Загадка Базарова

Загадка Базарова

Базаров! – об этом литературном герое написано очень много глубоких, умных критических статей, и тем не менее, перечитывая Роман, ловишь себя на мысли, что от внимания все-таки ускользает что-то важное, во многом определяющее характер и поведение Базарова.

Трудно согласиться с нигилистом, отрицающим опыт всех предыдущих поколений, но одновременно не предлагающим взамен положительной программы иного обустройства общества. Об этом написано много. Разговор о другом. Несмотря на свои заблуждения, Базаров привлекает цельностью своего характера не только безликих Ситникова и Кукшину, но и идеологического противника – Павла Петровича Кирсанова. Естественно, и читатели невольно попадают в орбиту обаяния этого редкого человеческого качества – цельности натуры. Тургенев, как известно, был тайным психологом и считал, что писатель не должен подробно объяснять читателям все поступки своих героев, и он не разъяснил нам странную тайну цельности базаровского характера, хотя глубоко проник в психологию своего героя.

Цельность натуры, как правило, складывается из двух факторов: силы характера и убежденности в правоте своих взглядов. В первом Базарову не откажешь (вспомните хотя бы сцену дуэли или поведение при смерти). А вот с силой убежденности все намного сложнее. Будучи человеком практического склада ума, он, по справедливому замечанию Писарева, верит только личному опыту. Но читатели видят, как на протяжении всего романа герой нелогично пренебрегает и собственным опытом. В его нигилистической теории любовь – это вздор, романтизм, но встреча с Анной Сергеевной Одинцовой заставляет его с негодованием обнаружить в себе романтика. Герой, противореча своим убеждениям, начинает говорить с любимой женщиной красиво, и не только во здравии, но и при смерти: вспомните хотя бы его предсмертные слова, обращенные к Одинцовой: “Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет”. Эту красивость (нормальность) в редкие минуты он проявляет и в общении с родителями, Аркадием. Чего стоит только одна фраза Базарова, обращенная к другу: “О друг мой, Аркадий Николаевич!.. об одном прошу тебя: не говори красиво. Так выражаются романтики”. В романе немало эпизодов, в которых главный герой разумно возвращается к себе, нормальному, и естественное берет в нем верх, но какая-то сила возвращает героя к привычному себе, нигилисту-разрушителю. И эта сила волевому Базарову неподконтрольна. Он о ней даже и не знает. В романе есть несколько сцен, в которых главный герой выглядит крайне непривлекательно. Вспомним хотя бы эпизод несостоявшейся драки между Аркадием и Базаровым, которую последний и спровоцировал. К удивлению Аркадия, Евгений хочет поссориться с ним “раз хорошенько – до положения риз, до истребления”. И при этом “лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах, что он почувствовал невольную робость”. Этот эпизод в романе – один из самых важных, и он заслуживает детального анализа. На первый взгляд эту вспышку гнева можно объяснить вспыльчивостью характера главного героя, но, видимо, автор усмотрел в странном поведении Базарова нечто большее: эпизод не заканчивается неожиданным появлением отца Базарова, которое, по логике вещей, должно было охладить вспыльчивого сына. Василий Иванович произносит пространный монолог о прекрасном занятии молодых людей – “лежа на земле, глядеть в небо”. Времени опомниться – предостаточно. Судя по тому, что Базаров нашелся, как отшутиться, и при этом не выкрикнул, а проворчал “свою шутку, а после вполголоса” обратился к Аркадию, можно сделать вывод, что Евгений справился с внезапной вспышкой гнева. Но тем больше шокируют его слова, обращенные к другу после продолжительной паузы: “Жаль, что помешал”. Итак, герой справился с гневом, но не справился со своей природной склонностью – страстью истреблять и “разрушать”. Любопытно проследить за лексикой отрывка. Аркадий не умом, а чувствами воспринимает и пытается понять своего друга: лицо его друга показалось ему таким зловещим, “нешуточная угроза почудилась”, он почувствовал “невольную робость”. Как справедливо заметили Тютчев, Достоевский и другие классики, чувства развиты в человеке сильнее, чем ум, и поэтому многие незнакомые жизненные ситуации мы пытаемся разрешить сначала чувствами. Это происходит и с Аркадием Кирсановым, ведь с “таким (слово повторяется в отрывке и ритмически усиливает фразу) Базаровым он еще не был знаком”. Странность поведения Базарова мы наблюдаем и в других эпизодах романа. Посетив родителей, “Енюша” собирается провести первую ночь под отчим кровом. Отец и мать еще не успели надоесть “ему своим вниманием”, и читатели вправе ожидать от героя пусть не романтических, но естественных ностальгических чувств. В следующей главе Евгений признается Аркадию, что любит своих родителей, а перед смертью попросит Одинцову побеспокоиться о них, ведь “таких людей, как они, в вашем большом свете днем с огнем не сыскать”. Но все это будет потом, а в первую ночь Василий Иванович отправился от Аркадия в свой кабинет и, прикорнув на диване в ногах у сына, собирался было поболтать с ним, но Базаров тотчас его отослал, говоря, что ему спать хочется, а сам не заснул до утра. Широко раскрыв глаза, он злобно глядел в темноту: “воспоминания детства не имели власти над ним, да к тому ж он еще не успел отделаться от последних горьких впечатлений”. Конец фразы, написанной Тургеневым в виде присоединительной конструкции, явно указывает нам, что причина странной зл
обы героя кроется не в отказе Одинцовой, а в чем-то другом. Но автор, следуя своему принципу оставаться “тайным психологом”, предоставляет читателям возможность самим разгадать загадку неадекватного поведения персонажа. Очередной всплеск злобы мы наблюдаем в сцене признания в любви: Базаров испытывает “страсть, похожую на злобу и, может быть, сродни ей…” Многого стоит наблюдение автора и многоточие в конце этой фразы. Возможно, злоба – самая сильная страсть героя, управлять которой он не может. Более того, он не в состоянии объяснить ее причины. Послушаем разговор двух друзей. Базаров:

“- …Я чувствую только скуку и злость.

– Злость? почему же злость?

– Почему? Как почему? Да разве ты забыл?

– Я помню все, но все-таки я не признаю за тобой права злиться. Ты несчастлив, я согласен, но…”

Перечитайте этот диалог, и вы увидите, что Базаров, прервав друга, не ответил на вопросы Аркадия и нелогично перевел разговор на другие темы. Почему? Может быть, Евгений просто схитрил и попытался увильнуть от сложного вопроса? Нет. Лукавство не в его характере. На мой взгляд, все проще и одновременно сложнее. В Базарове сильно развито разрушительное начало. Не случайно он ставит своей задачей ломать “не только себя, но и других людей (…нам других подавай! нам других ломать надо!)”. Когда главный герой говорит, что задача его поколения заключается в том, что надо расчистить место, он озвучивает не только позицию революционных демократов, но и свою неосознанную внутреннюю потребность разрушать. Теория слилась с психическими отклонениями, и сплав родил цельную, но странную личность – Базарова.


Вы читаете: Загадка Базарова