Консультация перед экзаменом



В этом году учителя литературы оказались в условиях доселе небывалых: заранее открыты темы выпускных сочинений. Нужно воспользоваться преимуществами сегодняшнего положения для того, чтобы рационально организовать подготовку к сочинению и помочь ученикам выступить как можно лучше. Мы можем не торопясь обдумать формулировки и заранее посоветовать детям подходящий для них тип тем, определить необходимый объем повторения. И просто обязаны предостеречь детей от выбора тем неудачных (а такие, разумеется, тоже есть – странно было бы предположить обратное).

Больше всего ясности с темами по литературе XIX века. В основном понятны формулировки сопоставительных тем (№ 1); уже становится привычным анализ эпизода (№ 3), заставляют задуматься, но не обескураживают темы, связанные с мастерством писателя, да и анализ стихотворения (восприятие, истолкование, оценка) – 20 комплектов из 35 предлагают произведения поэтов XIX века – дело для многих наших учеников знакомое. Обычно учителя организуют в одиннадцатом классе повторение ключевых произведений русской классики, и не зря: нынешние комплекты тем рассчитаны именно на такое повторение. Например, темы по “Войне и миру” есть в шестнадцати вариантах (восемь сопоставительных и восемь эпизодов для анализа); кроме того, на материале романа-эпопеи можно писать и о приеме антитезы, и о внутреннем монологе,


и о мастерстве изображения народной жизни, и о роли эпизодических персонажей… Не меньше половины комплектов позволяют писать о творчестве Н. В. Гоголя. Так что в оставшееся время, может быть, стоит именно на главных произведениях девятнадцатого века и сосредоточить учительское и ученическое внимание. Конечно, в каждом классе есть ученики, которым лучше всего удаются Сочинения определенного вида и при этом не так уж важно, по какому произведению их писать. Но ведь и анализ эпизода, и рассказ о герое, и рассмотрение отдельного элемента поэтики требуют хорошего понимания целого, и поэтому вряд ли целесообразно приступать к проработке отдельных тем раньше, чем будут повторены основные комплексы идей и важнейшие элементы стиля, характерные для писателя.

Остановимся подробнее на некоторых типах тем.

Под № 1 в каждом комплекте значится тема сопоставительного характера. Напомним своим ученикам: самое бессмысленное, что можно сделать в сочинении-сопоставлении, – это рассказать сначала все, что знаешь, про первый объект сравнения, а потом то же проделать со вторым. Прежде чем начать писать свой текст, автор сочинения должен уяснить, почему предложенные объекты вообще можно сравнивать, по каким признакам и с какой целью это стоит делать. А потом выбрать для себя более удобную последовательность изложения мыслей. Можно, руководствуясь перечнем важных признаков как планом, сначала представить первый объект сравнения, а потом, с оглядкой на первый, по тому же плану говорить о втором, но обычно убедительнее выглядит текст, в котором параллельно рассматриваются оба объекта. Разумеется, сочинение не должно оставаться развернутым перечнем – прейскурантом признаков, оно обретает смысл, когда сравнение ведет к важным выводам. И только слабую троечку может заслужить вывод о том, “похожи” или “непохожи” объекты сравнения.

Мы говорим обобщенно “объекты”, потому что сравнивать в разных вариантах предстоит разное. В большинстве случаев предлагается сопоставить персонажей одного произведения – тут важно выявить, какая проблема решается, какая авторская мысль проясняется в таком сравнении. Обязательно подняться над сравниваемыми персонажами и увидеть, например, в сравнении Наташи с Соней, княжной Марьей или Элен выражение толстовских представлений о настоящей жизни и его “мысль семейную”. Если сравнивается главный герой с второстепенными, наверное, сравнение помогает прежде всего понять главного героя. Если для сравнения привлекаются произведения разных авторов, очень важными могут оказаться время написания произведений, жанр, общественная позиция писателей, а выводом может быть разная степень сложности образов, большая или меньшая идеологическая заостренность или существенное родство при разнице во времени создания. Например, сравнивая поместное дворянство в “Евгении Онегине” и “Мертвых душах”, надо не только заметить роднящую помещиков у Пушкина и Гоголя ограниченность, но и разный подход к изображению: у Гоголя гротескные фигуры, “мертвые души”, у Пушкина – объемное изображение, множественность точек зрения (от насмешки и скуки, которую вызывал “их разговор благоразумный” у Онегина, до “эклоги” Ленского о “домашнем круге”, авторская ирония и слова о “привычках милой старины” и сердечности).

В некоторых вариантах предлагается сравнить фрагменты произведений – эпизоды, в которых участвуют одни и те же персонажи: “Онегин в Петербурге (на материале 1-й и 8-й глав романа А. С. Пушкина “Евгений Онегин”)”, “Три встречи Раскольникова с Порфирием Петровичем”. Здесь важнее всего, наверное, проследить за изменениями в состоянии и/или взаимоотношениях героев, но уместными будут и наблюдения за пейзажем и интерьером, за интонацией рассказчика и пр.

Обратим внимание на то, что в разных вариантах даже те темы, которые предлагают сравнить персонажей одного произведения, сформулированы по-разному. Иногда появляется комментарий, подсказывающий аспекты рассмотрения и сужающий поле сравнения, например “два женских типа и две судьбы”, “народные заступники”, “герои-антиподы” (здесь как будто предполагается разговор лишь о существенных чертах героев, а наблюдения над художественным своеобразием произведения могут показаться выходом за рамки темы) или “тема судьбы в романе” (о Печорине и Вуличе). А есть темы, в которых приводятся только имена персонажей и названия произведений. Думается, что осмысленное рассмотрение средств создания образа, наблюдения над стилем не повредят работе, на какую бы тему она ни создавалась.

Дадим нашим выпускникам практический совет: если конечная цель сопоставления видится как обобщение сходных явлений, лучше сначала писать о том, чем эти явления различаются. Например, разговор о Ермиле Гирине и Якиме Нагом стоит начинать не с сообщения о том, что они оба – народные заступники (этот неочевидный вывод, содержащийся в формулировке темы, как и общие рассуждения о том, как Некрасов понимал народ, удобнее припасти под конец), а с того, как по-разному они представлены в поэме Некрасова: об одном народ рассказывает как о счастливце и человеке незаурядном, о нем спорят, обсуждают отдельные эпизоды его жизни; другой (Яким Нагой) не совершает никаких поступков в помощь крестьянам, появляется перед странниками “пьяненький мужик” и произносит страстный и убедительный монолог о народной судьбе. И наоборот, сначала нужно показать, чем похожи явления, разница между которыми кажется автору более существенной, чем сходство…

Еще одно замечание. Сопоставительные темы очень неравнозначны по объему анализируемого материала (ср. “Платон Каратаев и Тихон Щербатый” и “Тема народа в прозе Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина”), а примерный объем экзаменационной работы, как и время, отпускаемое на ее создание, разумеется, определены без учета этого обстоятельства. Поэтому очень важно, чтобы выпускники осознавали, какую степень подробности и конкретности они могут себе позволить в каждом случае, но не забывали при этом, что отсутствие в сочинении опоры на текст, доказательств и примеров обесценит даже самые глубокие и интересные мысли.

К сожалению, в список первых тем вкралась по крайней мере одна “Елизаветъ Воробей”: “Тема чести и бесчестья в романе Л. Н. Толстого “Война и мир”” является не более сопоставительной, чем любая другая вообще, например проблемная. А писать на безусловно сопоставительную тему “Софья и Лиза в комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”: два характера и две судьбы” я бы отсоветовала своим ученикам из-за недостатка материала, предоставляемого комедией: что можно сказать о судьбе служанки Лизаньки?

Уже поэтому (хотя, конечно, вовсе не только поэтому) не стоит заранее жестко определять, тему под каким номером ученик должен брать во что бы то ни стало.

О темах третьего и четвертого типов в последнее время много писали на страницах газеты “Литература”, там же публиковались и удачные ученические работы. Поскольку формулировки “Анализ эпизода” и “Восприятие, истолкование, оценка стихотворения” хорошо известны учителям и ученикам, останавливаться на них не будем; напомним только, что эти темы тоже требуют внимания и к тому, что сказано, и к тому, как сделано, то есть и к идеям, и к художественным особенностям.

Несколько сложнее дело обстоит с темами пятого типа, требующими “создания литературно-критического очерка о той или иной особенности художественного текста”. Есть темы, давно освоенные школьной методикой, и добросовестные ученики должны справиться с осмысленным изложением особенностей композиции таких произведений XIX века, как ” Герой нашего времени” или “Мертвые души”, да и романы второй половины века дают достаточно материала для рассказа о соотношении частей, расстановке образов, роли вставных историй, отступлений, снов, диалогов и разного рода описаний – из этих элементов и складывается представление о построении произведения. Менее привычная широкая тема “Особенности стиля одного из русских писателей XIX века” тоже не должна нас отпугивать. Позволим себе несколько выписок из “Энциклопедического словаря юного литературоведа”: “Стиль – это единство художественных приемов, характерное для отдельного произведения или всего творчества писателя…”; “Для того чтобы разобраться в стиле писателя, надо присмотреться к тому, как преобразуются по законам этого стиля язык, предметный мир, житейские и исторические события, мир абстрактных истин и суждений, нравственно психологический мир человека. Резоннее всего начинать с языка, поскольку отпечаток стиля здесь всего отчетливее, а затем идти по остальным уровням”. В других вариантах предлагается более обстоятельное рассмотрение одного приема или одного типа описания, но и это в большинстве случаев не вызывает недоумения. Важно только, чтобы особенности поэтики так или иначе связывались с главными проблемами произведения. Для широких тем рамки одного произведения выглядят вполне оправданными.

Однако некоторые формулировки содержат двойные ограничители и становятся чересчур узкими. Например, тема “Интерьер как средство характеристики героя”, строго говоря, провоцирует автора сочинения расширять работу путем подбора множества примеров, иллюстрирущих один-два тезиса (в “Преступлении и наказании” можно говорить о нищете и подавленности героев, об искривленных пространствах, о несоответствии внешнего, “вещного” и сущности – но ведь и эти немногие мысли характеризуют не героя, а художественный мир романа Достоевского). Думается, не следует считать недостатком работы, раскрывающей литературоведческое понятие, некоторое расширение темы, в том числе и обращение более чем к одному произведению или даже к произведениям разных авторов.

В этой группе есть и темы неопределенно широкие и не имеющие отношения к сугубо литературоведческим понятиям – такие как “Мастерство писателя в изображении истории”, “Мастерство изображения народной жизни” и даже “Мастерство реалистического изображения жизни в одном из произведений русской литературы XIX века”. За последнюю из них браться ученикам, скорее всего, и вовсе не стоит, а предыдущие раскрыть можно, но хорошо бы не поддаться на провокацию и избежать бестактных похвал в адрес писателя, к которым подталкивает слово “мастерство”, при этом не забывая оперировать такими понятиями, как “интерьер”, “речевая характеристика”, “фольклор”, “исторический документ” и т. п. Явная “Елизаветъ Воробей” этой группы – “Многообразие тематики одного из произведений русской литературы XIX века”.

Группа тем под № 6 почти буквально повторяет предыдущую, хотя рассчитана на анализ произведения литературы ХХ века.

Гораздо больше сложностей порождают формулировки под № 2, предназначенные только для литературы ХХ века. Во-первых, ряд тем невозможно раскрыть, опираясь только на произведения, включенные в программы по литературе. Особенно очевидно это, когда речь идет о поэтическом творчестве. Во-вторых, создается впечатление, что цитаты во многих темах второй группы выбраны произвольно, их единственная функция – намекнуть на произведение и автора, которые тут же названы в скобках. Очень трудно определить направление работы по теме “О Русь, взмахни крылами!” или “Без имени – нет человека”. Из-за такой неопределенности любое сочинение на вторую тему оказывается уязвимым. Жаль, если из-за естественных опасений и робости перед медальными комиссиями наши лучшие ученики, любители непростой поэзии ХХ века, откажутся писать о ней. Лучше договоримся, что умное, со знанием дела написанное эссе о творчестве поэта заслуживает высокой оценки, даже если процитированное в теме произведение лишь упомянуто и автор сочинения не стал тратить сил на почетное размещение цитаты в своем тексте.

Как бы то ни было, мы уже сделали для своих учеников почти все, что могли. Будем надеяться, что и они смогут многое, а новые условия проведения экзамена только подкрепляют наш умеренный оптимизм. Пожелаем же успехов друг другу и нашим выпускникам!




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Консультация перед экзаменом