Рыцари Круглого стола



Акой страной правил король Артур? Как и всякий вопрос, предлагающий соотнести события эпоса с реальностью, этот коварен и точного ответа не имеет. Впервые сколько-нибудь подробно об Артуре было рассказано в книге, посвященной королям Британии. Однако на территории современных Британских островов мы тщетно будем искать столицу владений Артура – легендарный Камелот.

И тем не менее английские короли всегда почитали Артура как своего предка. Если бы не английские короли, то и сама артуровская легенда едва ли бы появилась на свет. Почему?

Для ответа нужно вспомнить, кто такой Вергилий, какую эпическую поэму он написал, вспомнить имя героя этой поэмы – Эней.

Эней самым непосредственным образом связан и с гомеровскими героями, и с королем Артуром.

Когда греки разрушили Трою, они истребили весь Дом царя Приама. Удалось бежать одному Энею, представляющему боковую ветвь этого царственного рода. Легенда утверждает, что он достиг берегов Италии, где и основал Рим. Так что римляне вели свой род от троянцев и гордились этим. Культ славных предков всегда почитался очень высоко.

Вот каким образом гомеровские события связаны с поэмой Вергилия. Но какое отношение Эней имеет к Артуру? Самое прямое. Английские средневековые короли, по примеру римлян, желали породниться с троянцами и иметь античную родословную. Долг подданного исполнить то,


чего хочет король.

О чем обычно спорят претенденты на трон? У кого из них больше прав. Вот почему английский король Генрих II, получивший трон после тридцатилетней смуты, вероятно, и сделал заказ на создание легендарной родословной. Заказ исполнил образованный монах Гальфрид Монмутский.

Имя на поля:

Гальфрид Монмутский жил в первой половине XII столетия. Около 1136 года он завершил свое главное сочинение, написанное на латыни, – “Историю королей Британии” (другое название – “История бриттов”). Она начинается с подробного рассказа о первом британском короле – Бруте, правнуке Энея.

Отомок Энея – основатель Британии. Для средневекового автора само созвучие слов – веский аргумент: страна, основанная Брутом, должна была называться Британией.

Брута от Генриха II отделяет тысяча лет. А где-то на полпути между ними размещается славнейший из британских королей – Артур.

Сюжет на поля:

Был ли Артур англичанином?

К английским королям если Артур и имеет отношение, то скорее враждебное. Кто такие англы? Одно из германских племен, которое вытеснило жившее здесь до них кельтское племя – бриттов. Артур, если он и существовал, то был бриттом, то есть кельтом, и воевал с англами. Но позднее английские короли претендуют на то, чтобы считаться правителями всего острова и всех населяющих его народов. Вот почему в тесной связи с артуровской легендой наследник английского престола носит титул… Какой? Принца Уэльского. Это еще один средневековый кивок в сторону артуровской легенды. Бритты были оттеснены в дальние уголки острова – в Уэльс и Шотландию. Там жили прямые потомки бриттов. В знак уважения к ним и был избран титул для наследника престола.

Сейчас уже невозможно точно решить, чтo Гальфрид нашел в предании, а чтo попросту придумал. Но и то, чтo он придумал, он удачно подчинил законам эпической памяти о героическом прошлом. Было или нет у короля Артура славное прошлое, но после книги Гальфрида ему открылось славное будущее.

Гальфрид умело начинает свой рассказ в духе обычных хроник.

Примечание на поля:

Хроника – средневековое историческое сочинение. Их авторы, хронисты, записывали то, что они знали, чему были современниками. Однако начинали они историю страны, города, монастыря от момента их легендарного основания, а то и с сотворения мира.

Гальфрид сожалеет, что прежние хронисты ничего или почти ничего не сказали о многих королях Британии, в том числе и об Артуре. Но, к счастью, в его руки попала книга…

Цитата на поля:

Ссылка Гальфрида на древний источник:

“…Я не нашел ничего об Артуре и многих других после воплощения Христова, хотя свершенные ими деяния достойны славы вовеки и многие народы их помнят и об них повествуют, как если бы они были тщательно и подробно записаны.

И вот, когда я стремился доискаться причины этого, архидиакон Оксенфордский Вальтер, муж отменно сведущий в искусстве красноречия и в иноземной истории, предложил мне некую весьма древнюю книгу на языке бриттов, в которой без каких-нибудь пробелов и по порядку, в прекрасном изложении рассказывалось о правлении всех наших властителей, начиная с Брута, первого короля бриттов…”

Средневековые авторы, в том числе и романисты, любили ссылаться на источники. Ссылки придавали рассказу вкус подлинности. Воспитанные на эпосе, читатели хотели верить в то, о чем им рассказывали. Авторы шли навстречу их ожиданиям. Если источника не было, его придумывали. А кто может проверить?

Всего подробнее Гальфрид рассказывает о двух королях: о Бруте – он был первым, и об Артуре – он был самым великим.

До Гальфрида Артур лишь упоминался. Причем имел не лучшую репутацию – разбойника и головореза. Самое его славное деяние – битва при горе Бадон, в которой бритты взяли верх над германцами. Предводительствовал бриттами некто по имени Урсус, что по латыни означает “медведь”. По-кельтски медведь – “artos”. Возникает догадка, что это и был Артур, чье имя восходит к его природному покровителю – медведю, дарующему силу.

Отцом короля Артура был Утер Пендрагон. Это имя также наводит на мифологические размышления, поскольку означает “главный дракон”. В жены себе он взял… Прежде чем назвать имя той, кого Утер взял в жены, нужно сделать примечание об именах.

Примечание:

Об именах в артуровских легендах

Легенды о рыцарях короля Артура распространялись несколько веков в разных европейских странах. Имена и названия при этом произносились различно. Гальфрид Монмутский к тому же дает вариант, приближенный к кельтским источникам, поэтому наряду с ним необходимо оговаривать, как впоследствии чаще всего звучало данное имя.

Жены себе Утер взял Ингерну (Игрейну), вдову правителя, с которым враждовал. В ее спальню впервые король проник с помощью мудрого волшебника Мерлина.

Сюжет на поля:

Мерлин – любимый герой Гальфрида и, видимо, во многом созданный им. О Мерлине он писал не раз, посвятив ему в том числе поэму “Жизнь Мерлина”. Для этого образа Гальфрид, видимо, использовал факты из жизни кельтского поэта и прорицателя Мирддина. Мерлин наделен даром пророчества, за который он расплачивается безумием.

Гальфрид наметил традицию, в которой Мерлин выступает как воспитатель Артура и его советник. Это тем более необходимо, что Утер умирает до совершеннолетия сына, уже в юности проявляющего черты будущего величия.

Цитата на поля:

Юность Артура

“Отроку Артуру было пятнадцать лет, и он отличался неслыханной доблестью и такою же щедростью. Его врожденная благожелательность настолько привлекала к нему, что не было почти никого, кто бы его не любил. Итак, увенчанный королевской короной и соблюдая давний обычай, он принялся осыпать народ своими щедротами. К нему стекалось такое множество воинов, что у него стало не хватать средств на раздачи…”

Артур сражается с германцами и даже побеждает римского императора. Он женится на знатной римлянке (так у Гальфрида), выросшей в Британии, – Геневере. Произношение ее имени в разных языковых традициях будет колебаться особенно сильно: Гвиневера, Геньевра, Женивьева. Ее измена Артуру обернется гибелью для обоих.

После Гальфрида Монмутского все эти имена и события были вписаны в легендарную историю бриттов. Это мы можем считать, что аргументы не выдерживают критики. А тогда и даже несколько веков спустя они выглядели бесспорными: “…ежели кто скажет или помыслит, будто не было на свете такого короля Артура, – в том человеке можно видеть великое неразумие и слепоту, ибо существует немало доказательств противному. Во-первых, можно видеть гробницу Артура в монастыре Гластонбери…”

Такого рода обоснование подлинности артуровской легенды выдвинул в 1485 году английский первопечатник Уильям Кэкстон в предисловии к книге Томаса Мэлори “Смерть Артура”.

Имя на поля:

О Томасе Мэлори (умер ок. 1471 года) известно крайне немного. Он был участником войны Белой и Алой Розы (1455-1485), в которой боролись за власть разные ветви английского королевского дома. Долгое время он провел в заключении, где, имея достаточно досуга, и написал свою замечательную книгу. Это прозаический свод всех основных легенд артуровского цикла, к тому времени изложенных во множестве романов и поэм.

Мэлори дал наиболее полное и последовательное изложение артуровского сюжета. Начало ему положил Гальфрид Монмутский, а затем на протяжении трехсот лет разрабатывали очень многие. Самый больший вклад внес Кретьен де Труа.

Имя на поля:

Кретьен де Труа (ок. 1135 – ок. 1191) – французский поэт, создатель пяти рыцарских романов на сюжеты артуровского цикла. Сюжет каждого романа развернут вокруг одного героя или даже вокруг одного события его жизни.

Ретьен де Труа не был создателем жанра рыцарского романа. Он не был первым, кто начал писать о рыцарях Круглого стола. Не он утвердил правила поведения для идеального рыцаря. Но именно Кретьен де Труа показал, как сложно уживаются две главные ценности, которым поклоняется рыцарь: вассальное чувство долга и любовь к прекрасной даме.

Примечание:

Каждый рыцарь является вассалом, то есть подданным своего господина (сюзерена). Рыцарь обладает землями, замком за то, что он несет воинскую службу. Так что рыцарская организация существует по военному образцу и связана безусловным подчинением.

Высшая ценность, которой обладает рыцарь, – его честь. Он лишается ее, если нерадиво служит своему господину или своей даме. А что делать рыцарю, если долг и любовь вступают в противоречие? Если он любит жену своего короля? А именно так случается с самым доблестным рыцарем Круглого стола сэром Ланселотом Озерным. Он впервые появляется в романах Кретьена де Труа.

Круглый стол (это уже не по Гальфриду, а согласно более поздней версии) Артур получает в приданое за Гвиневерой. В свое время он был изготовлен Мерлином. Его форму объясняют различно, видя в ней намек на совершенную округлость мироздания, воспроизведенную также в форме древних кельтских башен. Вместе с тем поскольку стол круглый, все за ним равны, никто не может считаться сидящим выше или ниже. Этот смысл сохраняется и по сей день в выражении “беседа за круглым столом”.

Всего мест за столом у Артура было сто пятьдесят. Сто заняли рыцари, прибывшие с Гвиневерой.

С самого начала рядом с Артуром выделяется его племянник сэр Гавэйн. Уже то, что он племянник, подчеркивало древнее происхождение этого персонажа: во времена матриархата сын сестры считался ближе собственного сына, так как родство устанавливали по женской линии. В героизме Гавэйна просвечивает глубина мифа. Сэр Гавэйн могуч, но его сила находится в прямой зависимости от жизни природы, троекратно возрастая к полудню и убывая на исходе дня. Свою силу он черпает у природы, но именно поэтому он еще недостаточно утончен и куртуазен.

Примечание:

Куртуазность – этим словом, образованным от французского слова “двор” (court), в рыцарских романах обозначали все свойства, которыми должен был обладать истинный рыцарь: непобедимый воин и верный возлюбленный.

Гавэйна посвящают в рыцари в торжественный день свадьбы Артура, но первый же его подвиг оборачивается позором: победив на поединке рыцаря, он отказывает ему в милосердном прощении, замахивается, чтобы срубить голову, и вместо него обезглавливает прекрасную даму, пытавшуюся закрыть телом своего возлюбленного. Гавэйн – доблестный воин, но он не становится защитником прекрасных дам и идеальным влюбленным. Здесь ему далеко до Тристана, чья любовь к Изольде входит в число прославленных сюжетов мировой литературы.

Сюжет на поля:

Тристан и Изольда

Отец Тристана погибает, отвоевывая свое королевство, а его мать, сестра Марка, короля Корнуэльса, умирает от горя сразу после рождения сына. Мальчик воспитывался, не зная о своем высоком происхождении. Уже юношей он был похищен норвежскими купцами и случайно попал ко двору Марка, который полюбил незнакомца за ум и разнообразные таланты, включающие мастерскую игру на арфе и скрипке. Когда долгое время не желавший вступать в брак Марк отправит племянника за невестой в Ирландию, Тристан привезет дяде Изольду, с которой они уже успели полюбить друг друга. Это переплетение любви, соперничества, долга создает неповторимую атмосферу эмоциональной напряженности между тремя близкими и благородными людьми. Выход из нее возможен только в смерть, и смертью влюбленных завершается сюжет.

О мере развития артуровского цикла первенство в нем, безусловно, переходит к сэру Ланселоту Озерному, еще одному королевскому племяннику.

Само имя, точнее, прозвание Ланселота – Озерный указывает, что хотя среди героев артуровского цикла он выдвигается на заметные роли довольно поздно, но и у него есть мифологическая родословная, идущая из кельтских преданий. Он воспитан Владычицей Озера, хранительницей магических тайн, подарившей королю Артуру его волшебный меч Эскалибур. Однако если Ланселот и унаследовал героическую доблесть, то, явившись в сюжете артуровского цикла, сумел смягчить ее суровый облик куртуазной изысканностью. Любовь в конце концов он ставит выше долга.

Своей дамой он избирает жену Артура – Гвиневеру. Когда их любовь стала известна, королеву приговорили к сожжению на костре. Ланселот явился с друзьями и родичами и увез ее в свой замок. Затем он свидетельствует (увы, ложно) невинность королевы, вызывает на бой любого в том усомнившегося, а после, чтобы избежать всеобщей распри, уезжает за море. Артур и Гавэйн пускаются в преследование. В отсутствие короля совершается попытка захватить престол, что служит поводом к гибельной для всех ее участников войне. Правда, согласно кельтскому преданию, Артур не погиб, а лишь скрылся на чудесный остров Авалон, чтобы однажды вернуться в свою страну.

Где она расположена? География артуровского мира не менее расплывчата, чем его история. С одной стороны, все как будто бы достаточно просто: это кельтские земли – полуостров Корнуэльс, может быть, Бретань во Франции. Но, с другой стороны, когда-то кельты занимали не только всю Британию, но и значительную часть центральной Европы. Предание легко расширяет границы государства Артура, отождествляя его столицу Камелот с древней британской столицей – Винчестером или с новой – Лондоном…

Нередко Артур мыслится владыкой всего западного христианского мира. Начинает казаться, что артуровский мир повсюду и в то же время – нигде, ибо он открывается за первым же поворотом дороги, в него ведет каждая потаенная тропинка, на него указывает со значением любой предмет. Надо лишь уметь понять указание, разгадать знак. Для этого требуется волшебство, без которого не войти в заколдованный мир артуровского эпоса.

Обычная форма жизни для героя рыцарского романа – необычное. Он живет в волшебном пространстве и времени. Если он чего-либо и страшится в своем бесстрашии, то обыденного и сниженного, того, что может уронить его достоинство. Когда Ланселот отправляется спасать Геньевру (так звучит ее имя у Кретьена де Труа) из рук злодея, чтобы узнать, где она, ему предложено проехать отрезок пути на телеге. Это оскорбительно, и он колеблется, делая всего три шага, прежде чем сесть на нее. Телега – испытание для рыцарской чести, но колебание оскорбительно для его любви. И спасенная Геньевра чувствует себя оскорбленной; на долю же обезумевшего от любви и отчаяния рыцаря выпадают новые испытания – в наказание.

Этот Роман Кретьена де Труа называется “Ланселот, или Рыцарь телеги”. Незадолго до него был написан “Ивэйн, или Рыцарь со Львом”. Сюжеты построены так, как будто автор хотел проверить возможности куртуазной любви, посмотреть на нее с разных сторон. Подобная изменчивость точки зрения, с которой ведется рассказ, лишний раз напоминает нам о наличии автора, сознательно творящего, имеющего собственный взгляд на события и знающего, что существуют другие оценки, с которыми он соотносит собственную. Ничего подобного нельзя было ожидать в героическом эпосе, где властвует коллективная память – предание.

Круг понятий:

Происхождение артуровской легенды:




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Рыцари Круглого стола