Фантастика и сатира. в повести “Собачье сердце”



В “фантастической” прозе Михаила Булгакова (повести “Дьяволиада”, “Роковые яйца”, ” Собачье сердце “) смех органично соединяется с глубокими философскими выводами и обобщениями; в них сочетаются ирония и гротеск, Фантастика и сатира, грустное и смешное. Читателю по прочтении этих произведении зачастую делается вовсе не смешно после той картины российской действительности, которую рисует писатель. Достоверность в изображении нередко самым причудливым образом сочетается у Булгакова С невероятной выдумкой, фантастикой. Писатель не только изображает реальность советской жизни 20-х годов, но и выходит далеко за пределы этой реальности; он доводит изображение до полного неправдоподобия, превращает действие в трагикомедию. Так, вполне серьезный научный эксперимент, проводимый профессором


Преображенским и доктором Бормента-лем, Булгаков превращает в трагифарс: из милейшего пса Шарика фантастическим образом получается омерзительный и наглый Полиграф Полиграфович Шариков.
Симпатии автора находятся целиком на стороне профессора. Филипп Филиппович не только выдающийся специалист в своей области медицины, но также человек высокой европейской культуры и независимого ума. Он весьма критически воспринимает все то, что происходит. в России. В его взглядах и суждениях очень много общего со взглядами и суждениями самого Булгакова. Профессор скептически относится к революционному процессу, который, по его мнению, мешает людям заниматься своим прямым делом. Разруха, по его мнению, происходит не в стране, а в головах у людей, когда они начинают хором распевать революционные песни, а не работают. Он решительно выступает против любого насилия и считает, что ласка – вот единственный способ, который возможен и даже необходим в обращении с живыми существами. Профессор говорит: “Террором ничего поделать нельзя… Террор совершенно парализует нервную систему”.
И именно этот профессор-консерватор, который категорически отвергает революционную теорию и практику переустройства мира да и вообще желает посвятить себя только науке и ни в коем случае не ввязываться в политику, вдруг сам оказывается чуть ли не в роли революционера, правда, только в медицине.
Новый строй, исходя из марксистской теории, стремился из старого человеческого материала “сотворить” нового, революционного человека, сознательную коммунистическую личность. Пример тому – председатель домового комитета Швондер, пытавшийся из Шарикова сделать “сознательного товарища”. Этот социальный эксперимент с треском проваливается: из алкоголика и уголовника невозможно получить высоконравственную, сознательную личность даже при помощи переписки Энгельса с Каутским (этой книжкой снабдил Шарикова для “просвещения” тот же Швондер). Профессор Преображенский идет еще дальше в своем эксперименте: он пытается в буквальном смысле. слова “сотворить” человека, то есть берет на себя функции чуть ли не Бога, Впрочем, самодовольство профессора, вздумавшего улучшить саму природу, было наказано быстро и довольно жестоко: он в результате своего эксперимента сотворил отвратительного доносчика, алкоголика и демагога, который сумел превратить жизнь своего создателя в сущий ад.
Булгаков не жалеет ярких, сатирических красок при изображении этого по-своему типичного представителя “победившего класса” – пролетариата, потому что больше всего на свете писатель ненавидел плебейское хамство. Его Шариков не только омерзителен, но и страшен. С каждым днем он становится все агрессивнее, все наглее, особенно когда получает официальные документы й становится сов-служащим – заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Он уже не довольствуется тем, что душит бедных бездомных котов, он, почувствовав власть и безнаказанность, начинает “душить” людей. Так, Шариков обещает “сократить” девушку-машинистку, которая не захотела выйти за него замуж. С каким презрением и сарказмом рисует Булгаков своего героя! Писатель как бы пророчески предостерегает, что именно такие трусливые негодяи шариковы, получив власть над людьми, станут опаснее и во много раз страшнее любого самого опасного и жестокого зверя.
К счастью, профессор понял свою ошибку и сумел сделать обратный ход – превратить Шарикова опять в собаку. Но грозное предостережение останется в его памяти на всю оставшуюся жизнь.
Фантастика в повести “Собачье сердце” важна не сама по себе: она помогает Булгакову ярче, острее показать те явления, которые он, как и профессор Преображенский, не принимая в новой действительности. Едкая сатира писателя – это то оружие, которым он сражался со швондерами и шарйковами, и талант писателя делал это оружие особенно опасным.




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: Фантастика и сатира. в повести “Собачье сердце”