Языковые средства изображения “города-обмана” в повести Н. В. Гоголя “Невский проспект”

На предыдущих уроках мы говорили о Петербурге Гоголя, анализируя содержание, идею и композицию повести “Невский проспект”.

Сегодня нам предстоит, надеюсь, интересная работа с языковыми средствами изображения “города-обмана” в повести.

Вспомним, к каким выводам мы пришли, анализируя композицию “Невского проспекта”.

Произведение состоит из трех частей: первая часть – реальное пространство, знакомое каждому жителю Петербурга; вторая – пространство вымышленной действительности, в котором разворачиваются истории двух молодых людей, выхваченных автором из толпы, гуляющей по проспекту; третья часть – метафизическое пространство высшего порядка, мифологический уровень восприятия Невского проспекта, а значит, и Петербурга.

Описание Невского проспекта обрамляет собственно художественную часть произведения, причем рамка очень массивная.

Мы уже не раз сталкивались с рамочной композицией в художественных произведениях.

– Что в них было более важным: то, что внутри рамки, или сама рамка?

– Можем ли мы с полной уверенностью сказать, что в повести “Невский проспект” все именно так?

– А как тогда можно интерпретировать внутреннюю часть произведения? (Иллюстрация, пример того, что может произойти на Невском проспекте.)

Ну а поскольку рамка в этом произведении играет очень важную роль, сегодняшний урок и будет посвящен анализу описания Невского проспекта, которое содержится в первой и третьей частях повести.

– Что является доминирующим в описании Невского проспекта в начале и в конце повести?


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Языковые средства изображения “города-обмана” в повести Н. В. Гоголя “Невский проспект”