Война – на школьной сцене

Уважаемая редакция!

За 21 год работы я представляла на школьном и районном уровне и бинарные уроки, и литературные гостиные, и заседания поэтического клуба. Думаю, что такими формами урока или кружка моих коллег-филологов не удивишь. Как правило, это люди творческие, яркие, с искоркой в душе (сужу по публикациям “Литературы”). Но в большинстве своем, как и я, они “страдают” из-за недостатка времени. Поэтому я решила представить на суд коллег свою идею – вдруг она кому-то понравится и позволит сэкономить время на подготовку?

Четыре года назад к смотру самодеятельности я подготовила небольшую литературно-музыкальную композицию По мотивам повести Б. Васильева “А зори здесь тихие…” . Артистами стали мои ученицы – девушки 10-х классов – и я сама в роли Кирьяновой. Успех такой инсценировки был необычайным! Наш номер был отобран для районного гала-концерта.

Вот несколько советов для режиссеров-постановщиков.

1. На сцене установите несколько стульев, накрытых плащ-палатками.

2. Актерам найдите подходящие костюмы (военную форму, пилотки).

3. В начале представления, когда девушки занимают места на сцене и еще звучит музыка, можно предложить каждой из участниц свое занятие. Например, Рита и Женя рассматривают фотографии, Лиза пришивает заплатку, Соня читает книжку, Галка, забравшись с ногами на два стула, вполоборота к зрителям о чем-то мечтает, Кирьянова, вытащив из планшета тетрадь и карандаш, что-то записывает. За стульями выстраиваются остальные зенитчицы (девушек может быть еще 4-5; хорошо, если они будут уметь петь).

4. По поводу музыки: сначала девушки выходят под украинскую песню (из нового совместного российско-китайского фильма “А зори здесь тихие…”); в середине исполняется песня “Синенький скромный платочек”, а в финале – “Темная ночь” (когда зенитчица медленно сообщает о гибели каждой девушки, они поодиночке покидают сцену).

5. В композицию включен фрагмент стихотворения Юлии Друниной.

Вот сам текст композиции.

Соня.

Я только раз видала рукопашный.
Раз – наяву. И тысячу – во сне.
Кто говорит, что на войне
не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Женя. У меня свой личный счет с фашистами имеется. Я одна из всей семьи осталась. Маму, сестру, братишку – всех из пулемета уложили. Семьи комсостава расстреливали без разговоров. Меня эстонка спрятала в доме напротив, и я видела все. Сестренка последней упала, так ее специально добивали.

Рита. И у меня свой счет. Мой муж погиб на второй день войны в утренней контратаке. Застава держалась 17 дней, а потом замолчала. Меня хотели отправить в тыл, силой запихивали в теплушки, но в конце концов взяли санитаркой. А через полгода послали в зенитную школу. Я помню, как наш расчет прошил немецкий аэростат. Он вспыхнул,
съежился и камнем полетел вниз. Меня тогда всю ночь трясло.

Кирьянова. Ничего, Ритуха. Я, когда первого убила, чуть не померла, ей-богу. Месяц снился, гад.

Соня. Ой, девочки, а я до войны вообще сапог не носила. Вся наша семья из штатских. На дверях нашего дома висела медная табличка: “Доктор медицины Соломон Аронович Гурвич”, хотя папа был простым участковым врачом в Минске. Это дедушка заказал табличку, потому что очень гордился своим ученым сыном. В университете я донашивала платья, перешитые из платьев сестер. Вместо танцев бегала в читалку и во МХАТ, если удавалось достать билет на галерку. И вдруг война…

Галя. И у меня тоже Мама – медицинский работник.

Рита. Хватит врать! Нет у тебя мамы. Подкидыш ты! И нечего тут выдумывать.

Галя. Я не вру! Не вру! Я до войны в хоре пела, мечтала о длинных платьях, о сольных партиях. Потом поступила в библиотечный техникум и даже получала повышенную стипендию. Когда началась война, я училась на третьем курсе. Вся наша группа ушла на фронт, а меня не взяли: рост и возраст, видите ли, не подходящий. Но все-таки сдались. В порядке исключения направили в зенитчицы.

Лиза. А меня один человек, из городских, тоже до войны пообещал устроить в техникум. Мы жили на кордоне. С четырнадцати лет я ухаживала за больной мамой. Детство ушло, ушли старые друзья. В лесу жилось скучно. Хотелось, чтобы пожалели, погладили по голове, утешили. Потом началась война. Я, как все, рыла окопы, пряталась от бомбежки. Как-то пристала к зенитной части и вот теперь здесь.

Кирьянова. Ладно! Отставить грусть-тоску! Споем что ли, девчата?

(Поют песню “Синенький платочек”.)

Кирьянова. Знаете, девчата. Вот закончится война. Ведь должна же она когда-то закончиться? Галка станет важной заведующей в какой-нибудь областной библиотеке. Соню назначат послом. Женьку обязательно пригласят сниматься в кино. Рита пойдет по партийной линии и во всем будет образцом сыну. Лиза поступит учиться, куда ей хочется. И мы встретимся через несколько лет, чтобы похвалиться своими успехами и вспомнить наши беседы в военное время, вспомним май 1942 года.

Зенитчица. Не сбылись мечты помкомвзвода Кирьяновой. Не вернулись из разведки Соня Гурвич, Галка Четвертак, Лиза Бричкина, Женька Комелькова, Рита Осянина.

Кирьянова. Они сражались за Родину! Они приближали Победу!

(Все участники поют песню “Темная ночь”.)

Елена Попиль,
Учитель литературы МОУ СОШ № 10 п. Раздольное Приморского края

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Война – на школьной сцене