Леонид Николаевич Андреев



Леонид Николаевич Андреев родился 21 августа 1871 года в г. Орле в семье орловского мещанина, частного землемера. На одной из городских окраин, густо населенной мелким служилым людом, прошли детские и юношеские годы писателя. В 1882 году он был зачислен в Орловскую классическую гимназию, но учился плохо, а пробелы в прохождении гимназического курса активно восполнял самообразованием: сначала читал Сочинения русских публицистов от Белинского, Добролюбова и Чернышевского до Писарева и Салтыкова-Щедрина, потом штудировал трактат Л. Толстого “В чем моя вера? “. Толстовская критика официальной церкви оказала несомненное влияние на духовное развитие молодого Андреева, будущего автора повести “Жизнь Василия Фивейского”, пьес “Савва” и “Анатэма”.

У Андреева рано проявилась неуравновешенность психического склада, вызывавшая у него длительные приступы безотчетной тоски, болезненной меланхолии, даже отчаяния. Трагическое мироощущение писателя в значительной мере складывалось также под влиянием пессимистических идей популярных в то время немецких философов-идеалистов Э. Гартмана и А.

Шопенгауэра – их труды он основательно изучил еще в гимназические годы. Окончив гимназию, Андреев в 1891 году поступил на юридический факультет Петербургского университета, однако через два года за неимением средств к “уплате за слушание


лекций” был отчислен и продолжил образование на 2-м курсе юридического факультета Московского университета. Успешно сдав государственные экзамены и получив долгожданный диплом, Андреев с энтузиазмом занялся юридической практикой в звании помощника присяжного поверенного, но быстро охладел к адвокатской деятельности. Непосредственному участию в проведении судебных дел он предпочитал живую репортерскую работу.

На страницах газеты “Московский вестник” регулярно появлялись его темпераментные, лаконично и увлекательно написанные отчеты под рубрикой “Из зала суда”. А в 1898 году началось сотрудничество Андреева в ежедневной общественно-политической и литературной газете “Курьер”, где в отделе хроники он публиковал свои фельетоны, судебные очерки, театральные рецензии и другие материалы под псевдонимом Джемс Линч. Именно в “Курьере” в апреле 1898 года состоялся дебют Андреева как прозаика – был опубликован и подписан подлинным именем и фамилией рассказ “Баргамот и Гараська”.

Дебют этот не остался незамеченным – первый рассказ Андреева был одобрен М. Горьким, получил высокую оценку тогдашних влиятельных критиков. Окрыленный успехом, начинающий писатель ощутил в себе необыкновенный прилив творческой энергии. С 1898 по 1904 год он написал свыше пятидесяти рассказов, а в 1901 году издательство “Знание” выпустило одно за другим восемь изданий первого тома его сочинений. Перед молодым писателем, быстро снискавшим у своего поколения репутацию “властителя дум”, широко распахнулись двери редакций лучших журналов, его талант признали Толстой, Чехов, Короленко, не говоря уже о Горьком, с которым у него завязались тесные дружеские отношения (переросшие со временем в “дружбу-вражду” и завершившиеся разрывом).

На протяжении всего творческого пути Андреев, по его собственному признанию, “как был, так и остался вне партий”, не приобщился ни к одному из политических течений, хотя всегда находился в непримиримой оппозиции к существующей власти: в его произведениях не переставали звучать бунтарские мотивы, выражалось активное неприятие социальной действительности, порабощающей волю человека. Радикализм общественных, философских, эстетических позиций Андреева проявлялся прежде всего в сфере его художественного мышления. На этой почве в конце 1900-х годов произошел разрыв между ним и Горьким, отразивший их принципиальные разногласия в понимании сущности и целей революции, в оценке путей развития литературы. Горькому, все более сближавшемуся с воинственной идеологией революционного марксизма, претили “непартийность” Андреева, его неприятие открытой тенденциозности художественного творчества, самые основы его глубоко трагического мироощущения.

В свою очередь, Андреев считал горьковский социальный оптимизм односторонне-категоричным, уводящим литературу от постижения сложных, мучительных противоречий жизни, от трагического в искусстве. Действительность, однако, не оправдывала надежд писателя на грядущее революционное обновление человеческого духа, что еще больше сгущало вокруг него атмосферу тоскливого одиночества. Андреев приветствовал Февральскую революцию 1917 года, но, убедившись в том, что свержение самодержавия, крушение старого мира сопровождаются разгулом насилия и жестокости, он пережил едва ли не самое горькое разочарование в жизни, которое уже не смог преодолеть.

Все больше его страшила угроза со стороны большевиков – “безумцев, которые губят Россию”. Октябрьский переворот он воспринял как начало великой исторической трагедии для своей любимой родины. Из Петрограда Андреев уехал в Финляндию, отрезанную после революционных событий от России.

Там он продолжил работу над своим последним произведением – романом-антиутопией “Дневник Сатаны”, оставшимся незаконченным. Книга эта стала подведением итогов жизненных и творческих поисков писателя, в нее вошли размышления автора о собственной жизни, о нереализованных возможностях, о судьбе целого поколения русской интеллигенции, а главное – об опасности грядущего тоталитарного режима. “Нет России. Нет и творчества…

Изгнанник трижды: из дома, из России и из творчества” – так сам писатель оценивал свое состояние душевной апатии, растерянности, отчаяния, достигшее апогея. Он намеревался уехать из Финляндии, совершить путешествие по Европе и Америке, мечтал о своем духовном возрождении. Но этим планам не суждено было сбыться: 12 сентября 1919 года писатель скончался от сердечного приступа в местечке Мустамяки на даче у одного из друзей.

Источник: “Русская литература XX века”.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...
Вы читаете: Леонид Николаевич Андреев