Художественный перевод на уроках литературы

Однажды Анна Ахматова сказала: “Как глупо, прожить жизнь и не прочесть в подлиннике Шекспира”. Она стала заниматься английским языком: первые несколько уроков ей дал Маршак, а потом сама читала всякие грамматики и самоучители, часов по восемь в день. “Через полгода я свободно читала Шекспира”.

Сегодняшний читатель имеет возможность не только читать на своем языке практически любое произведение зарубежного автора, но и выбирать между вариантами перевода. Например, Шиллер существует в переложениях Жуковского, Лермонтова, Тютчева, Заболоцкого.

Причем многие переводы настолько прижились в русском языке, что воспринимаются нами как исконные произведения отечественных писателей. Стихотворение “На севере диком…” неотделимо ассоциируется с оригинальным творчеством Лермонтова, хотя это только перевод из Генриха Гейне. А известная по кинофильму “Жестокий романс” песня “За цыганской звездой” (“Мохнатый шмель – на душистый хмель…”) – перевод одноименного стихотворения Р. Киплинга.

Данная работа содержит материал, целью которого является углубление знаний учащихся о проблемах художественного перевода. Из опыта работы я знаю, что Дети представляют себе работу переводчика весьма примитивной, порой не подозревая, какие сложности таит в себе эта профессия. Также хочу отметить, что программа по литературе почти не предусматривает знакомство с такими специалистами в этой области, как С. Маршак, Э. Багрицкий, М. Лозинский, К. Чуковский.

Работа состоит из двух частей. Первая содержит материалы, которые учитель может использовать в своем рассказе о “высоком искусстве” (К. Чуковский) художественного перевода.

Примеры взяты мною из различных специальных пособий, таких как “Пособие по переводу с английского языка на русский” Т. Р. Левицкой, A. M. Фитермана (М.: Высшая школа, 1973), “Основы по переводу с английского языка на русский” С. С. Толстой (М.: Из-во ИМО, 1957) и других подобных им, а также из замечательной книги болгарского переводчика Сидера Флорина “Муки переводческие” ( М.: Высшая школа, 1983).

Вторая часть содержит материал практических занятий.

В упражнениях за основу берется подстрочный перевод художественного произведения и его поэтические переводы. Задача учащихся: путем сравнения определить, чей перевод оказался более близким к оригиналу, кому из переводчиков удалось лучше передать идею (чувства, ощущения) автора, за счет каких художественных средств удается это сделать.

Лабораторная работа (по “Гамлету” Шекспира) была апробирована мною в 9-м классе при изучении трагедии. В работе используются два варианта перевода Б. Пастернака (монолог Гамлета) – ранний (один из первых вариантов) и более поздний (как сам Пастернак считал, более удачный). Работа велась с использованием толковых словарей с целью определить, почему переводчик пересматривает ранний вариант монолога и вносит ряд существенных изменений.

I. Переводы и переводчики. Переводчик, как трактуется это слово в “Толковом словаре” С. И. Ожегова, – Специалист По переводам с одного языка на другой. Именно специалист, а не обычный знаток иностранного языка.

Говорят, что у хорошего переводчика во время работы на столе лежит как минимум четырнадцать словарей и справочников, по которым он постоянно уточняет и проверяет полученную информацию. А что бывает, когда переводчик полностью рассчитывает только на собственные знания, не прибегая к дополнительным уточнениям?

Западная переводчица, переводя с русского Марсовой матрос, Превратила его в небесного пришельца – марсианского Матроса (А. И. Гончаров. Фрегат “Паллада”). Получилась полная ерунда, потому что марсианский матрос – матрос, место которого на Марсе (именно с прописной буквы); в морской терминологии марсом называется дощатая или решетчатая площадка вершины мачты на первом колене рангоута.

В свою очередь, русская переводчица заставила персонажа Фенимора Купера ” Подбросить Ружье и выстрелить”. И хотя по словарю приблизительно так и выходило, редактор перечеркнул предложение, потому что невозможно стрелять из подброшенного вверх ружья. Откуда же было знать переводчице, никогда не державшей в руках ружье, что его не подбрасывают, а Вскидывают.

Прав был В. А. Жуковский, говоря о переводчиках, механически копирующих подлинник: “Рабская верность может стать рабскою изменою”.

При переводе “Музыкальных новелл” Гофмана переводчик столкнулся с таким предложением (букв.): “Дон Жуан сбрасывает плащ и стоит в красном, Рваном Бархате, расшитом серебром, Роскошно одетый “. Пришлось прибегнуть к помощи множества словарей и энциклопедий, чтобы выяснить, что эквивалентом немецкого Рваного бархата в русском языке является Разрезной бархат, очень дорогой материал.

Сколько же самых разных вопросов встает перед переводчиком!

Слово “зима” и “winter” – словарные эквиваленты. Но при слове “зима” москвич вспоминает о снеге, морозе; при слове “winter” жителю Лондона представляются хмурые туманы. И этого нельзя не учитывать при переводе с одного языка на другой.

В “Деле Артамоновых” М. Горького есть предложение: “Молодчина, деловик, вол, умница”. Русское слово “вол” ассоциируется с усердием, трудолюбием. И поговорка соответствующая у нас есть – работать как вол. Английский же вол (ох) – олицетворение глупости, приблизительно как наш осел. Значит, при переводе этой фразы на английский язык следует знать и учитывать существующий подтекст и, возможно, отказаться от дословного перевода.

Как перевести на другой язык: Мы опять оказались у разбитого корыта? Пересказывать в сноске сказку А. С. Пушкина?

А ведь есть еще и авторские слова, эпитеты, метафоры, которых ни в каком словаре не найдешь. В романе Виктора Смирнова “Тревожный месяц вересень” встречается Трофейный цвет, а у Еремея Парнова в книге “Ларец Марии Медичи” – цвет Танго.

“Лошадиную фамилию” Чехова не переведешь ни на какой язык, не “переведя” все даваемые им “лошадиные фамилии”. Но как передать такие нюансы, как Жеребцов – Жеребятников – Жеребчиков или Кобылин – Кобылицын – Кобылятников?

А как быть с Держимордой Гоголя?

В Англии, переводя басни Крылова, попытались адаптировать некоторые выражения к восприятию именно англичанина. И вот что получилось: “Демьянова уха” – “Суп мистера Джона”, “стерляди кусочек” – “кусочек форели”, “Тришкин кафтан” – “пальто Сэмми”.

В результате всех этих “мелочей” знаменитые Русские басни превратились в Английские, был утерян “русский дух”, колорит, национальное своеобразие. А ведь главное условие перевода в том, что он должен читаться как оригинальное произведение. Выходит, что неслучайно такие понятия, как “переводческая грамотность”, “переводческое искусство”, – главные требования, предъявляемые к переводчику художественного произведения. Чтобы сделать грамотный перевод, недостаточно владеть языком в совершенстве, нужно многое знать об эпохе, истории, людях того времени, с которым связан перевод, и, конечно же, о самом писателе, чьи произведения хочется донести до читателя. Только тогда переводчик художественной литературы будет во всеоружии.

В противном случае можно наделать грубых, непростительных ошибок, как, например, в Чикаго в 1876 году при переводе “Капитанской дочки” А. С. Пушкина. Когда к крепости приближается Пугачев, капитан Миронов говорит: “Ступайте, ступайте; да коли успеешь, Надень на Машу сарафан “. Что имеет в виду капитан Миронов? И переводчица запуталась. Очевидно, она где-то прочла, будто у русских было обычаем хоронить покойников в самой богатой одежде, и в соответствии с этим сделала перевод. Получилась полная чушь. А если бы переводчица предварительно навела справки об эпохе Пугачева, о порядках, царивших в те времена, то она, несомненно, знала бы, что Пугачев не обижал людей из простого народа, и капитану Миронову это было хорошо известно.

И ни для кого не секрет, что башмачок Золушки стал хрустальным из-за ошибки переводчика. Слово, которое переводчик перевел как “хрустальный”, на самом деле обозначало род тонкой ослиной кожи, из которой шили дорогую обувь. Хотя в этом случае получилось, наоборот, только поэтичнее.

Методический комментарий

Этот фактический материал может быть предложен вниманию учащихся на уроке, посвященном художественному переводу. (По программе под ред. А. Г. Кутузова эта тема изучается в 6-м классе.) Однако представляется целесообразным сопроводить этот материал вопросами и заданиями для учащихся. Они могут быть следующими:

– Найдите русский эквивалент дословно переведенным иноязычным пословицам и поговоркам: поет как кошки с собаками; слишком много поваров портят бульон; когда свиньи полетят; не считайте своих цыплят, пока они не высижены; убить двух птиц одним камнем.

– Какая фраза может быть переведена следующим образом: “Ох, как меня давит Рюрикова фуражка”? Какие правила нарушил переводчик? Эта же фраза может быть предъявлена ученикам как филологическая задача, и тогда задание будет сформулировано следующим образом: объясните перевод фразы, то есть восстановите исходную фразу и определите причины ее искажения в процессе художественного перевода (подсказку для выполнения этого задания ученик может найти на с. 149-150 учебника “В мире литературы” под ред. А. Г. Кутузова для 6-го класса).

См. подробнее о филологических задачах: Шаповал С. А. Самодостаточная филологическая задача как учебный жанр // Русская словесность. 2000. № 3,4.

– Что дает право современному ученому и переводчику М. Гаспарову сказать: “Автор гораздо меньше думает о читателях, чем переводчик”?

II. Практическая часть. “От подстрочника к художественному переводу”

Упражнение 1. Как переведен лимерик?

В английской поэзии существует особая форма шуточного пятистишия – лимерик. Особенно известен у нас как создатель лимериков англичанин Эдвард Лир. Сейчас мы посмотрим, как перевел его шуточное стихотворение М. Редькин. Но сначала мы должны выяснять, что характерно для лимерика как жанровой формы. Ответ на этот вопрос может быть предложен учащимся в качестве дополнительного задания к уроку. На уроке повторим: Лимерик – пятистрочная строфа с системой рифм ААББА; размер трехсложный – амфибрахий или анапест, нередко смешанный. Строится лимерик следующим образом: к первой строчке можно поставить вопрос КТО И ОТКУДА? К последующим трем – ЧТО ПРОИЗОШЛО? К последней – ЧЕМ ЗАКОНЧИЛОСЬ?

В лимериках всегда происходит что-нибудь нелепое и смешное.

Далее работаем с переводом.

Растяпа-старик из Лиона
Свалился в кастрюлю бульона.
Повар был не дурак –
Отыскал он дуршлаг
И поддел старика из Лиона.

Проверяем, удалось ли переводчику сохранить особенности жанровой формы лимерика. Теперь можно ответить на вопрос о творческой удаче или неудаче переводчика. Сравним с подстрочником:

Был старик с севера,
Который упал в кастрюльку бульона.
Но ловкий повар
Выловил его крючком,
Что спасло старика с севера.

Кое-что переводчику пришлось изменить. Например, герой М. Редькина не выходец с севера, да и вообще не из Англии (Лион – юго-восток Франции); повар в русском переводе использует не крючок, а дуршлаг (что выглядит комичнее).

Затем выясняем, пострадало ли от этих изменений стихотворение. Можно ли переносить место действия или заменять одни предметы быта на другие? Почему?

Упражнение 2. Стихотворение Поля Верлена “Осенняя песня” и его переводы.

Методический комментарий

Безусловно, работа с этим переводом может быть предложена ученикам в 9-м классе (в идеале – предшествовать лабораторной работе, описанной ниже) или даже на олимпиаде. И хотя автор материалов сознательно отказался сопроводить переводы из П. Верлена вопросами для работы на уроке, думается, было бы целесообразным предложить учащимся выполнить следующие задания.

– Определите стихотворный размер переводов. Как вы думаете, зачем А. Гелескул изменяет стихотворный размер оригинала?

– Составьте вопросы, которые помогут вам сопоставить два перевода.

– Предложите свой вариант перевода любых двух строк или стихотворения в целом.

– Опираясь на текст подстрочника и двух переводов, прокомментируйте слова М. Гаспарова: “Переводить так, как писал бы автор, если бы писал по-русски”. Когда писал? При Карамзине? При Решетникове? (Федор Михайлович Решетников (1841-1871), писатель-демократ, постоянный автор “Современника” и “Отечественных записок”. – Е. Р. ) При нас? Да он вовсе бы не писал этого, если бы писал при нас! Задача перевода не в том, чтобы дать по-русски то, чего не было по-русски, а в том, чтобы показать, почему этого и не могло быть по-русски”.

Лабораторная работа. Монолог Гамлета: два варианта одного перевода Б. Пастернака.

На столах перед учениками – текст монолога Гамлета “Быть или не быть…” в переводе Б. Пастернака (первый вариант и окончательная редакция). Объем фрагмента – на усмотрение учителя.

Сравниваем по словарю значения. Терпеть – 1. Безропотно и стойко переносить что-нибудь. 2. Мириться с наличием, существованием кого/чего-нибудь. 3. Испытывать что-либо неприятное.

Вывод. В сочетании Достойно терпеть глагол имеет первое значение, так как нельзя Достойно мириться, Достойно испытывать, но можно Достойно ( Стойко ) Переносить.

Смиряться – Примиряться с кем/чем-нибудь, покоряться. Не подходит, ищем дальше. Смирение – отсутствие гордости, готовность подчиниться чужой воле.

Вывод. Смиряться – покоряться из-за отсутствия гордости.

Сравниваем результаты.

Из контекста знаем, что подразумевается отрицательный ответ. Итак, получается: стойко переносить что-нибудь – всегда достойный поступок человека, значит, в первом варианте ответ – Да. Исходя из контекста, знаем, что подразумевается отрицательный ответ, то есть нет, такое не достойно гордого человека. Значит, более удачный вариант – второй.

Работаем по таблице дальше: записываем следующую строку.

Отвечаем на вопросы.

– Почему автор убирает слово “щелчки”? Для русского читателя это слово ассоциируется со сказкой Пушкина “О попе и работнике его Балде”, производит в сознании комический эффект, что неуместно в данном монологе, к тому же в переносном значении имеет разговорный оттенок, а стиль монолога – высокий слог.

– Почему снимается приложение в сочетании Обидчица-судьба? Это не совсем верно. Ведь судьба не всегда его обижала, учитывая уже то, что он родился наследным принцем.

Работаем со словарем. Лучше – предпочтительнее, вернее, то есть оставляет возможность сравнения. Надо = нужно – следует, Необходимо, То есть подразумевается решительность. Первый вариант оставляет место для дальнейших сомнений, звучит мягче, предполагает взвешивание “плюсов” и “минусов”, тогда как Гамлет стремится именно к окончательному выбору, решительному и бескомпромиссному. Итак, Встретить – Нейтральное. Сопротивление (оказать) – Противодействовать натиску, воздействию. По контексту – более верный вариант. Кроме того, первая строфа построена на антитезе. Где антитеза выражена ярче?

Во втором варианте в результате изменений удачно использована аллитерация (которая отсутствует в первом варианте): “и в смертной схватке с целым морем бед”. Фонетический эффект усиливает жесткость намерений героя, желание противостоять до конца.

Сравниваем значения по словарю. Положить конец (устойчив.) = прекратить. Покончить – 1. Доведя до конца какое-либо дело, освободиться от кого/чего-нибудь; 2. уничтожить, устранить.

Применительно к чувствам Гамлета – что вернее? Желание прекратить волненья или желание освободиться от них, устранить?

Почему автор исключает слово ВОЛНЕНИЯ? Волнение – сильная тревога, душевное беспокойство. Но Гамлет испытывает не тревогу, а (если быть точным) МУКИ совести. Здесь: лексическое несоответствие, в том числе и с дальнейшим текстом.

Следует обратить внимание, что в обоих вариантах происходит перемена вида глагола, что имеет смысловое значение. Оказать сопротивление – сов. вид; Смиряться – Несов. вид. То же в первом варианте.

Предел – 1. Пространственная или временная граница; 2. Последняя, крайняя грань. Дословно СОН (для Гамлета – “смерть”) есть предел. Но если под сном Гамлет подразумевает освобождение, то здесь лексическая неточность, он будет не НА пределе, а ЗА пределом сердечных мук.

Есть и синтаксические интересные изменения, например:

Что изменилось? Почему строка зазвучала по-другому?

На этом этапе можно прервать коллективную работу с классом и предложить следующие строки монолога для дальнейшей самостоятельной работы.

Методический комментарий

Тверской методист Т. Н. Андреева однажды заметила: “Самостоятельная работа учащихся на уроках литературы характеризуется фрагментарностью и носит контролирующий характер. Но для того чтобы проконтролировать, надо сначала обучить. В условиях тотальной нехватки времени, когда волей-неволей отодвигается в сторону исследовательский подход и увеличивается доля репродукции, необходимы иные формы самостоятельной работы. Лабораторная работа – именно такая форма самостоятельной урочной работы, которая вооружает учащихся эффективными способами познавательной деятельности, формирует читательскую компетентность и обеспечивает возможность индивидуального подхода в обучении, – иными словами, помогает реализовывать принципы развивающего обучения”. Думается, что предлагаемый урок не только блестящий пример такой лабораторной работы, но и образец того, как в процессе анализа художественного текста идти не от идеи к слову, а наоборот, от слова к идее.

Андреева Т. Н. Формы исследовательской деятельности старшеклассников в процессе литературного образования // Филологические традиции в современном литературном и лингвистическом образовании. М.: МГПИ, 2003. Вып. 2. Т. 2. С. 96.

Этой работе может предшествовать постановка перед учениками следующей проблемной задачи: сопоставив первый вариант перевода и его окончательную редакцию, докажите или опровергните справедливость слов Б. Гаспарова: “Собственно, Пастернак был идеальным воплотителем того советского отношения к переводу, которое сформулировал И. Кашкин (известный советский переводчик, чьи переводы романов Э. Хемингуэя на русский язык признаны лучшими. – Е. Р. ): переводить нужно не текст, а действительность за текстом (“не слова, а мысли и сцены”, как выражался Пастернак)”.

В заключение заметим, что великолепный материал для проведения лабораторных работ подобного типа учитель может найти в книге известной переводчицы Норы Галь “Слово живое и мертвое”.


Вы читаете: Художественный перевод на уроках литературы