“Чтоб не измучилось дитя…”



Об устном экзамене по литературе

Недавно к нам в редакцию пришло письмо от Аллы Степановны Роман (бессмертное произведение)чук из г. Ангарска с просьбой рассказать на страницах газеты о собеседовании как форме устного экзамена по литературе. Мы обратились с этой просьбой к Елене Андреевне Зининой, ученому секретарю Федерального института педагогических измерений, в прошлом – главному специалисту по литературе Министерства образования. Елена Андреевна поставила проблему шире, обратившись к особенностям устного выпускного экзамена в целом.

С введением ЕГЭ обсуждение форм государственной итоговой аттестации по литературе оказалось в центре внимания не только профессионального сообщества, но и широкой общественности. При этом центр тяжести закономерно сместился в сторону полемики вокруг


письменных форм проверки, однако есть немало проблем, связанных и с устным экзаменом по литературе.

Многие регионы принимают решение о сдаче обязательного экзамена по русскому языку только в форме ЕГЭ. Как следствие актуализируется вопрос о выборе формы пока еще обязательного экзамена по литературе, и зачастую предпочтительным оказывается не традиционное сочинение, а устный экзамен. До недавнего времени он был без преувеличения экзаменом для “избранных”: в массовом порядке его как экзамен по выбору выпускники не избирали (в лидерах порой оказывается ОБЖ). Основная причина недостаточной популярности этой формы экзамена (даже в гуманитарных школах) лежит на поверхности: подготовка к нему требует немалого времени, ведь экзаменационный материал охватывает трехлетний курс, а некоторые произведения входят в программу 7-8-х классов, например, гоголевский ” Ревизор” и пушкинская ” Капитанская дочка“. По самым скромным подсчетам, выпускник должен свободно ориентироваться в содержании не менее десяти романов, шести пьес, пятнадцати лиро-эпических и эпических произведений малой жанровой формы (повести, рассказы, поэмы, сказки), не говоря уже о творчестве пятнадцати поэтов разных литературных эпох. А ведь есть еще историко-литературные и биографические факты, теоретико-литературный материал, критическая полемика вокруг произведений и прочее. При этом речь идет о минимальном содержании экзамена: таковы требования стандарта. Не стоит забывать и о том, что учитель вправе дополнить материал экзамена теми произведениями, которые он включил в программу сверх стандартного перечня…

Неудивительно, что выпускники воспринимают подготовку к такому экзамену как весьма непростую задачу: нужно хотя бы бегло перечитать художественные тексты, просмотреть статьи учебников и лекции учителя, уложить в памяти выученные наизусть стихотворения, цитаты, факты, а также вооружиться ключевыми подходами к анализу. Добавим, что основательная подготовка еще не гарантирует успеха: ведь на самом экзамене необходимо показать хорошее владение устной речью, умение компоновать материал, соблюдать законы логики…

Прервемся, хотя картина подготовительных штудий далека от завершения (речь идет о вещах общеизвестных), и задумаемся о том, к каким выводам подталкивает нас эта столь знакомая реальность. Сократить число произведений, включаемых в материал экзамена? Снизить планку требований? Упростить экзаменационную форму?..

А если не спешить с ответами и подойти к вопросу не со стороны подготовки к “громоздкому” экзамену, а с позиции осмысления роли предмета в формировании личности, определении ценностных ориентиров человека, постижении собственного “я”, наконец, в сохранении культуры через воспитание умного читателя… Казалось бы, все это можно отнести к области “затертых” слов, наскучивших призывов. Но как пронзительна мысль Марины Цветаевой из “Сводных тетрадей”: “Книга должна быть исполнена читателем как соната. Буквы – ноты. В воле читателя – осуществить или исказить”. В тех же цветаевских “Сводных тетрадях” есть миниатюра “Изобразительные искусства и слово”, в которой говорится об особой зависимости автора литературного произведения от читателя.

“Изобразительные искусства грубы, точно берут за шиворот: гляди, вот я. Очевидность. Наглядность… Никто не может сказать, что картины нет – раз ее видел. Кроме того, даже если человек картины не понял, то все-таки видел – цветные пятна, то есть глаз его удовлетворен, ибо глазу большего не нужно, большее нужно – разуму.

А стихи? Восемь буквенных строчек. А музыка? Пришпиленные блохи нот. Никакой красоты. Никакого подкупа. Меня нужно понять – либо меня нет. Отсюда и… беззащитность слова. И поэта”.

И вновь мы выходим на “вечную” тему миссии учителя литературы, который призван защитить слово, а значит – культуру. Он призван развить в своих учениках талант читателя – способность вопрошать, готовность увидеть то, что сокрыто за строкой текста, умение анализировать и интерпретировать, не противореча творческой воле автора. И еще учитель призван потеснить ту прагматическую логику, которая “провокационно” изложена выше, и помочь ученику отнестись к предэкзаменационному и экзаменационному напряжению как к благому труду, который себя оправдает.

Однако, не злоупотребляя более этико-культурными и общефилософскими аспектами проблемы, остановимся на ряде практических вопросов.

Реальность последних лет заключается в том, что на уровне органа управления образованием субъекта РФ принимаются поистине волевые решения: все выпускники сдают экзамен по русскому языку в формате ЕГЭ, а литературу – не в форме традиционного Сочинения, а в форме устного экзамена, который в результате утрачивает свой традиционный статус “по выбору” и становится обязательным (такой выход найден в Санкт-Петербурге, в Нижегородской области и др.). За скобки разговора вынесем размышления о новых формах экзамена для выпускников основной школы (это тема отдельного разговора). Сосредоточимся на устоявшихся моделях устного экзамена, который может сдаваться по билетам, в форме собеседования или защиты реферата. С какой целью выбирается та или иная форма и чем эти формы принципиально отличаются друг от друга? Почему для одних выпускников мы рекомендуем сдачу по билетам, другим предлагаем реферативную работу, а третьих приглашаем на собеседование? Какова, наконец, нормативная база по этому вопросу? С последнего вопроса и начнем.

Об экзамене по билетам развернуто говорить вряд ли стоит. Существуют два комплекта примерных билетов. Один создан в 90-е годы, но не утратил своего значения для школ, не в полном объеме перешедших на новый стандарт (опубликован в журнале “Вестник образования” № 5-6, 2005 и размещен на сайте журнала




1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (No Ratings Yet)
Loading...
Вы читаете: “Чтоб не измучилось дитя…”