Г. А. Гуковский

Публикуемые сегодня отрывки из автобиографической повести известнейшей писательницы и педагога Натальи Григорьевны Долининой (1928-1979) с полным основанием подходят для помещения сразу в несколько рубрик нашей газеты. В этом без преувеличения выдающемся произведении безвременно скончавшейся словесницы есть и “методика” в лучшем смысле этого чудесного понятия, и “детское чтение”, и, конечно, “живая жизнь”…

На фото 1937 г. – Григорий Александрович Гуковский с дочерью Наташей. В овале – фото Натальи Викторовны Гуковской (урожденной Рыковой), матери Наташи, умершей родами в 1928 году.

Рубрика “Школа филологии” также здесь обоснованна, даже если только вспомнить значение этого наименования нашего дела (Наталья Григорьевна поистине со страстью пишет о силе и красоте точного слова в жизни и судьбе человека). Но еще к тому надо знать, что отец автора – не кто иной, как крупнейший русский литературовед первой половины ХХ века Григорий Александрович Гуковский (1902-1950). Первая публикация повести “Отец” состоялась в ленинградском молодежном журнале “Аврора” (1974. № 9; отрывки печатаются по этому изданию), долгое время она не переиздавалась и только в 2007 году была выпущена санкт-петербургским издательством “Детгиз-Лицей” в составе книги Н. Г. Долининой “Просто раз­мышления”. Надо также отметить, что имя Григория Александровича на страницах повести ни разу не названо.

Не хочу гадать о причинах этого. Возможно, здесь есть точно сработавший авторский прием: Долинина рассказывает именно о феномене отца, причем отца дочери, дает идеальный во всей его реальности образ мудрого воспитателя ребенка, отроковицы, подростка, девушки… Сошлюсь на собственные впечатления. Я прочитал повесть “Отец”, будучи юным шалопаем, у которого не только не было опыта отцовства, но и понимания многого из того, что надо бы знать пораньше каждому юноше для обретения естественных, достойных взаимоотношений с противоположным полом. Это была завораживающая педагогика без педагогики, которая много раз помогала мне впоследствии – когда у меня появилась собственная дочь, и прос­то в общении с детьми, и в моей преподавательско-учительской работе…

Имя Гуковского, возможно, только бы помешало автору в собственно литературном смысле. Но, думаю, оно не помешало бы, будь названо, например, в редакционном врезе. Однако в журнале и вреза-то никакого нет! Почему? Не потому ли, что Г. А. Гуковский был в 1949 году безвинно арестован и вскоре погиб в застенках большевистского узилища?! Причем, поскольку до суда, даже неправедного, он не дожил, постольку мудрецы от поствышинской юриспруденции долгое время его не реабилитировали.

Так или иначе, сегодня с особым сердечным чувством думаешь о его даре отцовства и о его славной дочери, которая сумела своим современникам, а значит, и всем нам об этом даре с такой нежностью и воспитывающей убедительностью рассказать.

За любезное предоставление возможности опубликовать от­рывки из повести “Отец” и фотографию выражаю сердечную признательность дочери Натальи Григорьевны – Татьяне Константиновне Долининой.


Вы читаете: Г. А. Гуковский