“Алые паруса” Александра Грина – от метафоры к символу XX века

Феерию “Алые паруса” А. Грина можно с уверенностью отнести к “современной классике”, потому что это произведение победно прошло, как корабль Грэя “Секрет” под алыми парусами, все рифы литературной критики, все идеологические мели, все повороты литературных течений, все штормы событий века и сохранило любовь и интерес читателей, не разочаровав их в ожиданиях и надеждах. На рубеже нового века старый секрет этой книги открывается в яркости и романтической силе мечты, в неисчерпаемости одной из самых ярких метафор прожитого века

и “остается навсегда в алом отблеске парусов, созданных глубиной сердца, знающего, что такое любовь”.

Вместе с “Алыми парусами” приходят в класс “улыбка, веселье, прощение и… вовремя сказанное, нужное слово”. Феерия вызывает ответное чувство сорадования и желание “творить так называемые чудеса своими руками”. Эта книга бросает “зерно пламенного растения – чуда” в душу юного человека и помогает ему не гнуться под ветрами событий.

Первый урок посвящаем выяснению объема

домашнего чтения, ребята на урок приносят книги А. Грина из домашних библиотек. Просмотр на уроке ключевых фрагментов фильма “Алые паруса” помогает переключить внимание восьмиклассников на новое произведение Александра Грина.

Главное на этом уроке – выяснение читательского восприятия после прочтения “Алых парусов” через вопросы анкеты: Эта книга вызывает у меня… Что называет чудесами автор и почему? Сравните Каперну с другими городами известных вам произведений. Как Грэй сумел воплотить мечту в действительность? Почему Грин назвал свое произведение феерией? Почему мечта Ассоль исполнилась? Какую строчку вы выписали (бы) и запомнили (бы) после прочтения книги? Какое впечатление произвел на вас фильм “Алые паруса”? Какие вопросы у вас возникли и что бы вы хотели обсудить на уроке?

После выяснения восприятия современными школьниками героев феерии, их поступков, характеров, главного конфликта становится ясно, что отношение к прочитанному совсем не однозначно. Одни слишком прямолинейно отвергают мечтательность Ассоль, другие активно считают деньги Грэя, третьи утверждают, что время сказок прошло, завтра за экономикой и деловыми отношениями, где нет места “мечтам о счастье под алыми парусами”, четвертые убежденно доказывают необходимость мечты в жизни человека и умения ждать журавля в небе, а не довольствоваться синицей в руке. Но все единогласны в одном – “впечатляет, вдохновляет, завораживает, удивляет”.

Постараемся как можно активнее привлечь школьников к созданию урока, к выбору вопросов для обсуждения. В этом случае урок может помочь читателям осмыслить свои впечатления, построить размышления, увидеть художественные “секреты” автора, а не только запомнить выводы и точку зрения учителя. Современные читатели выбирают для обсуждения тему любви и встречи, проблему выбора ценностей жизни, проблему жизнетворчества, понимания “нехитрой истины. Она в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками”. Конфликт мещанского мира Каперны и мечты Ассоль восьмиклассникам кажется очевидным и ясным, с их точки зрения не стоит посвящать ему отдельный урок.

Учитель оформляет доску “надутыми ветром” бумажными алыми парусами, предлагает собрать вокруг них все возможные ассоциации – “цвет глубокой радости, символ любви, паруса мечты, романтика, ожидание, творчество, осуществленное чудо, метафора надежды, торжество счастья”, “здесь нет ничего таинственного”, это гармония моря и любви, это “прелесть духовного отражения”, символ победы, веры. Символ “рая”, “свет, ставший теплом, и тепло, ставшее светом” (В. В. Харчев). “Разбрасывая веселье, он (корабль) пылал, как вино, роза, кровь, уста, алый бархат и пунцовый огонь. Корабль шел прямо к Ассоль”.

Затем каждый выбирает себе карточку с “судьбой” – группу для коллективной работы и обсуждения ее результатов. Задания на карточках могут корректироваться в ходе поиска: Мир Каперны. До и после. В чем очарование Ассоль, каждая черточка которой выразительно “легка и чиста, как полет ласточки”? Странная летящая душа и дух действия капитана Артура Грэя. Секреты романтизма Грина. Встреча Ассоль и Грэя как реальная, осуществимая мечта, в которой “тесно сплетены судьба, воля и свойство характеров” (поиск совпадений и взаимосвязей мечты и действительности). Язык фильма “Алые паруса” и впечатления зрителей. (Образы героев, роль монтажа, крупные планы, музыка, пейзаж, динамика фильма, позиция режиссера.)

В каждой группе читатели работают как “золотоискатели”, отыскивая и выписывая яркие художественные детали, раскрывающие тему их выступления. Из хаоса выбранных деталей выстраиваются рассуждения, комментарии, выводы. Затем каждая группа их обсуждает, коротко оформляет в виде записей, рисунка, таблицы и озвучивает, защищает свои заключения и литературные выводы. Познавательный и читательский опыт восьмиклассников позволяет им быстро и качественно справиться с этим видом работы без помощи учителя.

Самое сложное задание – анализ стиля Грина как писателя – романтика XX века. Здесь важно суметь распределить роли в группе, то есть разделить исследование стиля на более мелкие задания для каждого в группе, посильные по объему и сложности. Какие слова-образы включает автор в описание алых парусов? Какую роль играют они в произведении? (Парус. Атрибут Фортуны как в античности, так и в эпоху Ренессанса, поскольку она непостоянна, как ветер; также Венеры, рожденной из моря. Драпировка, вздымающаяся над головой морской нимфы наподобие паруса. Джеймс Холл. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М., 1996. С. 421.) Какое средство художественной выразительности особенно точно и ярко использует А. Грин? Что придает оно повествованию? Прокомментируйте свои наблюдения над эпитетами, сравнениями, метафорами. Как раскрывается замысел автора в истории создания этой феерии? (Первоначальные наброски относятся к лету 1916 года. Но рукопись не была завершена. Во время Гражданской войны он начал писать новую повесть под названием “Красные паруса”. И закончил ее в Петрограде в начале декабря 1920 года. 8 мая 1922 года в газете “Вечерний телеграф” была напечатана глава “Грэй”, а отдельным изданием книга вышла в 1923 году. Анализ зарождения замысла и его воплощения сделан Н. А. Кобзевым; см.: Кобзев Н. А. Новелла Александра Грина 20-х годов. Симферополь, 1996. Эту книгу мы часто цитируем в статье.) Проследите своеобразие сюжета.

Но главное на этапе самостоятельной работы не анализ, а синтез – гармония формы и содержания, стремление сохранить эмоциональную взволнованность авторского голоса. В качестве дополнительного материала группа получает отрывки из критических статей гриноведов.

Вот точка зрения Н. А. Кобзева, она поможет юным исследователям увидеть главное и сделать обобщения.

“С появлением Ассоль на страницах произведения заметно меняется стиль повествования. Он как бы обретает лиричность, задушевность, особого рода теплоту. Информативность описания сменяется нарастающей картинностью. Все получает смысловую весомость: и деталь, и ситуация, и диалог. Фраза становится сложнее, наполняется заметной экспрессией, в нее стройно вступают стилистические тропы, сообщая ей и особое дыхание, и музыкальность, и цвет. Раздвигается ассоциативно-образное мышление художника. Особой поэтичностью отличается уже первый портрет Ассоль (в феерии их шесть). Это импрессивный портрет, ибо передается в заметно эмоциональном восприятии Эгля. Описание преисполнено беспредельного лиризма и нежности: “каждая черта Ассоль была выразительно легка и чиста, как полет ласточки”; а имя ее “так однотонно, музыкально, как свист стрелы или шум морской раковины”. Грин, воссоздавая этот портрет, как бы сознательно указывает на свою манеру описания наружности героев. “Тут только он уяснил себе, что в лице девочки было так пристально отмечено его впечатлением”. Понятие “импрессион”, что переводится с французского на русский как впечатление, и определяет основное свойство гриновского портретирования. Не случайно впечатление от созерцания внешности Ассоль и открыло Эглю главное в ее духовном содержании. “Невольное ожидание прекрасного, блаженной судьбы…” Открыло и подтолкнуло к мифотворчеству, настроило на создание романтической сказки о морской дали, где однажды сверкнет под солнцем алый парус, о принце, который увидит во сне Ассоль и приедет за ней, чтобы “навсегда увезти в свое царство”, “в блистательную страну, где восходит солнце”. Так были брошены семена крупной мечты на благодатную почву души Ассоль. Сказка оказалась пророческим предсказанием.

В этом моменте необходимо еще раз обратить внимание на то, как у Грина романтическое и реалистическое тесно сближаются и переплетаются. Для писателя эти явления в атмосфере человеческого бытия нерасторжимы, взаимопроникающи и взаимообусловлены. Одно является продолжением другого и наоборот. Одно не существует без другого. И в этом нет ничего удивительного. Так Грин настойчиво и последовательно готовит сознание читателя к тому, что чудесное не есть случайное, а вполне закономерное явление в реальной человеческой жизни”.

В. В. Харчев обращает внимание читателей на “словесный портрет” Ассоль, который лишен точных реалистических подробностей, но черты которого несут отпечаток “особой духовности, устремленности к чуду, погруженности в мир мечты” (Харчев В. В. Поэзия и проза А. Грина. Горький, 1975).

Проблема соотношения романтического и реалистического раскрывается при анализе встречи Ассоль и Грэя как закономерного исполнения предсказания, живой мечты, в которой “так тесно сплетены судьба, воля и свойство характеров”. В истинно художественном произведении все значимо, важен “поиск стилистической доминанты”. В. В. Харчев видит ее в двойном действии: история Ассоль и история Грэя идут параллельно друг другу. В основе построения – конфликт между внешним и внутренним действием: внешнее действие нарочито ослаблено, внутреннее (жизнь чувств) доведено до экспрессии.

После выступления каждой группы можно сделать очень важный шаг – обратиться к особого рода философичности всей феерии, к главному символу “алых парусов”, символу мятежной надежды, который остался в литературе “открытием” Александра Грина.

Гарсиа Лорка в лекции “О воображении и вдохновении” говорил: “Для меня воображение – синоним способности к открытиям… подлинная дочь воображения – метафора, рожденная мгновенной вспышкой интуиции, озаренная долгой тревогой предчувствия… Воображение поэтическое странствует и преображает вещи, наполняет их особым, сугубо своим смыслом и выявляет связи, которые даже не подозревались, но всегда, всегда, всегда оно явно и неизбежно оперирует явлениями действительности… Воображение – это первая ступень и основание всей поэзии”. На этом уроке очень важно создать условия для живого воображения читателей, для рождения своих метафор, которые отразят поэтическое видение мира гриновских книг.

В. В. Харчев подчеркивает, что “рай”, то есть счастье, достигнут в финале не только в союзе Грэя и Ассоль; этот лейтмотивный символический образ раскрывается как философский: выйти из тьмы бездуховного существования – такая возможность заложена в каждом человеке (“огонь простой лампы”). Автор убеждает читателя, что если труд будет одухотворен мечтой, он станет творчеством. Говорящая символика цвета перерастает в метафору XX века – “алые паруса”. Метафора – это “дар гения”, соединение гениального озарения и расчета, интуиции и конструкции. Сила метафоры – в способности ломать способ восприятия мира, показывать смысл, соединять ясность мысли с полнотой образа. “Алые паруса” держат читателя в напряжении, соединяют переживание автора с чувством читателя, “вымысел адресуется к глубоко укорененным потенциальным возможностям реальности”. “Объяснить метафору – это значит перечислить значения, в рамках которых образ видится как смысл” (Теория метафоры. М., 1990). Но на уроке это объяснение неисчерпаемо, интуитивно, оно соединяет образ и ощущение, оставляет пространство для фантазии, недоговоренности. Иначе разрушается сама интонация завораживающего, вдохновляющего чуда, парадоксального сочетания “алых парусов” (не белых): “они ясно и неопровержимо пылали с невинностью факта, опровергающего все законы бытия и здравого смысла”.

Александр Грин силой своего воображения придумал “живую метафору”, которая вырвалась из контекста феерии и стала жизнью, произошла трансформация образа в символ. “Алые паруса”, как символ мечты и веры в ее исполнение, стали знаком XX века, который так страстно стремился к счастью, мечте, лучшему в человеке. Радостно, светло, трепетно и празднично любовь превращает мечту в реальность, чудо встречи, исполненной надежды, заслуженного счастья. Оказывается, сказки, стихи, мечты, герои, прекрасные судьбы рождаются из самой жизни – сложной, полной труда, преодоления, терпения, незаслуженных обид, испытаний.

“Пурпурный дым” – возмездие, победа и надежда на возможность преодолеть бездуховность в людях, смыть серый цвет с Каперны, открыть в каждом росток доброты, освободить душевную жизнь человека от зависти, злобы, жестокости. “Ведь идеал Грина столь же романтичен, сколько и реалистичен: “сплавить в одно целое все сокровища жизни, сохранив неприкосновенным тончайший узор каждого отдельного счастья”” (В. В. Харчев).

Завершаем урок мыслью К. Паустовского, которая возвращает внимание к началу урока и подчеркивает его сверхзадачу – воображение, мечта, надежда помогают человеку стать творцом своей судьбы и сквозь горести и скорби, потери и поражения нести свет надежды и веру в человека: “Грин писал почти все свои вещи в оправдание мечты. Мы должны быть благодарны ему за это. Мы знаем, что будущее, к которому мы стремимся, родилось из непобедимого человеческого свойства – умения мечтать и любить”.

В качестве своего индивидуального заключения каждый пишет свой текст:

“Прелесть духовного отражения”, или Символика цвета Александра Грина; Фраза… строчка… слово-образ (комментарий читателя); Главная метафора Александра Грина; Вовремя сказанное нужное слово; Мечты и идеалы, подаренные мне Александром Грином; Выходя из мягких юношеских лет; И думал о счастье…

Каждая из этих тем-зарисовок отвечает по-своему на вопрос: “Где кроется секрет обаяния “Алых парусов” А. Грина?” Одним он откроется в понимании встречи читателя и автора, в ожидании таких героев, в совпадении звучания душевных струн. Другим – в поэтической стране детства, в открытии “игры в радость ожидания” (Э. Постер), потому что “детское живет в человеке до седых волос”. Грин в “Алых парусах” решил важную задачу – сохранил детскую непосредственность видения, но направил ее на изображение душевной жизни. Для многих восьмиклассников феерия Грина была открытием романтического мира моря, свободы, отваги, мечты, любви…



“Алые паруса” Александра Грина – от метафоры к символу XX века