Рассказ К. Г. Паустовского “Колотый сахар”



Рассказ К. Г. Паустовского “Колотый сахар” помещен в учебнике-хрестоматии ( Автор-составитель Г. И. Беленький ) в разделе “Устное народное творчество” после исторических и лирических песен. Рассказ этот написан в 1938 году и относится к циклу “северных” рассказов и повестей, созданных Паустовским после ряда произведений, посвященных югу нашей страны. Задушевность и лиризм, точность описаний, выразительно очерченные портреты героев, неожиданно разворачивающийся сюжет заставляют нас ощутить острое родство с историей своего отечества, задуматься над природой человеческого духа. Мы предлагаем учителю рассматривать рассказ “Колотый сахар” не просто как иллюстрацию к теме “Народные песни”, а как произведение, достойное изучения на уроках литературы.

Готовясь к урокам, учителю в первую


очередь необходимо подготовить выразительное чтение рассказа: именно от качества прочтения вслух зависит адекватность и живость восприятия и понимания. “Колотый сахар” занимает всего пять страниц. Композиция его многослойна: в кольце пейзажей северного лета, как в рамке, помещен рассказ о бытовом, казалось бы, происшествии в городке Вознесенье на Онежском озере – о ночевке рассказчика в частном доме и о встрече со стариком – собирателем и исполнителем народных песен. Ситуация разворачивается неожиданно для читателей: милиционеру, пришедшему проверить документы “чуждого старика” (вспомним время создания рассказа), певец рассказывает о встрече своего деда Прохора с “земляком Александром Сергеевичем, поэтом Пушкиным”. Внутри бытового сюжета, как свеча в ладонях, раскрывается история, переносящая нас еще на сто лет назад и обжигающая ощущением причастности к судьбе своего народа, к великой тайне творчества.

Каждый “слой” композиции отличается особой стилистикой, которую возможно донести до детей с помощью интонаций.

Северный летний пейзаж написан нежной акварелью, он вызывает ощущение легкой грусти и тревоги. Абзацы можно рассматривать как периоды, как строфы стихотворения в прозе. Короткие простые предложения гармонично чередуются со сложными, не громоздкими, легко членимыми на синтагмы предложениями: “Северное лето всегда вызывает тревогу. Оно очень непрочно. Его небогатое тепло может внезапно иссякнуть. Поэтому на севере начинаешь ценить каждую едва ощутимую струю теплого воздуха, ценить скромное солнце, что превращает озера в зеркала, сияющие тихой водой. Солнце на севере не светит, а просвечивает как будто через толстое стекло. Кажется, что зима не ушла, а только спряталась в леса, на дно озер, и все еще дышит оттуда запахом снега”.

Осмысляя рассказ, понимаешь, что описание хрупкости северного лета вызывает в сознании ощущение хрупкости культурных ценностей; осознаешь значение исторической памяти народа и тревожишься за то, что ее “небогатое тепло может внезапно иссякнуть”. Тонкое поэтичное описание обретает новый смысл; ощущаешь привкус горечи – от того, что за последние десятилетия так много мы потеряли.

Для чтения “пейзажных” абзацев выберем повествовательные интонации, окрашенные особой доверительностью и вместе с тем некоторой таинственностью.

“Бытовая” часть рассказа построена по законам повествования: экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка, эпилог. Каждый герой имеет яркую речевую характеристику. Читая, постараемся передать особенности речи каждого героя.

Первый, кого мы встречаем, – “вихрастый веснушчатый милиционер”. Автор не описывает нам его голоса, но мы представляем, что голос у него ломающийся, мальчишеский, отрывистый. Характерное для него слово – “давай”: “А ну, давай не курить на пристани!”, “А ну, давай, дед давай выясняй свою личность!”, “Давай отнеси дедушке”. Глаголы, которые он употребляет, – повелительного наклонения. Но приказывает милиционер скорее по должности, в нем нет желания повелевать, подчинять себе других.

Второй герой – “толстый равнодушный человек, стриженный бобриком”. Он до конца рассказа так и не получит имени.

В доме, куда приходят рассказчик и человек, “стриженный бобриком”, – девочка с тряпичной куклой, старуха, которая вяжет в горнице (вспоминается Арина Родионовна), и “худой пыльный старик”. Девочка и старуха говорят “нараспев”, так, как до сих пор говорят коренные жители Русского Севера, окая и не понижая в конце предложения, а повышая голос и как бы протягивая два последних слога: “Ночуй, желанный…”.

Мы предлагаем учителю вспомнить занятия по диалектологии или фильм “Россия молодая”, потренироваться и прочитать слова старухи – именно окая и выпевая: “Ночуй, будь гостем дорогим. Только тесно у нас, не взыщи, – придется на полу постелить”. Поразительным контрастом прозвучат слова человека, “стриженного бобриком”, которые, по Паустовскому, произнесены “придирчиво”. Подберем интонации ворчливого, вечно недовольного человека, “бесталанного хозяйственника”, и прочитаем: “На низком уровне, значит, жизнь у вас организована, гражданка…”

Спокойно, задумчиво, с чуть заметной иронией звучит голос старика: “Такого, как ты, ни сон, ни ум не обогатят. Терпи – притерпишься”.

Беседа людей, собравшихся в доме старухи, богата интонациями и оттенками чувств. Диссонансом певучему голосу старухи и размеренному, непременно окающему говору старика звучит резкий голос человека, “стриженного бобриком”: он угрожает, торжествует, допрашивает старика, озадаченно молчит и продолжает несколько растерянно, затем опять наполняется угрозой. Старик продолжает говорить спокойно, словно взвешивая и оценивая человеческую сущность собеседника.

Человек, “стриженный бобриком”, бесцеремонно, без стука входит в чужой Дом и приводит милиционера – выяснить личность “деда” и “представить в отделение” “чуждого старика”. Милиционеру-то и рассказывает старик о встрече своего деда Прохора, “великого певца”, с Пушкиным. Семейное предание о пении деда над гробом Пушкина звучит неспешно, в сказовой манере. Передадим горькое сожаление Прохора о смерти поэта и резкость слов жандарма: “”Песни я ему пел”. – “Ну, так теперь петь не будешь!”” Песенный строй речи, нагнетание однородных определений, сказуемых и однородных простых предложений (в составе сложного) помогают подняться до кульминации: “Ночь была тяжкая, крепкая, дыханье в груди замерзало. Подвязал дед бубенцы, чтоб не гремели, сел на облучок, поехал. Тихо кругом, только полозья скрипят да слышно, как тесаки стучат и стучат о гроб глухим стуком. Накипело у деда на сердце, от слез заболели глаза, собрал он весь свой голос и запел:

Эх, по белым полям, по широким…”

Разговор в горнице старухи продолжается, но меняется его характер. Милиционер сокрушается, слушая рассказ старика, обижается, что ему предлагают прочитать “документ”, сухо обращается к человеку, “стриженному бобриком”, а затем, густо краснея, передает девочке гостинец для дедушки – сверток с колотым сахаром и баранки. Он не слышал, как старуха сокрушалась о том, что не успела купить сахару; ночью ему негде было купить гостинец – скорее всего, и сахар, и баранки он взял у себя дома. Подарок молодого милиционера – проявление той самой “ласковости людской”, от которой так не хочется уходить старику.

Завершается рассказ картиной северного лета, которая вновь напоминает нам о хрупкости тепла – тепла в природе и в жизни человеческой: “Городок уходил в солнечный тусклый туман, в тишину и даль летнего дня, и низкорослые леса уже охватывали нас темным кругом. Северное лето стояло вокруг – неяркое, застенчивое, как светлоглазые здешние дети”.

Подготовившись к выразительному чтению рассказа, идем на урок.

Урок 1. Историко-культурный контекст времени создания рассказа

I. Беседа.

– Рассказ, который мы с вами сегодня будем читать, посвящен Русскому Северу. Так называют Архангельскую и Вологодскую область, где живет коренное русское население. В древние времена заселили люди этот суровый край, долго хранили они и хранят до сих пор обычаи и нравы старины.

Покажем ученикам на географической карте Русский Север, Онежское озеро. Расскажем, что вплоть до восьмидесятых годов XX века автомобильных дорог было здесь мало. Основным был водный транспорт: небольшие корабли плавали по рекам и озерам, перевозя людей и грузы.

Хорошо, если учитель сможет подготовить фотографии или репродукции картин, изображающих природу, бревенчатые дома и церкви Русского Севера.

– Откройте учебник и найдите дату создания рассказа (1938 год). Что вы знаете об этом времени? Какие события происходили тогда в нашей стране?

Расскажем восьмиклассникам, что тридцатые годы XX века – трагическое время в истории нашей страны. Россия тогда была республикой Советского Союза, власть в стране принадлежала коммунистической партии, а фактически одному человеку – Сталину. Страна была охвачена энтузиазмом первых пятилеток, когда возводились новые заводы и гидроэлектростанции, когда комсомол был верным помощником партии. В то же время постоянно “разоблачались” новые “враги народа”, невинных людей ссылали в концлагеря (в рассказе: “Может, он беглец из концлагеря…”) и расстреливали. В стране нагнеталась всеобщая подозрительность. Главным считался пролетариат; “элементы”: зажиточное крестьянство, духовенство, интеллигенция.

II. Словарная работа.

Перед чтением рассказа объясним ученикам слова и выражения, которые обозначают уже ушедшие из нашей жизни реалии, как правило, непонятные современным детям. Можно опираться на знания, которые есть у детей.

– Что такое “колотый сахар”? Как вы его себе представляете?

– Стрижка бобриком – то же, что стрижка ежиком: короткие, торчащие вверх волосы.

Человек, “стриженный бобриком”, подозревает, что старик – “подпольный монах”. Объясним, что монастыри при советской власти были закрыты, монахи подвергались преследованию.

– Что такое комсомол? Люди какого возраста могли быть комсомольцами?

В рассказе говорится о двух ленинградских девушках-комсомолках, дочерях капитанов. Поможем ученикам представить этих девушек.

– Дом колхозника – название гостиницы для крестьян-колхозников, приезжающих по делам в город.

Теперь ученики готовы слушать рассказ. Предложим им следить за чтением учителя по тексту.

III. Выразительное чтение рассказа учителем.

Закончив чтение, выдержим паузу, затем предложим ученикам рассказать о своих чувствах, ощущениях, впечатлениях от рассказа. Важно, чтобы они не сбивались на общие фразы, а рассказывали именно о личных переживаниях. Пусть это будет несколько слов, но они будут сказаны от сердца.

Домашнее задание

Выписать фразы, звучащие как пословицы (7-10 предложений).

Индивидуальное задание: подобрать репродукции северных пейзажей; нарисовать иллюстрацию; подобрать музыку, подходящую к рассказу.

Урок 2. Композиция рассказа. Изображение северной природы и быта городка Вознесенье. Герои рассказа, их портретные и речевые характеристики. Смысл Предания. Значение песни в жизни человека и народа. Прославление добра и поэзии в рассказе.

I. Композиция рассказа.

Предложим восьмиклассникам подумать над композицией рассказа, выделим пейзажную, повествовательную части и семейное предание рода Федосьевых.

– В виде какого образа можно представить себе композицию рассказа?

Можно предложить детям образ ореха: чашечка зеленых листиков – скорлупа – ядро. Возможно, ученики предложат свой образ. Можно зарисовать схему композиции рассказа.

II. Изображение северной природы и быта городка Вознесенье.

– Каким вы представляете себе северное лето после прочтения рассказа? Почему?

Прочитаем четыре первых абзаца.

– Найдите эпитеты, которыми пользуется автор для создания впечатления и настроения (тона) рассказа.

Отметим эпитеты и выражения: “серебряная луна”, “белые ночи, полные бесцветного блеска”, “от недолгих ночей”, “лесной низкорослый край”, “небогатое тепло”, “скромное солнце”, “все вокруг казалось белым”.

– Каким вы представляете себе городок Вознесенье?

Городок лежит на берегу большого озера. Вдоль улиц стоят старинные бревенчатые дома. Дороги земляные, по обочинам заросли травой. Вдоль домов положены дощатые тротуары, какие до сих пор сохранились в некоторых северных городах. Цветет черемуха в садах.

– Что увидел рассказчик, войдя в дом? Какие старинные слова он употребляет?

“Скрипучая крутая лестница”, “чистая горница”. Девочка баюкает тряпичную куклу. Стол застилают чистой суровой (из толстых льняных ниток) скатертью, от которой пахнет ржаным хлебом. На столе поет самовар.

– В какую эпоху погружает нас описание горницы? Какие ассоциации связаны у нас со словом “горница”, с образом старухи, которая вяжет за столом?

Дети вспомнят, возможно, “Сказку о мертвой царевне…” и строки, посвященные Арине Родионовне:

…И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.

III. Герои рассказа, их портретные и речевые характеристики.

Разделим класс на три группы, предложим им найти слова, характеризующие внешность, речь и поведение трех героев: 1) милиционера; 2) старухи; 3) человека, “стриженного бобриком”. После пяти-семи минут самостоятельной работы ученики делятся своими наблюдениями.

Милиционер. “Вместе с мальчишками удил рыбу вихрастый веснушчатый милиционер”; “За ним шел вихрастый озабоченный милиционер…” Он часто произносит слово “давай”: “А ну, давай, дед, – сурово сказал милиционер, – давай выясняй свою личность! Налаживай документы!” К деду он обращается сначала сурово, требует документы, но соглашается его “вытерпеть” и слушает рассказ деда. Рассказ трогает его до глубины души: “От сердца, значит, пел, – пробормотал, сокрушаясь, милиционер”. Он отказывается проверять документы деда: “Мне ее (бумагу) читать нет теперь надобности. Я тебя и так вижу. Сиди, дедушка, отдыхай”. Отправив человека, “стриженного бобриком”, в Дом колхозника, он приносит деду гостинец: сверток с колотым сахаром и баранки, который он сунул в руки девочке: “Давай отнеси дедушке, – сказал он и густо покраснел. – Скажи, гостинец. Мне самому некогда, надо на пост становиться”.

Старуха. “В горнице вязала за столом старуха в железных очках…”

“Старуха встала и поклонилась мне в пояс.

– Ночуй, желанный, – сказала она нараспев. – Ночуй, будь гостем дорогим. Только тесно у нас, не взыщи, – придется на полу постелить”.

“Старуха поставила самовар. Она певуче сокрушалась, что нету у нее в доме ни кусочка сахару: забыла купить. Самовар ей жалобно подпевал”.

Особенно ярко характеризует старуху обращение ее к гостям – слово “желанный”: “А ты живи, желанный, – сказала старуха. – У тебя легкая жизнь, простая, таким только и жить”. Старуха и ее дом воплощают в себе старинный жизненный уклад с его добротой, простотой и мудростью.

В конфликт с этим укладом, с доверием к миру и гостеприимством вступает позиция человека, “стриженного бобриком”. Автор характеризует его так: “За мной увязался толстый равнодушный человек, стриженный бобриком.

Он ехал на реку Ковжу по лесным делам. Он таскал с собой поседевший портфель со сводками и счетами. Говорил он косноязычно, как бесталанный хозяйственник: “лимитировать расходы на дорогу”, “сделать засъемку”, “организовать закуску”, “перекрыть нормы по линии лесосплава”…

Небо выцветало от скуки от одного присутствия этого человека”.

Мы понимаем, что этот человек и был именно бесталанным хозяйственником, почувствовавшим свою силу. Его портфель, набитый бумагами, становится символом власти бюрократии.

“Человек, стриженный бобриком, оживился. Глаза его сделались сверлящими и свинцовыми. Он тяжело хлопнул портфелем по столу.

– Безусловно чуждый старик, – сказал он с торжеством”.

Он чувствует себя вправе судить и осуждать чужую жизнь, требовать у других отчета и угрожать. После спокойного ответа старика он озадаченно молчит и решает вызвать представителя закона. Он входит в дверь без стука, ведет себя бесцеремонно, грубо. Но во второй половине рассказа мы его не видим и не слышим, он как бы теряется, растворяется в доме. Лишь милиционер официально-отчужденно обращается к нему: “А вы, гражданин, – милиционер обернулся к человеку, стриженному бобриком, – лучше шли бы ночевать в Дом колхозника, там вам способнее. Идемте, я вас доведу”.

– Дома вы выписывали фразы, которые звучат как пословицы. Прочитайте их.

Один ученик читает записи, сделанные дома, другие дополняют его.

“Такого, как ты, ни сон, ни ум не обогатят. Терпи – притерпишься”.

“Нигде нету для меня чужбины”.

“В юности хлеб сеял и хлеб собирал, нынче сею доброе слово и собираю иные чудесные слова”.

“Сырой человек, неспелый…” “От таких бывает в жизни одна суета”.

“Все, родимый, надо от сердца делать”.

“Песенную силу беречь надо. Какой народ петь не любит – плевый тот народ, нету у него правильного жизненного понятия”.

“Нету хуже, когда у человека душа сухая. Вянет от таких жизнь, как трава от осенней росы”.

– Кому принадлежат эти фразы?

– Как описывает автор старика?

“Худой пыльный старик с закрытыми глазами”.

– Почему автор использует эпитет “пыльный”? Что он означает?

“Пыльный” – не грязный. В памяти возникает выражение “пыль дорог”, и нам представляются босые пыльные ноги старика, странника, прошедшего большой путь.

Старуха называет странника “бездомным”, “бродячим стариком”: “чего с него спрашивать?” Сам старик иначе понимает свою миссию в жизни: “Сеятель я и собиратель”. “Родом я отовсюду”, – отвечает он на вопрос и гордо называет свое имя: “А зовут меня Александр”.

Старик – единственный человек из собравшихся в горнице, которому автор дает имя. Старик произносит свое имя не в уменьшительной, не в народной форме, его нельзя назвать традиционно крестьянским. Мы осознаем значение имени старика позже, когда он рассказывает слушателям о знаменитом земляке.

– Как вы думаете, в чем основное противоречие (конфликт) этой части рассказа?

Выслушаем ответы детей и поможем им осознать противоречия между талантом и бесталанностью, доверием и подозрительностью, свободой, открытостью к миру и страхом перед явлениями, которые нельзя запротоколировать и взять под контроль. Паустовский четко обозначает основной конфликт времени. Как же разрешается этот конфликт? (Через обращение к историческим корням народа.)

IV. Смысл предания. Значение песни в жизни человека и народа. Прославление добра и поэзии в рассказе.

Обратимся к преданию, которое рассказывает дед слушателям. Его можно разделить на две части. Первая часть – встреча деда Прохора, “великого певца”, с Пушкиным – великим поэтом.

– В чем вы видите смысл первой части?

Дед Прохор зачарован стихами поэта: “такой красоты слова – лучше всякой моей песни”. У подлинной, высокой поэзии нет сословных границ: ее понимают и дворяне, и крестьяне. Два истинно талантливых человека, к какому бы сословию они ни принадлежали, всегда поймут и оценят красоту, как оценил дед Прохор стихи, а Пушкин – песни “ямщика и певуна”.

Перечитаем вторую часть. В ней четко обозначено противоречие между властью, требующей подчинения, и творческой свободой человека: “Кого же это, думает, и в могилу, страдальца, в оковах везут, кого ж это царь и после смерти боится?” И торжествующе звучат слова жандарма: “Ну, так теперь петь не будешь!” (В принципе, это тот же конфликт, что и в диалоговой части рассказа, но как бы сконцентрированный, углубленный.)

Почему же дед Прохор начинает петь над гробом поэта? Он чувствует глубокое горе, он не хочет дать жандармам возможность торжествовать над свободой и красотой. Его пение над гробом Пушкина – протест против насилия и в то же время последняя дань великому русскому поэту. “Великим певцом” называет старик своего деда не только за красоту его песен, но и за величие и благородство его души.

– Что говорит старик о значении песни в жизни человека и народа? Почему, по-вашему, так важно сохранить “песенную силу”?

В песне проявляется душа народа, но не только проявляется. Песня взращивает, развивает эту душу. А если душа “сухая”, тогда торжествует формализм и бюрократия, равнодушие и жестокость.

– Предание о встрече деда Прохора с Пушкиным – это своего рода испытание, через которое проходят все слушатели. Как в ответ на это раскрываются их души? Что побеждает в этом рассказе?

Ученики приходят к выводу, что в рассказе побеждают добро и поэзия.

Ученики показывают иллюстрации или репродукции, которые они нарисовали или подобрали; слушаем музыкальные иллюстрации к рассказу.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Рассказ К. Г. Паустовского “Колотый сахар”