязно”. Естественный сплав откровенно чувственного и идеального создают художественное впечатление: дух проникает в плоть и облагораживает ее. Это, по моему мнению, и есть философия любви в подлинном смысле.
Описание событий в романах и других произведениях, как Бунина, так и Куприна привлекают своим жизнелюбием, гуманизмом, любовью и состраданием к человеку. Выпуклость изображения, простой и ясный язык, точный и тонкий рисунок, отсутствие назидательности, психологизм характеров – все это сближает их с лучшей классической традицией в русской литературе.

Л. Улицкая и А. Матвеева – мастера современной прозы – также чужды дидактической прямолинейности, в их рассказах и повестях присутствует столь редкий в современной беллетристике педагогический заряд. Они напоминают не столько о том, что “любовью дорожить умейте”, сколько о сложности жизни в мире свободы и кажущейся вседозволенности. Эта жизнь требует большой мудрости, умения трезво глядеть на вещи. Она требует также и большей психологической защищенности. Истории, о которых нам поведали современные авторы, безусловно, аморальны, но материал подан без отвращающего натурализма. Акцент на психологии, а не на физиологии. Это невольно напоминает о традициях великой русской литературы.

Литература
1.Агеносов В. В. Русская литература ХХ века.- М.: Дрофа,1997.
2.Бунин И. А. Стихотворения. Повести. Рассказы.- М.: Дрофа:Вече,2002.
3Иваницкий В. Г. От женской литературы – к ” женскому роману”.- Общественные науки и современность №4,2000.
4.Крутикова. Л. В. А. И. Куприн.- Ленинград., 1971.
5.Куприн А. И. Повести. Рассказы. – М.: Дрофа:Вече,2002.
6.Матвеева А Па – де – труа. Повести. Рассказы. – Екатеринбург, “У-Фактория”, 2001.
7.Ремизова М. П. Здравствуй, проза молодая…- Знамя №12,2003.
8.Славникова О. К. Запретный плод – Новый мир №3,2002. .
9.Сливицкая О. В. О природе бунинской “внешней изобразительности”. – Русская литература №1,1994.
10Щеглова Е. Н. Л. Улицкая и ее мир.- Нева№7,2003(с.183-188)

Автор: Ширяева Анна Викторовна
Сдавался/использовался: 2006г., г. Березовск, преп. Лопухова. Л. С., “пять”


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Иван Алексеевич Бунин - Сочинения по русскому языку


Иван Алексеевич Бунин