О сказках “Премудрый пискарь” и “Карась-идеалист” М. Е. Салтыкова-Щедрина

В сказках Щедрина (особенно поздних) порою отчетливо ощущается и авторская интонация. Так, в сказке “Премудрый пискарь” (который “жил – дрожал и умирал – дрожал”) сказано: “Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари. Никому от них ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия… живут, даром место занимают да корм едят”.

В сказке “Карась-идеалист” изображен карась, свято веривший в справедливое устройство мира и разглагольствовавший об этом везде и всюду, даже перед щукой, которая, разинув рот от удивления, проглотила его.

Легко, конечно, посмеяться над наивным карасем: и жизни он совершенно не знает, и погибает, как глупец. Некоторые современники даже считали, что Щедрин просто издевается над верой в торжество правды и добра. Но не мог издеваться великий писатель над теми идеями, которые воодушевляли все его творчество! Другое дело, что мечты о грядущем счастье, которое якобы само собой “со временем” наступит, казались ему утопическими и нереальными, что, впрочем, не отменяет благородства карася, не отменяет его уверенности в том, что мир основывается (“зиждется”) на идее добра, а не зла.

И все же – как часто побеждает зло, а не добро… В этом заключается истинная трагедия, нашедшая отражение в сцене “диспута” карася и щуки. Именно так понял смысл сказки “Карась-идеалист” замечательный Художник И. Н. Крамской. “Прежде всего, – писал он, – впечатление громадно. Никогда еще мне на столь малом пространстве не давали современные писатели так много содержания и такого глубочайшего интереса; мало того, это до такой степени художественно, что я не могу прийти в себя от удивления! Сказка, не более как сказка, а между тем высокая трагедия!”

В своих сказках Салтыков-Щедрин обновил и переосмыслил традиционную жанровую форму, став создателем политической сказки нового типа, порою приближающейся по своему характеру к сатирическому памфлету. Только памфлетист направляет обычно свое обличие против определенного, конкретного лица или явления, а Щедрин бичует античеловеческие принципы жизни, когда подавляются добро, справедливость и совесть, а торжествуют зло, невежество и жестокость. Поэтому лучше говорить не о памфлетности сказок Щедрина, а об их общечеловеческом значении.


Вы читаете: О сказках “Премудрый пискарь” и “Карась-идеалист” М. Е. Салтыкова-Щедрина