Детские произведения К. И. Чуковского и В. В. Маяковского. Краткое изложение текста

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
по детской литературе
Орел 2007

1. Книга К. И. Чуковского “От двух до пяти”, ее содержание и научная ценность

“От двух до пяти” К. И. Чуковского – это книга, которую будут читать и перечитывать, доколе существует на свете род человеческий. Доколе будут сменяться и чередоваться поколения, доколе не разучатся глядеть друг на друга со вниманием и интересом.

“От двух до пяти” – это зеркало, в которое вглядываются кто пристально, а кто мимоходом, но все-таки вглядываются – сначала матери и отцы тех, кому от двух до пяти, а затем и подросшие герои книги, у которых появляются свои Дети. Взгляды в это зеркало чередуются – сначала мы, а потом они. Сначала, вглядываясь, мы учимся понимать другой – детский – мир, а потом глядим, чтобы вспомнить и вспоминать о нем.

“От двух до пяти” – кусочки смальты из начинающейся жизненной мозаики, складывающиеся затем в такие узоры, о которых пытаются задумываться те, кому от двадцати до пятидесяти. Именно в этом главная притягательность книги К. И. Чуковского. В этом причина ее не умирания.

Иными словами, эта книга о нашем возвращение к самим себе. Но не только: “От двух до пяти” – веселый и талантливый учебник детоведения. И, пожалуй, единственный.

Он может научить не всему, но главному – это несомненно. Научить внимательному, бережному отношению к картинам, наплывающим из зазеркального мира детства. К его правилам и причудам. Непривычным и не схожим с нашими, взрослыми, правилами и причудами. К заинтересованности жителей этого мира во всех и всем. К неподобию их и нас. К тому неподобию, которое мы так быстро теряем и потом никогда не находим. И, наверное, жалеем об этом. К той игре, в которой и вещи, и люди, и слова равноценны и в равной мере заменимы. В которой все может стать всем. И все живет, а если и умирает, то возвращается. В которой каждая минута – вечность, но разная изменяющаяся.

Но это также и слово о словах – слово о творчестве в том мире, которому не перестаем удивляться, когда читаем “От двух до пяти”. В творчестве словесном и в тоже время миропостигающем. Стремящемся через игру понять себя, мир и других людей. И ту увлекательную игрушку, которая зовется языком. Он интересен и загадочен, скрытен и не предсказуем. Щедр на сюрпризы и подарки не теряется и не надоедает. Всегда в тебе и вокруг тебя.

Рассказы К. И. Чуковского о детском словотворчестве увлекательны не только из-за этого. Его слово о словах одна из первых попыток разобраться в тайнах творчества, понять, когда и почему мы бываем талантливы и когда и почему перестаем такими быть. Понять: кто виноват в этом? Если не кто, то что? Найти отгадку вечного творчества и поделиться ею со всеми. Научить взрослых осторожному отношению к детскому бескорыстному удивлению перед словом и ненавязчиво убедить их в ценности словесных игр от двух до пяти. И не только потому, что небрежение и невнимание губительны сами по себе: они еще и знаки, указывающие на невсамделишность словесного мира, в котором живут дети, и тех правил которые они вывели из него, на неравноправность и второсортность – по сравнению со взрослыми – их, детских, интересов и занятий.

Когда дети привыкают к такому отношению взрослых – тогда и кончается любое творчество.

Детский словотворческий и смыслотворческий мир не могут не интересовать его как поэта и переводчика. Он искал в нем, – может быть, и не осознанно – ответы на вопросы, мучающие нас до сих пор: в чем секрет поэзии? В чем ее сила? Как отличить стихи от поэзии? В чем различие между поэтом и стиходелом? Можно ли свой опыт передать другим?

К. И. Чуковский предугадал то, что лишь недавно доказано экспериментально: звуки оцениваются нами как мягкие и холодные, острые и горячие, звуки соотнесены с цветовой гаммой (синий, темно-лиловый, густо-красный, белый, желто-зеленый), а звук, цвет и смысл составляют триединство, лежащее в основе поэтической (а может быть, и прозаической) речи.

Книга Корнея Ивановича Чуковского – это книга о душе ребенка. О той деликатной материи, сутью и формой которой были озабочены еще древнеиндийские педагоги. Это – слово – и первое!- против авторитарной педагогики – педагогики уравнивания, выравнивания и муштровки – и за педагогику – доверительную: за равные права (мы с тобой из одной стаи!) взрослого и ребенка, за равноценность их сознания, равноответственность взрослого и ребенка друг перед другом, за уникальность каждого из них.

К. И. Чуковский показал, что в дошкольном детстве ребенок обладает повышенной чувствительностью к языку, к смысловой, звуковой стороне речи. Эта чувствительность проявляется в легкости, с которой ребенок запоминает слова, их звучание и значение, осваивает нормы и правила грамматики, в тонкости анализа смысла и формы слова, а также в особом, лингвистическом (познавательном) отношение к языку, интересе к словам, звукам, рифмам.

Малыш начинает также играть со словом, как он это делает с предметами и игрушками.

Языковая игра – игра мыслями, словами, звуками, рифмами – гениальное открытие К. И. Чуковского. Яркие внешние проявления языковой игры, экспериментирования в сфере языка: феномены рифмотворчества, создания песенок-шумелок (экикики), переборы грамматических форм и словотворений (сплим, сплям, сплюм; зажигата, зажгина, зажгена), перевертыши (обратная координация вещей) – собраны в этой книге.

К. И. Чуковский открыл и описал специфически детский способ ориентировки в языковой материи и духе языка. И он удивительно точно подмечал, что ребенок, который в дошкольном возрасте не создавал ползуков, кружинок, тормозил, улиционеров, никогда не станет подлинным хозяином своего языка. Он никогда не уставал отстаивать право ребенка и на эксперимент в языке, и на радость, и на смех.

К. И. Чуковский присоединил свой голос к тем ученым, которые видели в детских вопросах о словах, в этимологиях проявление сознательного отношения к языку и речи. Дальнейшие исследования подтвердили, что элементарное осознание языковой действительности – обязательная предпосылка успешного, полноценного овладения языком и речью. Только осознает ребенок язык в специфически детских формах. Чуковский отстаивал за ребенком право на творчество, он не переставал удивляться созидательным возможностям детей, сравнивая их достижения и сам способ словесного творчества с работой художников слова. Ребенок действует в рамках языка, не изобретая, а лишь заново открывая его для себя.

К. И. Чуковский очень точно подметил возраст (от двух до пяти), когда творчество ребенка особенно искрометно. Хотя и более старшие дети не чужды играм в сфере языка и речи, однако они никогда больше не бывают такими смелыми, непосредственными, а может быть, и уникальными.

Их творчество разворачивается на фоне недостаточной усвоенности существующих в области языка законов. Оно направлено, прежде всего, на познание, освоение, моделирование существующих связей и отношений в окружающем ребенка мире звуков, цветов, вещей и людей. Причем, как показали исследования именно недостаточная осведомленность малыша, побуждает его к поиску вариантов, к созиданию нового.

К. И. Чуковский бережно и, можно сказать, восторженно относился к детским логическим ошибкам. Детские речения не могут не вызвать улыбки. Смешное и серьезное рядом. Психологи считают, что именно такие нечеткие, неясные, противоречивые знания, которые описаны К. И. Чуковским, побуждают ребенка к поиску, размышлению, дают развивающий эффект. Они создают как бы зону ближайшего развития, точнее – саморазвития.

Возраст от двух до пяти характеризуется большой открытостью, доверчивостью ребенка. В старшем дошкольном возрасте происходят значительные изменения в личностном развитии. Ребенок теряет свою непосредственность. В школьные годы осваиваются иные средства ориентировки в языке. Этап овладения сменяется этапом владения языка.

Автор “От двух до пяти” дает советы родителям, как им относится к детскому словотворчеству, к речевым ошибкам.

Дошкольная лингводидактика (методика обучения языку и развития речи) представляет собой сейчас серьезную область научного знания. И эти знания в большой мере основываются на идеях К. И. Чуковского о творческой природе языка и речи, о больших потенциальных возможностях детей, их обостренном внимании к смыслу и звучанию слова, к грамматической форме. Основываясь на идеях К. И. Чуковского, педагоги-исследователи, методисты, воспитатели разработали замечательные игры по ознакомлению детей со звучащим словом, воспитывающие у них особое, лингвистическое отношение к языку и речи, языковое чутье.

2. Идейная сущность и воспитательное значение произведений В. В. Маяковского для детей

Когда В. В. Маяковский (1893-1930) организовал свою литературную выставку “Двадцать лет работы”, значительное место в ней наряду с произведениями для взрослых, заняли книги, адресованные детям. Тем самым поэт подчеркнул равноправное положение той части поэтической работы, которая была осуществлена, как он выражался, “для детков”. Первый, задуманный в 1918 г., но не состоявшийся сборник, так и был бы назван – “Для детков”. Подготовленные для него материалы убеждают в том, что и для детей Маяковский стремился создавать новое революционное искусство, что ему чужда была мысль о камерных “детских” темах.

В статье “Сделал дядя Маяковский” М. Петровский справедливо заметил, что “главное время в его стихах – будущее взрослое”. Отсюда постоянное соотнесение сегодняшнего поступка, сегодняшней черты характера с тем, что пригодится ребенку как человеку будущего. Эта особенность делает актуальными произведения Маяковского для детей и сегодня, когда нет нэпманов, буржуев и Буржуйчиковых. Истории принадлежат эти персонажи в социально-политическом плане, а сегодняшнему дню – в нравственно-эстетическом. Этот аспект поэзии Маяковского для детей становится все действеннее.

Первым произведением Маяковского для детей была “Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий”, написанная в 1925 г. Этой литературной сказкой Маяковский раскрывает перед маленьким читателем сложный для него мир классовых отношений. С одной стороны – новые, гуманистические идеалы, утверждение которых связано с победой пролетариата. С другой – эгоизм, бесчеловечность, характерные для доживающего последние дни нэпманского мира. Так детская литературная сказка под пером Маяковского приобретает политические черты. Эпическая часть состоит из шести глав – это тоже необычно для сказки, но построены они по принципу противопоставления героя – Симы – антагонисту – Пете. Этот принцип контраста двух персонажей выдерживается последовательно: в сказке вокруг каждого из них свой мир. В образах Симы и его отца, прежде всего, подчеркивается любовь к труду. В то время как образ Пети сатиричен. В нем и его отце подчеркиваются черты жадности, обжорства, неряшливости.

Так, последовательно опираясь на свой опыт агитационно-поэтической работы для взрослых и творчески используя фольклорные традиции, Маяковский в детской поэзии утверждает новую социалистическую нравственность, корнями уходящую в народную почву.

Чтобы достичь подлинной художественности стихотворная подпись должна выполнять как минимум две функции: во-первых, быть лаконичной; во-вторых, быть, как выражался К. И. Чуковский, графичной, т. е. давать материал для творческого воображения художника. Ведь в этом жанре единство текста и рисунка обладает придельной остротой.

В. Маяковскому удалось не только освоить этот жанр детской книжки, но и обновить его, усовершенствовать не только в области содержания, но и формы.

Часто Маяковский доводит зарисовку до афоризма: “Обезьян смешнее нет. Что сидеть, как статуя? Человеческий портрет, даром что хвостатая”,- рассчитанного не только на детское восприятие, афоризма, так сказать двухадресного. Детские стихи Маяковского и для взрослых – подлинная поэзия.

Справедливы поэтому слова С. Я. Маршака, сказанные в статье “Маяковский – детям”: “В любой детской книжке – будь то сказка, песенка или цепь смешных и задорных подписей под картинками,- Маяковский так же смел, так же честен, прям и серьезен, как и в своей поэме “Хорошо!” или “Во весь голос”. Он никогда не забывает, что его читатели – маленькие, всего по колено взрослому…Он беседует с ними о важных материях шутливо, ласково, уважительно…”

В стихотворении “Кем быть?” (1928) творческое отношение человека к своему долгу, гуманистическая направленность туда, активное приближение будущего составляют единое звено проблем. В любом мастерстве поэт находил то, что может показаться привлекательным и заманчивым деятельному человеку на шестом – седьмом году жизни.

Данным произведением Маяковский стремится воспитать у детей дошкольного возраста активное отношение к труду, к жизни. Он отлично понимал, что в своих играх дети учатся жить, чувствовать, думать и действовать. Эту возможность поиграть в различные Профессии, когда одно дело непрерывно сменяется другим, получает ребенок, читая стихотворение. В каждой профессии поэт находит черты, привлекательные для ребенка и в тоже время раскрывающие ее специфику.

В творческом наследии Маяковского для детей воплощены нравственно-эстетические идеалы жизни советских людей. Он первый выступил с острополитическими произведениями для детей. В его стихах живет и действует хозяин страны, рожденный революцией. Поэтическая форма стихотворений многими чертами связана с творчески осмысленными традициями фольклора. Все эти черты обеспечили долгую жизнь стихотворениям Маяковского, написанным для детей. Развитие детской поэзии немыслимо без освоения наследия Маяковскиого.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Детские произведения К. И. Чуковского и В. В. Маяковского. Краткое изложение текста - Сочинения по русскому языку


Детские произведения К. И. Чуковского и В. В. Маяковского. Краткое изложение текста