Все-таки жить!

Продолжаем наш разговор об экзамене по литературе. В прошлом номере мы уже писали о том, что с приходом фактически обязательного ЕГЭ по русскому языку учитель ставится перед необходимостью готовить одиннадцатиклассников к разным формам выпускного экзамена по литературе. Это может быть сочинение, устный экзамен или формат ЕГЭ. Причем каждый регион самостоятельно принимает решение о том, будет ли выбор формы предоставлен выпускнику или все сделают за него чиновники. Может оказаться так, что учитель будет поставлен перед фактом: ваши выпускники должны обязательно сдавать, к примеру, устную литературу (именно так произошло в прошлом году в Питере). Может быть иначе: в одном и том же классе одни ученики выберут ЕГЭ, другие сочинение, а третьи – устный экзамен. Как не растеряться в такой ситуации? Нам кажется, заметки петербургской учительницы Ирины Ежовой о том, как она со своими учениками готовилась к неожиданно объявленному устному экзамену по литературе, очень помогут тем коллегам, кто столкнется с этой проблемой впервые.

Сентябрьское бабье лето было встревожено как снег на голову обрушившимся известием: обязательный экзамен по литературе будет в устной форме. “Как в устной форме? – Так, в устной форме. Решением комитета наробраза из Петербурга”. Вот те на! Вот не было заботы, так подай!

По всем правилам жанра, в полной традиции с классикой известие пришло из неофициальных источников, а официальные источники как-то осторожно, не давая возможности даже помыслить об обсуждении формы экзамена, спускали информацию потихоньку-полегоньку, мудро полагая, что словесники питерские – народ к трудностям привычный, вскоре сами поймут преимущества непопулярных форм над популярными, а уж посмотреть на временные неудобства через призму вечных проблем они всегда сумеют. Что-то подсказывало и мне, что единственным вопросом, которым стоило (пока!) терзать свою учительскую голову, был привычный вопрос: “Что делать-то?”

Во-первых, решила я, важно не обрушивать мои сомнения и треволнения на головы учеников, им и без того нелегко приходится. Во-вторых, надо подумать, как организовать работу в течение года, чтобы… И вот тут я призадумалась. Почему устный экзамен вносит коррективы в привычный для меня стиль работы? Потому что обязательный? Потому что Для всех. Я уже привыкла, что подобная форма привлекает очень немногих, как правило, лучших учеников, для которых не страшно сочинение, но потребно общение.

Лет семнадцать назад именно такие Дети показали мне, Каким Может быть экзамен. Я волновалась, наверное, больше, чем они. Первый мой экзамен в качестве выпускающего учителя. Они девятиклассники. Их четверо. Им впервые позволили выбирать предмет, и они решились на устный экзамен по литературе. Опытные старшие коллеги предупредили: будет очень сложно, дети (обычная дворовая школа) еще не владеют ни материалом, ни речью… Ничего особенного учителя не сказали, но внесли тревогу и сомнение: справятся ли девчонки, влюбленные в литературу, с уровнем устного экзамена, на котором они Должны продемонстрировать соответствующие умения и навыки? Сознание того, что ничего подобного я специально Не формировала, стало рисовать мне картины будущего позора – одну страшнее другой. А дети как же? Я же их буквально подставляю, всему не научив и все не сформировав! Нет-нет, надо отказаться, пока не поздно… Но было поздно, потому что в отличие от меня у детей решимости было побольше, а амбиций поменьше, да и экзамен их привлекал по самым разным соображениям: знания явно пригодятся в дальнейшем, навык “трудного устного” (это-то они осознавали!) никогда не помешает, да и повторять такой материал им гораздо интереснее. Теперь подобный настрой я грамотно называю мотивированным и понимаю, что от него зависит половина успеха. Истинной же удачей экзамена стало чувство радости от общения с детьми, уже осознавшими значимость мира литературы для них лично. При таком их отношении оценка уже играла какую-то третьестепенную роль и естественные шероховатости в ответах не заслоняли главного. Экзамен помогал взрослеющим людям раскрыть себя.

Много воды утекло с тех пор, и все последующие выпускные испытания, выпадавшие на долю как целых классов, так и части учеников, обогатили палитру моих чувств и неудачами, и срывами, и чьими-то взлетами, но не разубедили в главном: Школьный экзамен по литературе должен дать возможность ученикам проявить личное восприятие прочитанного. Не у каждого из них такая потребность есть, но предоставить такую возможность надо. В сочинении потенциал для самовыражения пишущего значительнее сильнее, чем в устном ответе по билету, потому что возможность выбора материала различна. Помню, как расстроилась моя учительница, когда на выпускном экзамене застойных времен мне достался билет с двумя вопросами: 1) В. И. Ленин о Л. Н. Толстом и 2) Роман Н. А. Островского “Как закалялась сталь”. Видимо, моего знания и понимания данного прочитанного материала ей было недостаточно, чтобы полагать свою учительскую задачу выполненной. Ей всегда была важна личность ученика, формирующегося под влиянием уроков русской литературы, и на экзамене она ждала иного диалога.

А какого диалога мы ждем сегодня? Как не снизить планку, поставленную трудами предыдущих учеников, и не превратить экзамен в “избиение младенцев”? Ведь нынешние одиннадцатиклассники вовсе не были настроены на устную форму итоговой аттестации (практикующий учитель понимает, сколь трудна в подготовке и затратна по времени такая форма), и ответы многих могут стать просто детским лепетом. Эх! Эх! придет ли времечко, когда (приди, желанное!..) чиновники научатся ученье уважать. В самом деле, неужели невдомек начальству, что правила сдачи экзаменов следует устанавливать не на финише, а на старте и любые перемены следует обрушивать на 8-й и 10-й классы, но не на выпускной! И говорю я об этом не для сотрясения воздуха, а чтобы мы осознали трудности предстоящего для ребят экзамена и постарались создать благоприятную для достойной беседы атмосферу.

Итак, что делать будем? Попробую поделиться некоторыми соображениями, помогающими мне в работе со старшеклассниками. Как, полагаю, и большинство моих коллег, год я начинаю с информации о предстоящих выпускных экзаменах, с разговора о специфике каждой формы, со знакомства с критериями оценки всех интересующих нас форм. Уроки русского языка посвящаются оценке задания “С” по ЕГЭ, сочинений, изложений, а также классификации речевых и грамматических ошибок. Конечно, весь этот материал для них не нов, но свою задачу я вижу в том, чтобы Приучить учеников проверять собственные работы по данным критериям. Поэтому в течение года не только я, но и они сами проверяют работы друг друга, пользуясь распечатками всех критериев. Полученная информация помогает определиться каждому в собственном выборе формы экзамена, и после предварительного мониторинга работа идет в заданном направлении.

Для сдающих Устный экзамен по билетам существует консультационный час, когда они могут уточнить содержание того или иного билета. Подчеркну особо, что никогда не “наговариваю” материал, не нацеливаю его на экзаменационную формулировку. О предмете беседы договариваемся заранее, и ученики готовятся самостоятельно к какому-либо вопросу. На консультации вовсе не обязательно учителю демонстрировать свои знания, а вот ученику важно побывать в роли отвечающего по билету или комментирующего чужой ответ. Результат удачной консультации – Самостоятельно составленный план ответа, не один на всех, а у каждого свой, ибо возможности подачи материала весьма многообразны. На мой взгляд, важно учитывать специфику устного ответа, в котором мощный аккорд выносится в начало, тогда как в сочинении выигрывает при всех прочих составляющих сильный финал. Структуру ответа можно озвучить в самом начале, а потом последовательно раскрывать обозначенные тезисы.

Когда учащийся на экзамене сперва исписывает страницы убористым почерком, а потом читает написанное комиссии, это подменяет суть устного экзамена, хотя и не может быть основанием для неудовлетворительного результата. Насколько выигрывает при ответе ученик, продумавший логику подачи материала и акцентирующий внимание комиссии на определенных тезисах, которые он обосновывает с помощью текста в свободном диалоге! Когда времени не хватает, можно на консультации обсуждать именно планы ответов, сопоставляя разные варианты подачи материала. Уровень требований познается в реальном сравнении выступлений участников занятия. Очень помогают сильные ученики, как правило, нешаблонно и интересно освещающие темы. И если не удастся охватить для повторения весь материал, то планка “хорошего ответа” по какой-либо теме и станет инструментом самоконтроля при непосредственной подготовке к экзамену.

Конечно, далеко не всех ребят я могу привлечь к такой осмысленной работе, но любое внеурочное мероприятие провожу только для желающих. Ленивцы отзываются тогда, когда убеждаются в продуктивности консультаций. Значит, в середине года предусмотрю на уроке устный зачет, на котором они “почувствуют разницу”. А время тех, кто может готовиться самостоятельно, всегда уважаю.

Есть еще одна форма устного экзамена – Реферат. Он находит много поклонников, да не все к нему допускаются. А ведь именно реферат позволяет учащемуся проявить личные пристрастия и продемонстрировать не только глубокие знания по предмету, но и собственную зрелость суждений. Чтобы не стать профанацией, плагиатом, интернетовской перепечаткой, реферат должен все эти искушения перерасти. Пусть начальным этапом работы станет поиск материала по заданной теме и в печатных изданиях, и в Интернете. Очень часто скачанную информацию ученики делают темой доклада в 9-м и 10-м классе. Но если Доклад нельзя читать, то неизбежно возникнет трудность в проговаривании материала чужим языком, не свойственным выступающему. Чем раньше ученики ощутят эту трудность, тем быстрее они осознают необходимость переработки информации, ее адаптации. Всегда интересно наблюдать, как собранная информация по теме перерастает постепенно в собственное осмысленное восприятие материала. Для этого важно направлять поиски ученика в русло не абстрактного, а конкретного исследования. К примеру, в начале года все получают задание написать реферат по творчеству поэта Серебряного века. Список имен внушительный, позволяющий охватить не только символистов, акмеистов и футуристов, но и поэтов, не примкнувших к какому-либо из перечисленных направлений. Тема формулируется как “Судьба поэта в стихах” и позволяет широко использовать современные возможности поиска информации.

Задача подобного реферата – самостоятельное знакомство с культурой Серебряного века. Защита реферата в форме доклада дает возможность усвоить набранный материал (обмен информацией может стать фрагментом групповой работы при изучении данной темы на уроке). И только после этого ученики, заинтересовавшиеся конкретной судьбой и конкретным творчеством, продолжают работу над рефератом как над выпускной работой. Темы вновь формулируются в процессе исследования. К примеру, творчество Вячеслава Иванова изучается в контексте итальянской темы, роман Пастернака “Доктор Живаго” осмысляется через тетрадь стихов Юрия Живаго, стихи Велимира Хлебникова читаются в контексте его футурологических статей, судьба Георгия Иванова становится частью судьбы русской эмиграции первой волны. Ничего особенно оригинального не происходит, но работы чаще всего отличаются личным проникновением в культуру прошлого и приобщением к ее богатому духовному опыту. Каждый год на экзамене мы становимся свидетелями такого приобщения и убеждаемся в благодатности подобной формы работы. Трудно удержаться, чтобы не процитировать финальные строки стихотворения, написанного выпускницей под впечатлением творчества Георгия Иванова, научившего ее любить родной Петербург. Пусть эти строки воодушевят нас на непростую, но важную работу – учить и учиться.

Что же делать? – за солнцем с моста вдруг в Америку прыгнуть?
Только сердце останется здесь и страдать, и любить.
От тоски по “Бродячей собаке” во Франции можно погибнуть,
Ну а здесь, как собаке бродячей, но все-таки жить.

По моей просьбе одна из выпускниц, только что окончившая школу, набросала перечень ученических потребностей при написании реферата. Думаю, знать о них учителям небесполезно.

К каждой теме учитель должен предложить список литературы, как-то прокомментировать его, посоветовать, какие книжки более всего подходят для данной темы, систематизировать прочтение тех или иных материалов. Возможно, учитель мог бы обсудить с учеником структуру работы, вместе набросать план, наиболее подходящий для раскрытия данной темы. Так намного легче писать, так как есть на что ориентироваться. Было бы полезно, если бы учитель отслеживал работу ученика, смотрел черновые варианты реферата, указывал на ошибки – работа будет наиболее полной и содержательной. Учитель мог бы посоветовать, в каком направлении раскрывать тему, как ее можно сузить, если она слишком широка. Кратко обсудить с учеником основное содержание, указать на пункты, которым следовало бы уделить побольше внимания. Необходима какая-то разговорная практика, будь то научная конференция или мини-предзащита перед самим учителем. Это поможет ученику привыкнуть к устным выступлениям и более раскованно чувствовать себя непосредственно на самой защите.

Я не стала редактировать эти наброски, но они вполне отчетливо характеризуют все трудности реферативной работы. Особо хочется подчеркнуть мою солидарность с идеей предзащиты. Научно-практические конференции в конце года вполне соответствуют нужному уровню. Выступления помогают заранее почувствовать сильные и слабые стороны проделанной работы.

Таким образом, серьезный настрой на экзамен должен формироваться в течение всего учебного года. Если нам удастся добиться мотивированного подхода к делу, то это уже половина успеха.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Все-таки жить!