Образ Алексея Вронского. в романе “Анна Каренина”

Л. Н. Толстой написал Роман в 1873-1878 годах. Это было время после крестьянской реформы 1861 года. В жизни России происходили существенные изменения, которые распространялись и на бытовые, семейные отношения, религиозные верования. Основное внимание в романе уделено повседневной жизни персонажей из различных слоев дворян и чиновников.
Образ Алексея Вронского – один из основных образов романа “Анна Каренина” . На протяжении всей книги Образ Алексея Вронского подвергается значительной эволюции. Роман (бессмертное произведение) базируется на любовной истории, и Толстой не забывает подробно описать внешность героев. В начале романа Вронский находится на военной службе и выглядит следующим образом: “Вронский был невысокий, плотно сложенный брюнет, с добродушно красивым, чрезвычайно спокойным и твердым лицом. В его лице и фигуре, от коротко обстриженных черных волос и свежевыбритого подбородка до широкого с иголочки нового мундира, все было просто и вместе изящно” (часть 1, глава 14). У него были “твердые глаза”. “Вронский поражал… незнакомых ему людей своим видом непоколебимого спокойствия… Он смотрел на людей, как на вещи” (ч. 1, гл. 31). У него красная, здоровая шея (ч. 1, гл. 34), сплошные белые зубы (ч. 2, гл. 19 и ч. 4, гл. 3); голубые глаза (ч. 7, гл. 27); он начинал плешиветь (ч. 2, гл. 20). Вес Алексея Вронского четыре пуда с половиною (ч. 2, гл. 19). После выхода в отставку его внешность изменяется. Волосы отпущены до половины ушей, зачесаны назад и закрывают его лысину (ч. 5, гл. 7). Он “был крепок, как кремень…” (ч. 6, гл. 25), отрастил бороду (ч. 6, гл. 32).
Алексей – сын графа Кирилла Ивановича Вронского, “один из самых лучших образцов золоченой молодежи петербургской” (ч. 1, гл. 11). Он “страшно богат, красив, флигель-адъютант, милый, добрый малый” (ч. 1, гл. 11). “Он образован и очень умен” (ч. 1, гл. 11), “обворожительный человек” на пути “блестящей военно-придворной карьеры” (ч. 1, гл. 12). Левин сомневается в аристократизме Алексея Вронского : “Человек, отец которого вылез из ничего пронырством, мать бог знает с кем не была в связи” (ч. 2, гл. 17). Князь Щербацкий отзывается об Алексее пренебрежительно: “А это франтик петербургский, их на машине делают…”; “…щелкопер, которому только повеселиться” (ч. 1, гл. 15). Но Левин и Щербацкий относились к Алексею предвзято из-за истории с Кити.
Вронский – тактичный собеседник. “Заметив,
Что графиня Нордстон хотела что-то сказать, он остановился, не досказав начатого, и стал внимательно слушать ее” (ч. 1, гл. 14). “Чувствуя, что разговор принимает слишком серьезный для гостиной характер, Вронский не возражал, а, стараясь переменить предмет разговора, весело улыбнулся и повернулся к дамам” (ч. .1, гл. 14). Он умеет говорить комплименты. Баронессе Шильтон он сказал в своем доме: “Вы дома там, где вы, баронесса”. Вронский ненавидел беспорядок, причиной чему был один случай, когда он “испытал унижение отказа”, испрашивая деньги взаймы (ч. 3, гл. 19). Пять раз в год он приводил в ясность все сбои дела (ч. 3, гл. 19).
Доход Алексея Вронского составлял сто тысяч рублей. “Огромное отцовское состояние, приносившее одно до двухсот тысяч годового дохода, было нераздельно между братьями”. Старший брат имел долги и женился на Варе Чирковой, дочери декабриста, безо всякого состояния. “Алексей уступил старшему брату весь доход с имений отца, выговорив себе только двадцать пять тысяч в год”. Мать, имевшая свое отдельное состояние, давала ежегодно Алексею еще тысяч двадцать. “…Алексей проживал их все” (ч. 3, гл! 19).
“Полковые интересы занимали важное место в жизни Вронского”. В полку им “гордились” (ч. 2, гл. 18). “Честолюбие была старинная мечта его детства и юности”. “Первые шаги его в свете и на службе были удачны, но два года назад он сделал грубую ошибку” и “отказался от предложенного ему положения” (ч. 3, гл. 20). Серпуховской, товарищ по корпусу, вернулся из Средней Азии молодым генералом и строил планы в государственном масштабе, а Вронский был только ротмистром с интересами эскадрона (ч. 3, гл. 20). Полковой командир знал, что Вронский дорожил честью полка (ч. 2, гл. 5).
В быту Вронский придерживался установившихся в офицерской среде правил: женщинам лгать можно, а мужчинам нельзя; нужно заплатить шулеру, а портному не нужно; мужа можно обманывать; нельзя прощать оскорблений и можно оскорблять (ч. 3, гл. 20). Квартира Алексея Вронского всегда была притоном всех офицеров (ч. 2, гл. 20). Но благородство всегда было свойственно его натуре. Он спас женщину из воды, хотел отдать все состояние брату (ч. 1, гл. 20), передал двести рублей для вдовы сторожа на станции (ч. 1, гл. 18).
Как и большинство дворян, представленных читателю в романе, Вронский был верным своему слову. Даже опаздывая на скачки, Вронский заехал еще и к Брянскому, так как он дал слово быть у него (ч. 2, гл. 24).
Вронский не забыл в последний момент перед стартом “ласково и одобрительно” подмигнуть Кузов-леву, который боялся ездить на фронтовой лошади и записался на скачки из самолюбия (ч. 2, гл, 24).
В Анну Каренину Вронский влюбился в один день (ч. 1, гл. 28). Страсть завладела им полностью. Вронский говорит Анне: “Я не могу думать о вас и о себе отдельно. Вы и я для меня одно” (ч. 2, гл. 7). Проводив Анну домой, он “поцеловал свою ладонь в том месте, где она тронула его” (ч. 2, гл. 7). Алексей отказался от важного для карьеры назначения, чтобы оставаться в полку, где он мог видеться с Анной (ч. 2, гл. 18). “Честолюбивые планы его опять отступили…” (ч. 4, гл. 2), хотя он и был произведен в полковники. Любовь изменила Образ Алексея Вронского нравственно. Суждения иностранного принца о русских женщинах “не раз заставляли Алексея Вронского краснеть от негодования”. “Глупая говядина! Неужели я такой?”
После рождения дочери и попытки самоубийства Вронский вышел в отставку и уехал с Анной за границу. Там ему было скучно. Он начинал заниматься то политикой, то новыми книгами, то средними веками, то живописью, к которой у него была способность смолоду (ч. 5, гл. 8). Картины он писал под руководством итальянского профессора живописи (ч. 5, гл. 9), Он материально поддержал русского художника Михайлова: купил его этюд и заказал у него портрет Анны.
В небольшом итальянском городе Вронский и Анна встретились с Голенищевым, собирающим материалы для книги на историческую тему. Удивляет реакция Вронского: “ему не нравилось то, что Голени-щев, человек хорошего круга, становился на одну доску с какими-то писаками…”
Вронский и Анна возвращаются в Россию, в Петербург. Для Алексея Вронского о свет был открыт, но закрыт для Анны (ч. б, гл. 28). Поэтому они уезжают в родовое имение Вронского. Здесь “он страстно увлекся хозяйством”. “За что ни возьмется, он все делает отлично” (ч. 6, гл. 18). Он “возобновил” дома служащих, завод, конюший; строит новую образцовую больницу, которая стоит больше ста тысяч; улучшает усадьбу. Умелое ведение хозяйства увеличило состояние Алексея Вронского (ч. 6, гл. 25). Дом производит впечатление изобилия, щегольства, европейской роскоши (ч. С, гл. 19). Не забывают в Воздвиженском и об отдыхе: биллиард, конная езда, теннис, катание в лодке, купание.
Он стал членом шести различных общественных учреждений, был избран почетным мировым судьей, подумывал баллотироваться года через три в губернские предводители (ч. 6, гл. 31). Влиянию Образа Алексея Вронского между дворянами содействовали богатство и знатность, прекрасное помещение в городе, отличный повар, дружба с губернатором, ровные со всеми отношения (ч. 6, гл. 31).
Огорчало Вронского то, что по закону его дочь носит фамилию Каренина, что Анна не может больше родить, а также жуткая ревность Анны, для которой он не давал повода.
В самоубийстве Анны Вронского упрекнуть никак нельзя. Мать его горевала: “Шесть недель он не говорил ни с кем и ел только тогда, когда я умоляла его” (ч. 8, гл. 4), “Постаревшее и выражавшее страдание лицо его казалось окаменелым” (ч. 8, гл. 2).
Алексей Кириллович едет добровольцем в Сербию на войну с турками (1876 год), причем ведет эскадрон на свой счет. Сергей Иванович Кознышев предлагает ему рекомендательные письма к министру иностранных дел Сербии Ристичу, к королю Сербии Милану, но Вронский отказывается.
Читатель находит в Алексее Вронском многие достоинства: верность своему слову, разностороннюю одаренность, тактичность, правильное понимание славянского вопроса и другие. Достоинства Вронского имеют большой перевес над его недостатками.


Вы читаете: Образ Алексея Вронского. в романе “Анна Каренина”