Русская школа и украинский национализм



Русская школа и украинский национализм.

Стремление усыпить национальное самосознание

Успешнее его пробуждает.

Я. Корчак.

Мало кто сомневается в том, что благоденствие и жизнеспособность государства в немалой степени зависят и от существующей в нем системы воспитания и образования. Видимо это было известно и украинским националистам, захватившим кормило (можно и кормушку) украинской власти в начале 2005года. Потому они и решили перекроить украинскую школу на националистический лад, так как хорошо были осведомлены об истинном русском духе украинской школы. В конце концов, не зря же все они учились в этой школе и были весьма примерными мальчиками и девочками.

Однако они не учли того, что попытка построить национальную школу лишь на изменении школьных программ и способов преподавания не дает


еще сама по себе никаких гарантий того, что такая школа станет действительно системным органом национального воспитания, а не превратится в более или менее откровенную националистическую школьную систему.

Размышляющему над данной проблемой следует различать два понятия – национальное воспитание и воспитание национального чувства. Эти понятия не всегда совпадают. (Кстати современные энциклопедии и толковые словари стыдливо помалкивают об этих понятиях.) Под национальным воспитанием мы имеем в виду усвоение личностью лучших достижений национальной культуры, традиций, обрядов, быта и т. д. Национальное же чувство есть могучая, неискоренимая и страшная по своей необузданности сила. Она подобна джинну из лампы Алладина. Ее нужно воспитывать, тщательно окультуривать и направлять на осуществление великих идеалов отечественной культуры, иначе эта грозная сила, предоставленная сама себе, наверняка извратится и тогда станет страшной не столько для других народов, сколько для нашего же дальнейшего благополучного бытия. Воспитание национального чувства само по себе еще не дает национального воспитания, даже наоборот – оно в примитивных формах, при грубых, первородных проявлениях этого чувства, вырождается в националистическое воспитание: такое воспитание, при котором детям внушается нетерпимость к иной нации, а национальный эгоизм возводится в принцип личного поведения, что в корне противоречит сущности современной толерантной педагогики. Национальное чувство, как слепой инстинкт, как атавизм прошлого, тесно связан с воспоминаниями о кровавых битвах, о разгромах вражеских городов, о насилии, о крови. Это чувство, вне всякого сомнения, должно быть причислено к категории – низших, грубых, препятствующих воспитанию нравственной человеческой личности инстинктов. Именно поэтому оно не только не может быть основой воспитания, но обречено в XXI веке прежде всех других низших инстинктов на полное отмирание.

Несмотря на очевидное, МОНУ и его националистическая периферия всеми правдами и неправдами стараются заразить детские головы сумасбродными идеями украинского национализма. В первую очередь это происходит на так называемых уроках истории, за которую весьма плотно взялись СБУшно-вакарчуковские “историки”. Нет необходимости приводить какие-либо доказательства, чтобы подвергнуть сомнению воспитательную ценность подобного преподавания той же истории, ведь здесь в лучшем случае ученикам настойчиво по каждому поводу навязывается то, к чему они сами должны бы прийти, в результате обдуманного, сознательного изучения предлагаемого материала. Сомнительно, что подобная система давления на детское сознание может обеспечить даже то, что мыслится целью этой вовсе не национальной, а чисто националистической политики. История педагогического дела не раз доказывала, что наиболее закоренелые атеисты выходили как раз из самых фанатичных конфессиональных школ. Да и самые ярые противники социализма вышли из советских вузов, из рядов партноменклатуры.

Допустим, что на Украине возобладает в школьном деле националистическое настроение, даже не в тех карикатурно неприемлемых формах, в каких оно не раз проявлялось уже в нашей жизни, а хотя бы в том смысле, что учащимся все время будут внушать про “выдающиеся” победы, про непобедимое казачество, будут допекать светлыми сторонами и тщательно замалчивать о темных страницах украинской истории, будут беспощадно трепать псевдопатриотическое чувство и злоупотреблять восклицательными знаками при упоминании об особой миссии украинского народа и т. д..

На этом фоне представьте себе теперь то молодое, агрессивное, не знающее еще меры национальное чувство, которым бывают полны молодые, недавно пробудившиеся народы, особенно их молодежь, – при таком положении достаточно хоть немного переусердствовать националистически настроенному педагогу, достаточно задеть чье-либо национальное самолюбие, как такая школа превратится в школу взаимной, с каждым годом все более и более распаляющейся ненависти разных учащихся в ней национальностей, из такой школы будут выходить лишь непримиримые национальные враги, не способные впоследствии ужиться под одной государственной крышей, название которой – Украина. Пока обходилось без национальных стычек в школах, но черная пропаганда делает свое дело. Уже известны случаи, когда организованные группы крымских татар начинают мобильно появляться в школах для вмешательства в конфликт школьников, стараясь превратить детский конфликт в межнациональный. Законодателям есть над чем подумать.

Поставьте себя на место подростка не украинской национальности, который поступает в учебное заведение, пропитанное украинским национализмом. Такой подросток полон национальным воодушевлением, которым подпитывают и пропитывают его в семье. Он мечтает о возрождении своей родной и милой сердцу нации, готовит себя со всем пылом и фанатизмом молодого, недавно лишь проснувшегося чувства к великой, жертвенной и не знающей отступления борьбе за свое национальное дело, вплоть до жесткого и бессмысленного вооруженного противостояния с титульной или преобладающей нацией, видящий в служении своему народу великий долг, великую идею. А теперь представьте его состояние, когда учителя на уроках говорят об его национальности только в уничижительном ключе и весьма лестно только обо всем украинском. Закон истории: национализм господствующей в данном обществе нации, вне всякого сомнения, порождает ответный национализм, еще более решительный и еще более агрессивный, унижаемых наций и народностей.

Несмотря на отчаянные (зачастую на грани, а то и за гранью закона) попытки всех ветвей украинской власти превратить нынешнюю украинскую школу в националистическую, следует отметить, что пока еще эти попытки фатального успеха не имеют. И это лишь потому, что украинская национальная школа в своем основании имеет русскую школу. Русский дух украинской школы заложен на генетическом уровне, а потому бороться с ним – значит бороться с собственной сущностью, с собственным языком и культурой.

Мощь влияния русской школы на Украине в том и состоит, что, несмотря на изощренно-иезуитские усилия государства по насаждению украинского национализма, школа “перемалывает” эти потуги и остается интернациональной. Но у любой системы имеется ограниченный запас прочности. Не безграничны и ресурсы русского духа украинской школы. Это хорошо должны понимать как политики, отстаивающие интересы русскоговорящих этносов Украины, так и родители русскоговорящих детей. Если русский дух украинской школы будет сломлен, то это обернется безмерной трагедией для миллионов людей и это необходимо знать.

Комплекс неполноценности украинских националистов не мешает им использовать в своей практике древний имперский принцип: Разделяй и властвуй! В борьбе против единокровных братьев – русских на Украине – они не гнушаются пользоваться услугами исламских экстремистов и крымско-татарских националистов. Но, слава богу, пока у рядовых крымских татар хватает мудрости не поддаваться на провокации украинских и крымско-татарских националистов. И потому Дети в школах Крыма почти повсеместно не испытывают национального давления. Кстати, эта особенность русского народа, толерантно относиться к представителям разных национальностей, известна веками. Хотя в семье не без урода.

Предвижу недоумение и возмущение оппонентов, которые не могут понять первичности русской школы по отношению к украинской. Никакой идеологии в этом тезисе нет. Это просто факт. Тогда возникает вопрос: а как же быть с украинской школой? У украинской школы здесь свой, ей лишь подходящий путь. Очевидно, что здесь нельзя будет обойтись без понятия украинской культуры как фактора воспитания, ибо только она, как высшая этическая и художественная ценность, может очаровывать, привлекать и пленять любого человека независимо от его национальности, только она может объединить и заставить работать для общего и взаимного блага представителей многочисленных народностей современной Украины, вынужденных историей, экономикой и требованиями культурного развития жить вместе под одной государственной крышей.

Русская школа на Украине, вернее то, что от нее осталось, несмотря на тотальное преследование, обязана показывать единые и общие корни русской и украинской культуры, их гармоничное единство и взаимовлияние, при этом не забывая и о том, что именно русская культура явилась и является тем широким каналом, по которому украинская культура смогла проникнуть и заявить о себе в мировой культуре. Русский язык и русская культура гарантируют гражданам Украины независимо от национальности вполне определенную свободу как горизонтальной, так и вертикальной мобильности. В то же время как замыкание в рамках исключительно только украинской культуры существенно ограничивает эту мобильность. Это бесит национально озабоченных потому, что у них определяющим является не чувство гордости за сопричастность действительно к великой русской, украинской и мировой культуре, а местечковый комплекс неполноценности. Чтобы изжить этот комплекс они стараются стереть, уничтожить всякое упоминание о русской культуре. Но сделать этого невозможно, так как и русская и украинская культура вышли “из одной шинели”.

Но, как говорится: ограниченность – безгранична. Вот и наши “умники” от культуры и образования принялись своеобразно уничтожать русский язык, введя в учебники 8 класса по русскому языку тюремно-воровской жаргон. Безумцы-геростраты! Они никак не могут понять, что уничтожая русский язык на Украине, они, в первую очередь, уничтожают украинский язык и украинское государство. Ведь именно русский язык, как язык межнационального общения выполнял и выполняет пока функцию консолидации украинского общества. Поэтому, как это ни покажется странным, русский язык должен стоять в Украине на первом месте. Ни для кого не секрет, что украинский литературный язык находится сейчас в сложном положении и на него также ведется скрытое, но агрессивное наступление. Еще не факт, сможет ли он выстоять. А ведь известно, что язык является мощным фундаментом государственности. В этом утверждении нет противоречия, ибо исторически Украина формировалась как двуязычное образование. Лишив Украину двуязычия, националисты, как та свинья под дубом, подрывают его корни. А без корней дуб не будет дубом.

Украинский национализм нынешнего покроя, не забыв иезуитского воспитания, насквозь лжив и лицемерен. Кликушествуя о засилии русской культуры на Украине, они делают все для того, чтобы украинскую культуру уничтожить и заменить ее суррогатом галичанской закваски. Эта “закваска” формируемая еще со времен Брестской унии откровенно и прямо ставила себе генеральной задачей ликвидацию украинского православия в его исконной форме и перелицовку украинской культуры на западноевропейский манер. Прошли века, но задачи остались прежними… Совершенно необоснованно галичанские националисты присвоили себе право говорить от имени всех украинцев. Но если так уж произошло с именем “Украина” (которое “щедро” подарили ей в свой время поляки), так может стоит большей части Украины вернуть себе свое гордое историческое имя – Малороссия, тем самым подчеркивая свое кровное родство с братским великорусским народом?

Галичанские националисты свято веруют в то, что именно они несут “свет передовой западной культуры” подавляющей части, одичавшего за годы советской власти, украинского народа. При этом согласия на это культуртрегерство они у этих “одичавших” спрашивать не собираются. Поистине теория и практика колонизаторов. Так что сверхзадача “сознательных” – быть послушными проводниками неоколонизаторской политики Запада по отношению к Украине.

Немного истории. Советская экономическая система продолжила дело, начатое российским капиталом – формирование конгломерата больших и малых народностей некой единой великорусской ( советской ) общности при достаточно бережном и внимательном отношении к культуре многочисленных народов и народностей, иной раз даже в ущерб интересам великорусского этноса. Хотя надо заметить, что чиновник везде чиновник, а потому отдельные перегибы в национальных отношениях случались как в ту, так и в другую сторону.

Развал Советского Союза прервал этот процесс. Национально озабоченные, вопя о независимости, стали рвать все и вся, в том числе хозяйственные и культурные связи, которые формировались столетиями. На огромном пространстве бывшего СССР начался очевидный процесс отката от государственного капитализма к частному капитализму и феодализму. Но течение истории вспять невозможно без разрушительных последствий для экономики и культуры. Это – аксиома. Период торжества мракобесия по историческим меркам будет кратким. Возврат к госкапитализму, а затем к социализму неизбежен. Крупный капитал интернационален. Поэтому ныне раскоряченной Украине придется делать неизбежный выбор: Россия или ЕС. Достойный выход один: федерализация Украины с предоставлением широкой автономии регионам.

Однако вернемся к школе. Современная украинская школа таковой является лишь по названию. Реально же она пропитана русским духом и построена на принципах исторически выстраданных и выверенных русской педагогикой. При этом под русской педагогикой мы должны понимать всю интернациональную совокупность мыслящих педагогов прошлого и настоящего, которые формировали облик известной на весь мир русской школы. Ярясь против русского духа украинской школы, националисты не понимают того, что во многом оригинальная национальная культура многочисленных этносов, в том числе и украинцев, сохранилась и получила значительный импульс для своего развития благодаря подвижничеству русской интеллигенции, русских педагогов. Кстати, не русская ли интеллигенция принесла письменность некоторым народам севера и востока. Им об этом также не следовало бы забывать, хотя и там ныне находятся “патриоты” старающиеся вытеснить русскую школу и заменить ее т. н. национальной.

Костяком, скелетом национальной школы может быть только учительский корпус. Но учительский корпус Украины воспитан на русской культуре и потому по определению не может стать определяющей структурой украинской школы. Для того чтобы подготовить новые, национально ориентированные и пропитанные национальной культурой, кадры необходимо достаточно много времени. Торопливость в этом вопросе и желание иметь все и сразу играет злую шутку с доморощенными националистами. Кавалерийским наскоком на систему подготовки педагогических кадров они намеревались решить эту проблему, но вместо этого лишь усугубили положение. Разрушив систему подготовки педагогов на традициях русской школы, они не смогли и вряд ли в ближайшее время смогут, создать систему подготовки педагогов для украинской школы. Чтобы подготовить таких специалистов необходимо взращивать их “с младых ногтей” на лучших образцах украинской культуры. Готовы ли наши многочисленные “кузницы педагогических кадров” выполнить эту задачу? Ответ наверняка всем известен. И вообще, о каком уровне культуры большинства наших студентов можно ныне говорить?

Не может украинская школа стать родной для русских, крымских татар, евреев, поляков и многих других народностей, имеющих несчастье проживать на территории именуемой Украиной, потому что основой национальной школы должна стать культура и язык. Но если с языком еще как-то насильственно можно попытаться решить вопрос, то с культурой куда как сложнее. Насильственно культуру не прививают. Насилие лишь отторгает от восприятия культуры. Поэтому чем сильнее будет давление со стороны национально озабоченных, тем сильнее будет сопротивление. Нарастание этого процесса мы уже наблюдаем воочию. Потуги украинских националистов закаляют и консолидируют русский дух школы. Слава кондовым националистам и их не совсем адекватным вождям!

Русская и малороссийская (украинская) культуры никогда не соперничали между собой, а лишь взаимно дополняли, взаимно обогащая друг друга. Проводившиеся чиновниками кампании русификации и украинизации обычно бесславно заканчивались. Что бы там не говорили, на Украине последние два века, по крайней мере, господствовал принцип национально-культурной автономии личности. Каждый сам выбирал себе языковую и культурную среду. И не вина русского языка и русской культуры, что подавляющая часть городского населения и украинской интеллигенции свой выбор останавливали на русском языке и русской культуре. Вопить и скрипеть зубами по этому поводу начали т. н. “демократы” в начале 20 века, озабоченные не нуждами простых украинцев, а томимые жаждой власти и наживы. Нынешние “демократы” оказались прилежными учениками тех попутчиков украинского народа, и так же как они не поняли уроков истории. А за незнание истории приходится расплачиваться и не всегда эфемерно.

25. 10. 2009г.

Своеобразие Украины как раз в том и состоит, что русский язык так и остался языком крупных городов и научных центров, а украинский – небольших городов и селян. Это своеобразие является историческим фактом и придает Украине особый колорит. Именно особость, колорит Украины и хотят уничтожить так называемые “свидомые”.

Пора понять, что русская школа и украинская школа на Украине не противостоят друг другу, а взаимно дополняют и взаимно обогащают друг друга.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Русская школа и украинский национализм