Драматургия 60-90-х годов XVIII в

На последние четыре десятилетия XVIII в. приходится расцвет русской драматургии: если в предшествующий период Сумароковым, Ломоносовым и Тредиаковским было написано немногим более десятка пьес, то по данным “Драматического словаря” 1787 г. их число возросло до 334. Примерно половина из них была написана в жанре комедии, и, соответственно растет количество писателей-комедиографов: Д. И. Фонвизин, В. И. Лукин, Б. Е. Ельчанинов, И, П. Елагин, П. А. Кропотов, А. Д. Копиев, Я. Б. Княжнин, В. В. Капнист и ряд других авторов.
Первоначально группа драматургов

во главе с Елагиным – Лукин, Ельчанинов, молодой Фонвизин, – делали авторские переводы зарубежных пьес, русифицируя их. Это продолжалось недолго, а затем наступило время оригинальных русских комедий: “Бригадир” и “Недоросль” Фонвизина, “Фомушка, бабушкин внучек” Кропотова, “Хвастун” Княжнина, “Ябеда” Капниста.
Содержание и образы комедийных произведений становятся глубже и интереснее. Если в пьесах Сумарокова обличалось преимущественно нравственное уродство героев: зависть, скупость, ханжество, стяжательство, то в комедиях Фонвизина, Княжнина, Капниста высмеивая уже общественные
явления: крепостнический произвол, фаворитизм, неправосудие. В отличие от небольших пьес Сумарокова новые комедии имеют четкую классическую пятиактовую композицию и хорошо продуманный сюжет. Наряду с прозаическими появляются стихотворные комедии, особенно ценимые классицистами (“Хвастун” Княжнина, “Ябеда” Капниста).
Сумароков дал первые образцы классической трагедии, и его дело продолжают ученики и последователи: А. А. Ржевский, В. И. Майков, М. М. Херасков, Н. П. Николев, Я. Б. Княжнин: в трагедиях усиливаются тираноборческие мотивы, в речи героев появляются афористические реплики, защищающие права человека на свободу, независимость убеждений. В ряде пьес ощущается непосредственное влияние трагедий Вольтера и его учеников Сорена, Лемьера. Самой смелой из трагедий этого времени была пьеса Княжнина “Вадим Новгородский”, прославляющая героя-республиканца.
Появляются и новые жанры, такие как “слезная комедия” – смешение жанра комедии и трагедии, что вызвало резкий протест со стороны классициста Сумарокова. Он обращается за поддержкой к Вольтеру, который в ответном письме полностью согласился с ним. В предисловии к трагедии “Дмитрий Самозванец” Сумароков помещает свои выводы и письмо Вольтера: против этого “нового и пакостного”, по его словам, жанра он выдвигает художественные и моральные доводы: соединение смешного и трогательного кажется ему верхом безвкусицы. В таком случае, иронизирует он, скоро будут “щи с сахаром кушать… чай пить с солью, кофе с чесноком”. Сумарокова возмущает не только разрушение привычных жанровых форм, но и противоречивость характеров в новых пьесах, которые теперь соединяют в себе добродетели и слабости – в этом есть, по его мнению, опасность для нравственности зрителей.
Сумароков ругал Москву за распространение “слезных” пьес, но новый жанр появился и в Петербурге. “Мот, любовию исправленный” слезная комедия, написанная петербургским чиновником Владимиром Игнатьевичем Лукиным (1737-1794).
В 1765 г. он опубликовал книгу “Сочинения и переводы Владимира Лукина”, в которой он излагает собственные взгляды на недостаток национального самосознания в русской драматургии. Он предлагает заимствовать сюжеты из иностранных произведений и “склонять” их “на наши обычаи”; соответственно, все пьесы Лукина восходят к тому или иному западному образцу. Из них относительно самостоятельной можно считать слезную комедию “Мот, любовию исправленный”, сюжет которой лишь отдаленно перекликается с комедией французского драматурга Детуша “Мот, или Добродетельная обманщица”.
Герой пьесы Лукина Добросердов – игрок в карты, согласно Сумарокову, комедийный персонаж – запутался в долгах, ему грозит тюрьма. Нравственному возрождению героя помогает его невеста Клеопатра и слуга Василий, бескорыстно преданный своему барину. Сам автор считает самым патетическим моментом в судьбе Василия отказ от “вольной”, предложенной ему Добросердовым – демократизм Лукина ограничен, его восхищает крестьянин, но крепостные отношения он не осуждает.
Второе значительное произведением Лукина была комедия “Щепетильник” (продавец галантерейных товаров) – переделка французской пьесы “Boutique de bijoutier”, восходящая, в свою очередь, к английскому оригиналу. За каждую безделушку главный герой берет со своих покупателей, если они из высшего света, тройную цену и тут же подвергает их осмеянию. Перед зрителями проходят “вертопрашки” Нимфодора и Маремьяна, бывший придворный Притворов, судья Сбиралов, светские щеголи Вздоролюбов и Верьхоглядов, поэт Самохвалов (в котором, кстати, узнается А. П. Сумароков). “Порочным” персонажем автор противопоставляет майора Чистосердова, который, чтобы предостеречь своего молодого племянника от “всех сетей, в которые молодой человек… часто попадается”, ведет его в маскарад, где расположен “прилавочек” Щепетильника.
Появилась как жанр также и “комическая опера” или “драма с голосами” – драматическое произведение с включенным в него стихотворным текстом, предназначенным для пения, а так же с обязательной благополучной развязкой. Главными героями в ней были крестьяне, ремесленники, ямщики, торговцы, солдаты, матросы, что было обусловлено возросшим интересом в русскому национальному фольклору. В написании комической оперы участвовали, как очевидно, и композиторы: В. А. Пашкевич, Е. И. Фомин, М. А. Матинский, Д. С. Бортнянский и ряд других.
Первая в России комическая опера “Анюта” (1772) принадлежала Михаилу Ивановичу Попову (1742-1790), выходцу из купеческой семьи. Кроме “Анюты” он составил также песенник “Российская Эрата, или Выбор наилучших новейших российских песен” (1792) и издал “Описание древнего славенского языческого баснословия” (1768) – один из ранних опытов изучения славянской мифологии.
Действие пьесы “Анюта” происходит в доме крестьянина Мирона. В ремарках к первому явлению указано: “Феатр представляет поле и деревню, окруженную лесом… Мирон один, рубит дрова… Бросает топор и несколько отдыхает”- автор ставит свей целью показать быт крестьян. Тяжелую жизнь крестьян Попов ставит в прямую зависимость от крепостнических отношений. Об этом поет Мирон:
Боярская забота:
Пить, есь, гулять и спать;
И вся их в том робота,
Штоб деньги обирать.
Мужик сушись, крушиса,
Потей и роботай,
А после хош взбесиса,
А денешки давай…
Словесный поединок между претендентами на руку и сердце Анюты, дочери Мирона, работником Филатом и дворянином Виктором заканчивается дерзкими словами Филата:
Да петь и помни то, што такжо и хресьяне
Умеют за себя стоять, как и дворяне.
Однако, сочувствуя крестьянам, он вместе с тем рисует их грубыми и примитивными: дворянин Виктор относится к Анюте с рыцарским благородством, но Филат ведет себя совсем иначе: обиженный насмешками Анюты, он обещает “выломать” ей ребра “дубиной”, а затем повторяет эту угрозу и Мирон. Виктор дает Мирону и Филату деньги за то, что они лишились Анюты, и оба крестьянина униженно его благодарят.
Острота социального конфликта полностью снижается, автор словно извиняется: Анюта оказывается дочерью полковника Цветкова, отдавшего ее в трудную минуту на воспитание Мирону, и Виктор и Анюта могут спокойно пожениться. В финале пьесы крестьяне делают выводом:
Всех счастливей в свете тот,
Кто своей доволен частью!
С легкой руки Попова имя Анюта закрепилось за героинями-крестьянками в других произведениях, включая “Путешествие” Радищева. Столь же популярным оказался и мотив барышни-крестьянки, последним отголоском которого была соответствующая повесть Пушкина.
Еще большим успехом, чем “Анюта”, пользовалась комическая опера Александра Анисимовича Аблесимова (1742-1783) “Мельник-колдун, обманщик и сват” (1779). Ссора крестьянина Анкудина и его жены – обедневшей дворянки Фетиньи происходит в рамках семейных отношений, имеет комический характер, а в конце пьесы наступает примирение. Необычен образ однодворца Филимона, жениха героини пьесы – Анюты.
Однодворцами занимали промежуточное положение между крестьянами и помещиками: будучи лично свободными, они сами обрабатывали свое поле:
Сам помещик, сам крестьянин,
Сам холоп и сам боярин,
Сам и пашет, сам орет,
И с крестьян оброк берет.
Пьеса очень реалистична в изображении настоящей русской деревни, повседневных забот крестьянина.
Сильное впечатление произвело и музыкальное оформление “Мельника”: сам Аблесимов указывал в авторской ремарке, по образцу какой народной песни должна исполняться та или иная “ария”. “Мельника” Аблесимова с удовольствием ставили в XIX в. и продолжают исполнять и в наше время – он пережил свой век.
Особенно резко социально-обличительные мотивы представлены в комической опере Михаила Алексеевича Матинского, писателя и композитора, (1750-1820-е годы) “Санктпетербургский гостиный двор” (1781) – здесь органически слились две традиции: обличительно-сатирическая и устно-поэтическая. Для своей оперы Матинский специально изучал и записывал народный свадебный обряд. Опера Матинского считается предшественницей пьес А. Н. Островского.



Драматургия 60-90-х годов XVIII в - Сочинения по литературе


Драматургия 60-90-х годов XVIII в