Сочинение на тему Три цивилизации и “маленький” человек в них. Повесть и В. Стругацких “Улитка на склоне”



Три цивилизации и “маленький” человек в них. Повесть А. и В. Стругацких “Улитка на склоне” “Улитка на склоне” – это великолепный слепок нашей жизни, перенесенный в фантастические условия, до которых и мы можем довести наши леса, где человек-философ пытается найти себя и смысл не только своего, но и всеобщего бытия. В повести существуют как бы три цивилизации – Управление, Деревня и Город подруг. Видим мы их глазами Кандида и Переца, так называемых “маленьких” людей. Наверное, самое трагическое в Управлении и Деревне, что это фактически наша реальность с небольшим оттенком гротеска и фантасти­ки. Бумажная и кабинетная волокита, доходящая до абсурда секретность, бесполезность и бессмысленность деятельности многих людей, собрания у нас вызывают лишь горькую ус­мешку как блистательная сатира. Мне кажется, что история появления Управления передана в разговоре машин, подслу­шанном Перецем.

Так же, как машины людей, люди по-разно­му обсуждали и решали судьбу Леса, пока нечто магическое (либо некто) не выдвинуло идею о том, что в любом случае он должен быть устранен. Машины даже оказались гуманнее – они замялись, люди же эту идею осуществили. Перец пережи­вает страшную трагедию абсолютного непонимания: управ­ленцы не понимают его, мечтателя, он же “просто пропадает” с ними. Не смог понять он и своей мечты – Леса, изуродован­ного людьми и как бы озлобленного против них. “Хорошо бы научиться не бояться непонятного”, которое лишь тогда и можно понять. Это действительно рецепт для излечения уп­равленцев от фальши, их превращение в “просто хороших людей”, а не провозглашающих об этом. Но даже сам Перец не смог последовать своим словам и, как улитка, попытался спрятаться в скорлупу человека, который делает “все, что ему прикажут”.

Но Управление преподает ему жестокий урок, не позволяя быть пассивным, как ему хочется. Оно превратилось в систему, осуществляемую независимо от людей, когда они действительно становятся пассивными “винтиками”, и она же “делает их активными нивелировщиками”, также независимо от их воли создающими и поддерживающими ее существова­ние. Добрый философ и филолог Перец становится Директо­ром этого “искореняюще-охраняющего аппарата”, и в него проникают “бюрократический” дух, и, видя еще и до этого бессмысленность сочетания отделов Искоренений и Охраны, он все-таки хочет сохранить “хорошо сколоченную организа­цию”, желая направить ее по пути любви и уважения к Лесу. Но начало его деятельности и великолепное объяснение Алев­тиной сути всего происходящего убивают его иллюзии. То, что он счел “архимедовым” рычагом – Власть и Приказ, могут и нужны лишь для продолжения четко намеченного пути к раз рушению, а для управленцев это административная деятель­ность – форма жизни, которую они уже не хотят менять. Как заметил попутчик Переца на биостанцию, при всех “величест­венных перспективах” они будут слоняться от хрустальной распивочной до алмазной закусочной”.

Осознание админи­стративной деятельности, по словам Алевтины, ведет к гибели Управления, а осознание, размышления над этим и приятие его ведет к гибели человека. И гибель Переца – предупрежде­ние всем бунтарям, скрывающимся в скорлупе пассивности. Кандид сильнее и счастливее Переца. Ему удается понять происходящее и бросить ему вызов. Все-таки в Управлении люди – они могут мечтать, надеяться. Кандид попадает в Город, царство подруг, где он и понимает власть слов “надо” и “нельзя”, основ системы, ибо там она уже отшлифована. Он ужасается власти этих слов над ним, приобретенной еще в Управлении, потому что здесь она воистину безгранична. Любая идея, воплотившись полностью, сначала поражает.

Так произошло и с Кандидом. Безобразная жестокость де­вушки с детскими ладошками и милой улыбкой, равнодуш­нейшая властность подруг, решающих, что и кто есть ошиб­ка, лишние и нуждаются в “очищении”, смотрящих на весь Лес как на свою собственность, изменяемую по их воле, как на мертвяков, лишенных свобод и вообще права на жизнь, если не будут соответствовать неким стандартам, – все это сначала шокирует Кандида, но затем словно озаряет его. Именно такой кошмар, такой расцвет системы нужен, чтобы понять, как она страшна, и возненавидеть ее. “Улитка на склоне” еще раз доказывает, что решение судьбы своих со­братьев по каким-то закономерностям, когда их воспринима­ют лишь как абстрактное создание, которое в зависимости от “прогресса” будет жить так или эдак, либо вообще прекратит существование, – катастрофа для подвергаемых “прогрессу” обесчеловечение для решающих – женщины, матери пре­вращаются в подруг, которые перестают не только сами чув­ствовать, но и видеть чувства даже своих детей. Если Город можно назвать трагическим отражение Уп­равления, то Деревню – комическим. Ее жители похожи на больших детей, которые подражают тому, что знают об Уп­равлении и Городе. И в них поселяется вирус “нельзя”, но это пока не более чем слово. Они кажутся глуповатыми, но ведь это влияние насильно вторгающихся в их жизнь Управ­ления и Города, для них действительно непонятного, но ко­торое они принимают. Мы и в реальной жизни встречали примеры и плоды такого “облагоденствия” “высшей” циви­лизацией “низшей”. Но Колченоги, Кулаки, Старосты, Ста­рики и т. д. добры: Кандид и Нава были чужаками; однако их приняли без всяких подозрений и процедур; их болтовня не может оказаться для человека опасной, как в Управлении и Городе.

Кандид, испытав самые жестокие и исключающие “надо” на себе, потеряв любимую, чудом спасшийся, возвра­щается туда, откуда долго стремился уйти, возвращается с любовью к этим людям. Он проклинает “прогресс” и “исто­рическую правду”, забывающих о нравственности и морали, милосердии и прикрывающих жестокость “закономернос­тью”, и остается в Деревне, которая, словно улитка, со своим пониманием происходящего, прячется в хрупкий панцирь и медленно познает окружающий мир, чтобы хоть скальпелем продлить жизнь “счастливых обреченных”, остановить без­жалостные “жернова прогресса”, но главное – остается с людьми без фальши, “просто хорошими”. На протяжении всей повести у читателя остается ощуще­ние какой-то рутины, словно самого тебя, а не мотоцикл Ту­зика затягивает в клоаку, а конец удивительно светлый, не­смотря на обреченность этих людей, как, наверное, всегда светло выступление человека против самодурства силы и власти, пробуждение в нем сострадания, осознание человека человеком в себе самом и других.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Сочинение на тему Три цивилизации и “маленький” человек в них. Повесть и В. Стругацких “Улитка на склоне”