Урок любви к ближнему



Рассказ Андрея Платонова “Корова” в школьном курсе литературы

Рассказ Андрея Платонова включен в программу по литературе для 6-го класса. Анализ этого произведения достаточно сложен для восприятия маленьких читателей. Учитель должен поэтому попытаться акцентировать те проблемы, которые могут быть близкими для младших школьников и при этом адекватно раскрывающими содержательное наполнение неповторимого художественного мира писателя. На пути реализации этой задачи учитель сталкивается с проблемами по-настоящему важными, поскольку Платонов видит в мире детства “прообраз большой вселенной, ее социальный портрет, чертеж и абрис надежд и великих утрат” (Н. Г. Полтавцева). Детские рассказы писателя несут в себе такое же философское постижение космоса, как и его произведения, написанные для взрослых.


Ребенок в его творчестве мучается самыми глобальными, самыми серьезными проблемами: как обрести себя в бытии, как противостоять смерти, как сохранить тепло в “прекрасном и яростном мире”. Чтение Платонова требует значительного напряжения, и помочь учителю в анализе этого рассказа могут только эмоциональная открытость и духовная свобода маленьких читателей.

Правомерно в начале анализа рассказа поставить перед учащимися вопрос о его жанровой природе. Уже в первом абзаце звучит ряд мотивов, сближающих это произведение с темами и проблемами волшебных сказок. Слово повествователя, подобно слову в сказке, стремится одухотворить неживые предметы и явления, наделить душой те существа, которые в обыденном восприятии ее лишены: “Серая степная корова черкасской породы жила одна в сарае; этот сарай, сделанный из выкрашенных снаружи досок, стоял на маленьком дворе путевого железнодорожного сторожа. В сарае, рядом с дровами, сеном, просяной соломой и отжившими свой век домашними вещами – сундуком без крышки, прогоревшей самоварной трубой, одежной ветошью, стулом без ножек, – было место для ночлега коровы и для ее жизни в долгие зимы”. Мелодическая тональность этого зачина вполне сопоставима с мудрой грустью философских сказок Г. X. Андерсена, уже знакомых учащимся. Сближение платоновского рассказа с жанром сказки позволяет учителю заложить в урок целый комплекс проблем: во-первых, такой подход во многом мотивирует причудливую странность, необычность платоновского мира; во-вторых, открывает путь к анализу образа главного героя – мальчика Васи Рубцова, поскольку детское доверие к миру, ценное для Платонова, во многом сходно со сказочным мировосприятием; и наконец, в-третьих, такое сближение может задать сам ход дискуссии на уроке, поскольку Платонов не просто воссоздает, а существенно переосмысляет законы сказочного мира.

Сказка действительно разрушается уже в первое мгновение. Радости волшебных превращений оживших вещей и животных Платонов противопоставляет образ “заглохшего и скучного мира, в котором все посохло и поникло”. Отголоски сказочных мотивов не только приоткрывают сокровенную тайну жизни, но и показывают ее хрупкость и уязвимость. Жизнь нуждается в сбережении и сохранении.

В образе же Васи Рубцова нашли свое отражение размышления Платонова о ребенке и его роли в мироздании. Типологически этот герой близок к образам Насти из “Котлована”, Петруши из рассказа “Возвращение”, Наташи из “Июльской жары”. Всех их объединяет серьезная рассудительность и недетская зрелость суждения о мире. По Платонову, только ребенок несет в себе истину жизни во всей ее первозданной чистоте. Неслучайно поэтому мальчик, главный герой рассказа, оказывается принципиально открытым миру: “с тревогой и радостью он всматривался в лица людей, глядящих из окон пассажирских поездов”, он любит учиться, воображать в уме дальние страны. Платонов наделяет своего героя и талантом мастера, “мальчик знал, отчего работает паровая машина, он прочитал про нее в учебнике по физике, а если бы там не было про нее написано, он все равно бы узнал о ней, что она такое”. Платонов показывает, что умение разбираться в законах механики воспитывает в герое более трепетное и нежное отношение к миру в его целом: “Его мучило, если он видел какой-либо предмет или вещество и не понимал, отчего они живут внутри себя и действуют”. Платонов ведет своего героя по нелегкому пути вчувствования в мир, не просто его рассудочного постижения, а искреннего и непосредственного его сердечного переживания.

Авторская оценка главного героя, на наш взгляд, не является однозначной, и поэтому предлагаемый в учебнике вопрос о том впечатлении, которое производит Вася, представляется вполне правомерным. Безусловно, Платонов видит в ребенке воплощение самых светлых, самых лучших граней человеческой души. В тех словах, с которыми обращается к мальчику проезжающий мимо путевой сторожки случайный пассажир, звучит признание его высокой миссии на земле: “До свидания, человек!” И корова чувствует, “слышит” в Васе не просто ребенка, а именно человека, отвечающего за поддержание жизни. Но этот нравственный долг ложится на детские плечи тяжким бременем, и слова машиниста, с которым также встречается Вася, исполнены не только гордости за рассудительного маленького человечка, но и тревоги за его будущее: “Он с малолетства полный человек, а у него еще все впереди”. В мудрости платоновских детей заключена и великая печаль. Они вступают в мир, будучи наделенными разумом и опытом стариков, они знают не только устройство машины, но и что такое смерть. Так, Вася “остерегался заходить в огорожу палисадника: он ему казался теперь кладбищем растений, которые он посадил и вывел на жизнь весной”.

Миропереживание платоновских героев всегда трагично, но в основе его лежит беспредельная любовь к миру. Это чувство представлено в рассказе в двух своих ипостасях, образующих две ступени, которые ребенок проходит в своем развитии. Первую из этих ступеней можно назвать, используя слова самого Платонова, “любовью к дальнему”. Символом ее выступает в рассказе образ паровоза, с которым связаны надежды и мечты мальчика. Эта любовь носит абстрактно-книжный характер. Она не всегда приносит пользу, часто она оказывается мимолетной, проходящей, подобно стремительным поездам, молнией проносящимся мимо Васи: “поезда шли быстро, и люди проезжали в них не узнанными мальчиком на переезде”; “вскоре память о человеке, миновавшем однажды их Дом, забылась в сердце мальчика”; “паровоз миновал одинокого человека”; “механик и не посмотрел на мальчика… он следил за машиной”. Этой любви для духовного роста человека, конечно же, недостаточно, но она необходима, потому что такое отношение к миру пробуждает в мальчике чуткость и теплоту: “Машине было трудно, и он хотел побыть около нее, словно этим он мог разделить ее участь”.

В заботе о корове мальчик находит совсем иные отношения. Образ животного воссоздается Платоновым в ассоциативном ряду с образом человека: “добрые теплые глаза, обведенные темными кругами, словно корова была постоянно утомлена или задумчива, рога, лоб и ее большое худое тело”. Корова становится для мальчика олицетворением самого чуда жизни, олицетворением той силы, которая скрыта в слабости, во внешнем изнеможении. С ее образом сопряжен в рассказе мотив родственного чувства, объединяющего все живые существа и являющегося неизменной ценностью в платоновском мире. Почти человеческая тоска коровы по своему теленку становится для мальчика уроком истинной любви: “она все время ждала своего сына-теленка”; “ей ответила протяжным, плачущим голосом корова, тоскующая о своем сыне”; “уставившись глазами в темное поле, корова ждала своего сына”. К этой любви мальчик приобщается в очень трудный, кризисный момент: когда отец вытаскивает из-под паровоза убитую корову, мальчик садится на землю и замирает “от горя первой близкой смерти”. Трогательно щемящее чувство входит в рассказ в момент смерти коровы. Близкое, живое, страдающее существо требует большего душевного напряжения, чем ремонт машины.

И Вася начинает меняться. Его слово в финале рассказа лишается той рассудительной серьезности, с которой он общался с взрослыми. В своем сочинении он предстает уже не мудрым всезнающим человеком, а просто ребенком, столкнувшимся с чем-то непонятным, а потому пугающим. Его внутреннее волнение вызвано не только смертью любимого животного, но и новыми широкими горизонтами бытия, явленными его чувству. Речь Васи в финале обретает ту непосредственную искренность, которая может исходить только от сердца, соприкоснувшегося с болью: “Как я буду жить, я не знаю, не задумался еще. У нас была корова. Когда она жила, из нее ели молоко мать, отец и я… Потом ее сына продали на мясо, его убили и съели. Корова стала мучиться, но скоро умерла от поезда”. В этом отрывке правда о мире воплощается в самом строении детской фразы: если корова – олицетворение жизни, то и сила и еда исходят непосредственно Из Нее, а если паровоз – бездушная машина, то От Него умирают.

Этот голос сердца говорит не только о жалости к животному, он мучительно ищет ответ на вопрос о смысле бытия в том мире, в котором торжествует смерть: “Теперь ничего нету. Где корова и ее сын – телок? Неизвестно, а всем было от них хорошо”. И только ребенок может с безыскусной простотой сформулировать ответ на этот совсем не детский вопрос: “Я тоже хочу, чтобы всем людям нашей страны была от меня польза и хорошо, а мне пусть меньше, потому что я помню нашу корову и не забуду”. Живое тепло родственных отношений с миром становится в рассказе Платонова залогом духовного взросления личности.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Урок любви к ближнему