На пути к герою



Об изучении романа И. С. Тургенева ” Отцы и дети” в 10-м классе

Человек, разрушающий свой собственный Дом, по меньшей мере кажется безумцем. Человека, разрушающего все дома на улице, мы склонны воспринимать как проектировщика новой, более благоустроенной улицы. Человеческий мозг отказывается воспринимать тотальное безумие и ищет ему рациональное объяснение. Такой особенностью человеческого сознания всегда пользовались творцы всех великих переворотов. У наших предков в свое время не хватило духу признать безумие безумием, хотя думающие о России и тогда предупреждали, что все это кончится катастрофой.

Ф. Искандер

К Аким простым и понятным кажется поначалу тургеневский Базаров десятиклассникам, как уверенно они его характеризуют: разночинец, нигилист, убежденный, что реформы в насквозь прогнившей стране бесполезны. Первоочередная задача – расчистить место, не утруждая себя выбором средств. “Плетка – дело доброе” – это сказано Базаровым от души.

За бойкостью ответов незыблемая уверенность, что самое главное – усвоить необходимые сведения о романе, поэтому важно с самого начала предостеречь учеников от легковесности суждений. С этой целью после изучения тринадцатой главы предлагаю написать небольшую работу “Из дневника Базарова”. В большинстве своем ребята добросовестно фиксируют


внешнюю сторону событий: приехал – уехал, сказал – ответил. Спрашиваю, почему же на страничках дневника не нашлось места для сокровенных мыслей и чувств героя. Говорят, что Базарову не с кем быть откровенным, что он окружен тайной, закрыт для окружающих, что Тургенев показывает его со стороны, а не изнутри.

Однако у каждого человека есть заветные мечты и планы, о которых он не всегда решается рассказать даже самым близким. Есть ли такие планы у Базарова? Чтобы составить полное представление о нем, необходимо найти ответ на этот вопрос. Сообща намечаем план поисков: во-первых, нужно выписать афоризмы Базарова, плоды его раздумий, во-вторых, проанализировать его разговоры с Аркадием, человеком наиболее близким ему; в-третьих, посмотреть, как проявляет себя Базаров в отношениях с другими персонажами, в частности с Анной Сергеевной Одинцовой, впервые появляющейся перед читателем в четырнадцатой главе.

Отмечаем, что характер главного героя лучше всего просматривается в парах: Базаров и Павел Петрович, Базаров и Аркадий, Базаров и его ученики, Базаров и его родители. Противопоставление – один из излюбленных художественных приемов Тургенева. В то же время некоторые из противопоставлений маскируют глубоко спрятанное сходство, которое можно и не заметить. Как не вспомнить о самолюбии, присущем в равной степени и заезжему нигилисту, и его идейному противнику, “уездному аристократу”, или о беспощадности, объединяющей Базарова с его учениками. Поэтому нужно обратить особое внимание на одну из самых загадочных пар в русской литературе – Евгения Базарова и Анну Одинцову.

Их роднит спокойствие, ум, уверенность в себе, что ощущается уже при первом знакомстве: лицо Базарова “оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум”. Одинцова с первой встречи поражает достоинством своей осанки: “…спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво глядели светлые глаза… и губы улыбались чуть заметною улыбкою. Какою-то ласковой и мягкой силою веяло от ее лица”.

Вскоре мы услышим примечательную фразу Анны Сергеевны, обращенную к Базарову: “Ну, теперь я понимаю, почему мы сошлись с вами: ведь и вы такой же, как я”.

А потом она так объяснит причину своей “размолвки” с ним: “…в нас слишком много было… как бы это сказать… однородного. Мы это не сразу поняли”.

Это сходство тем не менее пробуждает в Анне Сергеевне множество вопросов к Базарову: “…вы человек не из числа обыкновенных; вы еще молоды – вся жизнь перед вами. К чему вы себя готовите? какая будущность ожидает вас? Я хочу сказать – какой цели вы хотите достигнуть, куда вы идете, что у вас на душе? Словом, кто вы, что вы?”

Ответы на эти вопросы должны выявить степень различия между ней и Базаровым, различия в главном. А к чему же стремится сама Анна Сергеевна?

Молодой вдове уже двадцать восемь, и, хотя жизнь ее течет размеренно и спокойно, наступающие времена внушают тревогу. Ей, так ценящей внешний и внутренний комфорт, необходимы некоторые гарантии его сохранения. Одна из таких гарантий – громкое имя ее будущего избранника, его политическая известность. Анна Сергеевна употребит все силы, чтобы оградить себя от возможных потрясений, и добьется своего. В конце романа мы узнаем, что она “вышла замуж не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твердой волей и замечательным даром слова, человека еще молодого, доброго и холодного как лед”.

Увы, то, что бесконечно дорого для Одинцовой, не имеет никакого значения для Базарова, но, умеющая отличать “необыкновенных”, она не ошиблась в нем, все же раскрывшем ей душу перед смертью: “И ведь тоже думал: обломаю дел много, не умру, куда! задача есть, ведь я гигант!”

А еще раньше он обмолвился о самом сокровенном Аркадию, возмущенному визитом “глупца Ситникова”: “Ситниковы нам необходимы. Мне, пойми ты это, мне нужны подобные олухи. Не богам же в самом деле горшки обжигать!..”

Важность этой реплики подчеркивает реакция Аркадия: “Мы, стало быть, с тобой боги? То есть – ты бог, а олух уж не я ли?”

Значит, главный герой романа – “человек не из числа обыкновенных”, решивший посвятить жизнь благородной цели преобразования России.

Но вряд ли бы согласились с таким мнением братья Кирсановы. Их пугает человек, сознательно отказавшийся от созидания и определивший свое будущее словом “ломать”. Это слово несет мощную энергию разрушения, что подтверждают многочисленные синонимы: Ломать – отрицать – разрушать – истреблять – ликвидировать…

С Ила, пронизывающая эти глаголы, непрестанно побуждает к действию, формируя личность Базарова. Это помогает понять та же Анна Сергеевна. Вспомним один из первых отзывов Базарова о ней: “Вишь, как она себя заморозила!.. Герцогиня, влиятельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да корону на голове!”

Для Базарова заморозить себя – значит сковать свои чувства, безоговорочно подчинившись избранным правилам, и таким образом сохранить себя для будущего.

Но разве сам он не пребывает в подобном состоянии?

– Как же отразился процесс “замораживания” на личности нашего героя?
– Он избегает сильных чувств, боится “рассыропиться”, то есть расслабиться, растаять.
– Поведение Базарова обусловлено его целеустремленностью. Он убежден, что наступило его время, и хочет отдать себя избранному делу без остатка, сознательно отказываясь от тех радостей, которые может дать жизнь. Его не пугает участь бобыля, брак он считает предрассудком, романтических порывов не признает: “Нравится тебе женщина… старайся добиться толку; а нельзя – ну, не надо, отвернись: земля не клином сошлась”.
– Разговор о Базарове невозможен без его афоризмов. Собранные вместе, они производят сильное впечатление. Попробуем объединить их общим заглавием:
“Принципы Базарова”
“Вот бы удивился Павел Петрович”
– Но это совсем другие принципы, не те, без которых “шагу ступить, дохнуть нельзя”. Это идеи человека, сознательно готовящего себя к разрушению, а значит, сознательно изгоняющего сострадание из своей жизни. Общепринятые нормы, традиции для него не существуют. Базаров действует в соответствии со своими принципами, отраженными в афоризмах, точных, категоричных и холодных.
– Совокупность принципов можно назвать теорией. Фраза “Мы… те же лягушки, только что на ногах ходим” не случайна для Базарова. С ней связано основное положение его теории: “…изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой… Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других”.

По базаровской теории, недооценивающей человека, исправить мир довольно просто: “Мы приблизительно знаем, отчего происходят телесные недуги; а нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивают людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. Исправьте общество, и болезней не будет”.

А кто же будет исправлять общество? Это под силу тем немногим, кого Базаров относит к “настоящим” людям: “…настоящий человек тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть”. Значит, в основе будущего обновления лежит безоговорочное послушание, подчинение сильным. Разумеется, Базаров относит себя не к тем, кто должен подчиняться, а к тем, кто способен отдавать приказания: “Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мной… тогда я изменю свое мнение о самом себе”.

Базаров убежден, что настоящий человек должен изжить в себе сочувствие, сострадание: “…о людях вообще жалеть не стоит…” Только закалив свою душу, можно добиться великих целей, оставить след на земле. Самое страшное – оказаться “нежной душой”, “размазней”, как Аркадий. Подчинение идеалу настоящего человека дается непросто: не зря наш герой называет себя самоломанным.

Так до какой же степени “заморозил” себя Базаров?

– Он приучил себя не замечать чужой боли, чужого смятения. Об этом говорит его отношение к родителям, Аркадию, Фенечке. Задумался ли он хоть на секунду, чем может обернуться для нее поцелуй в беседке? Пожалуй, наиболее ярко “степень замороженности” Базарова проявляется в сцене его отъезда после дуэли с Павлом Петровичем: “С Фенечкой ему не удалось проститься; он только переглянулся с нею из окна. Ее лицо показалось ему печальным. “Пропадет, пожалуй! – сказал он про себя… – Ну, выдерется как-нибудь!””
– А разве не противится замораживанию натура Базарова? Ведь сказала же ему проницательная Анна Сергеевна: “Вы знаете, что я вас боюсь… и в то же время я вам доверяю, потому что, в сущности, вы очень добры”. И разве случайно к нему привязываются слуги и дворовые мальчишки?
Во всяком случае, у Базарова есть причины для недовольства собой, об одной из них он поведал Аркадию: “Эге! вон молодец муравей тащит полумертвую муху. Тащи ее, брат, тащи! Не смотри на то, что она упирается, пользуйся тем, что ты, в качестве животного, имеешь право не признавать чувства сострадания, не то что наш брат, самоломанный!”

Итак, Базаров стремится изменить себя, готовясь к будущим событиям исторического масштаба, поэтому глаголы “ломать” и “заморозить” являются ключевыми для его характеристики. Но можно ли ограничиться ими? Вновь вернемся к разговору Базарова с Аркадием из 21-й главы: “Как посмотришь эдак сбоку да издали на глухую жизнь, какую ведут здесь “отцы”, кажется: чего лучше? Ешь, пей и знай, что поступаешь самым правильным, самым разумным манером. Ан нет: тоска одолеет. Хочется с людьми возиться, хоть ругать их, да возиться с ними”.

Возиться с людьми… Может быть, в этом смысл деятельности Базарова? Но если это выражение так много значит для него, он обязательно уточнит его, разъяснит, растолкует. Есть ли такое уточнение в тексте?

Обращаемся к 26-й главе, где Базаров с непривычной пылкостью прощается навсегда со своим молодым другом: “Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас, ты невольно любуешься собою, тебе приятно самого себя бранить; а нам это скучно – нам других подавай! Нам других ломать надо!” (Курсив мой. – Л. Р. )

Пожалуй, мы добрались до самого страшного афоризма Базарова. Значит, возиться с людьми для него – это переделывать их по своему усмотрению, то есть ломать, калечить… Следовательно, мы можем добавить еще одно слово в нашу цепочку: Отрицать – разрушать – ломать – истреблять – уничтожать – ликвидировать – калечить…

– А разве глагол “экспериментировать” менее важен для Базарова? Разве опыты над лягушками не занимают большую часть его времени?
– И все же главное его занятие – это не опыты над лягушками, а эксперимент над самим собой, замораживание своих чувств с целью достижения той твердости характера, которой должен обладать необыкновенный человек, гигант, вождь.
– Эксперимент поначалу радовал исследователя блестящими результатами, что не могло не отразиться в его афоризмах. Давайте вспомним их и попытаемся произнести с базаровской интонацией:
– “Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта”.
– “Всякий человек сам себя воспитать должен – ну хоть как я, например…”
– “Рафаэль гроша медного не стоит…”
Главное в интонации – подчеркнутая категоричность. Ни тени неуверенности, сомнения. Казалось, победный марш не кончится никогда. И вдруг – осечка! Первая осечка! Бережно выношенный афоризм не выдержал столкновения с жизнью. Когда же это произошло?
– После встречи с Одинцовой. Красавица и умница, она опровергает его утверждение, что свободно мыслят между женщинами только уроды.
– Возможно, событие это предсказывает начало нового периода в жизни героя. “Поздравь меня, сегодня двадцать второе июня, день моего ангела. Посмотрим, как-то он обо мне печется”, – говорит Базаров Аркадию в конце 15-й главы.

Д Аты в художественном произведении требуют особого внимания. Двадцать второе июня – самый длинный день в году. Потом дни становятся все короче, а ночи – длиннее, предвещая неизбежные перемены в природе. Для Базарова тоже наступает пора перемен, открывая новый период его жизни.

Граница – 22 июня 1859 года. Появляющееся в тексте слово “проигрыш” имеет прямое отношение к главному герою, и дело не только в том, что он почему-то проигрывает в карты и в Никольском, и в собственном доме, – все это такие мелочи по сравнению с тем, что творится в его душе. До этого он уверенно выигрывал в жизни и успел привыкнуть к роли победителя. И споры с Павлом Петровичем он воспринимал как игру, всем своим видом подчеркивая, что “уездный аристократ” ему не противник. И вдруг удача начинает изменять ему.

Непонятное смятение все чаще овладевает им. В его теории нет места любви, но вспыхнувшее чувство к Одинцовой не дает ему покоя, хотя он и не жалеет сил для борьбы с ним. Давно ли Базаров говорил Аркадию, что “человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и, когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек – не мужчина, не самец”.

Базарову тоже “убили карту”, тем не менее он продолжает надеяться. Вспомним, что в свой последний приезд в Никольское он, раньше не придававший никакого значения своей внешности, переодевается перед встречей с Одинцовой: “Оказалось, что он уложил свое новое платье так, чтобы оно было у него под рукою”.

Неумение справиться с настигшей его любовью Базаров рассматривает как проигрыш, который может выбить из привычной колеи. Кажется, достаточно сменить обстановку, погрузиться в работу, чтобы вновь обрести утраченное равновесие, но жизнь не дает времени для передышки.

Попробуем взглянуть на сцену дуэли с точки зрения базаровского эксперимента. Человек, готовящий себя к великой ломке, должен научиться безжалостно уничтожать себе подобных. Теоретически Базаров готов к этому, а практически? А практически он нажимает на курок не целясь и, случайно ранив своего противника, спешит к нему на помощь.

Да, Базаров не воин и не охотник, подчеркивает писатель, а доктор, человек, призванный спасать других. Его природные склонности вступают в противоречие с избранным идеалом хладнокровного, непоколебимого в своих убеждениях гиганта.

Еще один проигрыш Базарова – потеря своего ученика. Не прошло и месяца после приезда в Марьино, как Аркадию стало скучно с ним. Это разочарование больно ранит Базарова, так как утрата популярности несет реальную угрозу его мечтам. Не потому ли он спешит взять инициативу в свои руки и сам порывает с Аркадием? Однако уязвленное самолюбие заявляет о себе множеством обидных слов, подчеркивающих непригодность его приятеля для великого дела: “В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая смелость да молодой задор; для нашего дела это не годится. Ваш брат дворянин дальше благородного смирения или благородного кипения пойти не может, а это пустяки. Вы, например, не деретесь – и уж воображаете себя молодцами, – а мы драться хотим… Ты славный малый, но ты все-таки мякенький, либеральный барич…”

Проигрыш обычно отражается на настроении человека. Подумаем, почему Базаров, убежденный, что живет для будущего, начинает испытывать яростное раздражение по этому поводу. Вернемся к его разговору с Аркадием в первый приезд к родителям: “Да вот… ты сегодня сказал, проходя мимо избы нашего старосты Филиппа, – она такая славная, белая, – ты сказал, что Россия тогда достигнет совершенства, когда у последнего мужика будет такое же помещение, и всякий из нас должен этому способствовать… А я и возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет… да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет; ну, а дальше что?”

Базаров понимает, что, подчиняя свою жизнь идее, он отказывается от настоящего. А жизнь одна, другой не будет, и проходит она очень быстро. Всего через несколько дней он услышит от Одинцовой фразу, с которой так трудно смириться: “…я говорила вам, что мы оба уже старые люди”.

Раздражение охватывает Базарова и в разговоре с мужиками (27-я глава). И кажется, что в этой главе начинает звучать негромкий голос писателя, ранее избегавшего прямой оценки своих героев: “Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового…”

Легко ли признать такую ошибку, смириться с таким проигрышем? Сын своего отца, Базаров унаследовал не только его профессию, но и азарт игрока. (Вспомним, как он заставил покраснеть Василия Ивановича, уличив его в грехах молодости.) Обстоятельство это играет немаловажную роль в уяснении причин его смерти.

Мы знаем, что Базаров умер, порезавшись при вскрытии и заразившись трупным ядом. Трагическая случайность? Но, во-первых, он постоянно препарировал лягушек, значит, не утратил необходимых навыков, во-вторых, даже при отсутствии адского камня ранку можно было прижечь железом и таким образом обезопасить себя. Почему же Базаров не захотел этого сделать?

Действие романа сосредоточено на небольшом временном пространстве. Вряд ли Базаров помышлял о том, что наступившее лето принесет ему столько страданий. Перемены в сыне тревожат отца: “Енюша меня сокрушает, – жаловался он втихомолку жене, – он не то что недоволен или сердит… он огорчен, он грустен – вот что ужасно. Все молчит… худеет, цвет лица такой нехороший”.

Но не физический недуг терзает их сына, а затяжной психологический кризис, признаки которого налицо: “…лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством. Странная усталость замечалась во всех его движениях, даже походка его, твердая и стремительно смелая, изменилась”.
– Чем же вызвано это мучительное состояние?
– Скорее всего, безответным чувством к Одинцовой. Расставаясь с ней в первый раз, он тоже казался больным: “Предшествовавшую ночь он всю не спал и не курил, и почти ничего не ел уже несколько дней. Сумрачно и резко выделялся его похудалый профиль из-под нахлобученной фуражки”.
– Есть еще одна причина: “В разговорах с Анной Сергеевной он еще больше прежнего высказывал свое равнодушное презрение ко всему романтическому, а оставшись наедине, он с негодованием сознавал романтика в самом себе”.
Именно после встречи с Одинцовой в лексиконе Базарова появляется новое для него слово – “может быть”: “Ему казалось иногда, что и в Одинцовой происходит перемена, что в выражении ее лица проявлялось что-то особенное, что, может быть… Но тут он обыкновенно топал ногою или скрежетал зубами и грозил себе кулаком”.

До сих пор сомнения были чужды Базарову, и можно только догадываться, что стоиRт за короткой фразой, обращенной к Анне Сергеевне: “Может быть, вы правы, может быть, точно, всякий человек – загадка”. Но если согласиться с этим, тогда прощай теория, так изящно выстроенная на афоризмах, и все мечты, связанные с ней. От такого предположения действительно можно заболеть.

Тревожные мысли не отпускают Базарова, делают невыносимым его существование. И вот – непредвиденный случай при вскрытии, досадная оплошность, приведшая к трагедии…

А вдруг это поединок с судьбой, в который бесстрашно вступает Базаров, не желая расстаться с мыслью о своем высоком предназначении? Ведь сохранила же его судьба в нелепой дуэли с Павлом Петровичем, и, если это повторится, значит, он отмечен высочайшим покровительством. И тогда все станет на свои места, и жизнь обретет смысл, и возвратится прежняя уверенность в себе. Ради этого стоит и рискнуть, рискнуть собственной жизнью. Наверное, немало передумал Базаров, прежде чем вступить в эту игру, но на этот раз судьба отвернулась от него.

В чем же смысл трагического финала?

Еще раз всмотримся в то, как изображает болезнь своего героя Тургенев. Заражение крови сопровождается высокой температурой. Писатель отмечает, что Базарова сотрясает озноб, мучит “жестокий жар”. И под действием этого жара начинает таять лед, сковывающий его душу.

В Заключительных сценах мы видим другого Базарова – нежного, внимательного, заботливого. Он умирает без покаяния, но последние слова его, обращенные к Одинцовой, обретают характер исповеди: “Я нужен России… Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник… мясо продает…”

Одинцова – единственный человек, с которым Базаров может быть откровенным. Ей не нужно ничего объяснять, она все поймет. Необычная для Базарова раздумчиво-вопросительная интонация пронизывает его последний монолог. Нет, не только предсмертной слабостью обусловлены многочисленные паузы. Базарову нужно сказать очень много, открыть то, что он тщательно скрывал, и облегчить душу.

Будучи исследователем по натуре, он имел возможность всесторонне проанализировать избранный им путь отрицания, разрушения, и признал его несовместимым с потребностями жизни.

Настоящая жизнь – это созидание, поэтому даже такие обыкновенные люди, как сапожник, портной, торговец (мясник), ощущают свою необходимость, нужность, полезность. А нигилист, не считающийся с этими потребностями, рано или поздно превратится в мясника иного рода – в палача, чье презренное ремесло отрицает все усилия доктора.

Умному, бескорыстному и честному Базарову так и не удалось заморозить себя до той степени, за которой умирает человечность и торжествует злодейство. Вместе с ним умирает и его мечта о грядущей славе. “Это чепуха”, – скажет он о своей мечте перед смертью. Итак, Тургенев показал героя, в силу своего аналитического мышления убедившегося в главном: готовность к государственной ломке начинается с разрушения собственной души, с вымораживания человечности, что открывает путь к многочисленным преступлениям.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: На пути к герою