Базаров и братья Кирсановы (о романе “Отцы и дети” И. С. Тургенева)

Базаров во всем противопоставлен старому миру – происхождением (“Мой дед землю пахал”,- с гордостью и вызовом произносит он), жаждой борьбы (“…Мы драться хотим”,- говорит он Аркадию), занятием естественными науками, что было редкостью в то время, но выражало уже наметившуюся тенденцию уверенности в возможности человека противостоять неблагоприятному влиянию окружающей среды. Даже внешность Базарова резко отличала его от братьев Кирсановых и Аркадия: длинный балахон с кистями, красные руки, длинные волосы, которые по тем временам были демонстративным признаком вольномыслия. Из всех действующих лиц романа именно он наделен способностью просто и ясно изъясняться на русском языке. Только Базаров умеет к месту воспользоваться народной поговоркой или пословицей, он оказывается мастером на крылатые, точные характеристики.

Однако столкновение Базарова с дворянскими героями, дворянской культурой не должно восприниматься однозначно, как полная и безоговорочная победа “нигилиста”. Незадолго до окончания работы над романом Тургенев писал: “Со времен древней трагедии мы уже знаем, что настоящие столкновения – те, в которых обе стороны до известной степени правы”. Так происходит и в романе.

Попробуем внимательнее присмотреться к главному антагонисту Базарова – Павлу Петровичу. Тургенев говорил, что в своих дворянских героях он прежде всего увидел слабость, вялость, ограниченность. Однако же объективный смысл художественного произведения может порою корректировать, подправлять авторские оценки. Павел Петрович не получился у Тургенева примитивно ограниченным. Да, он изображен в романе в ряде случаев иронически. Не случайно появление Павла Петровича всякий раз сопровождается описанием его одежды (подумайте, зачем это понадобилось Тургеневу).

Но писатель не упускает и другого: вечная и тревожная тема судьбы человека не перестает волновать его и тогда, когда речь идет о Павле Петровиче: “Целая погибшая жизнь в нем трепетала”.

Правда, и в эпилоге Тургенев не упускает случая посмеяться над русским аристократом, который, находясь за границей, демонстрирует свою любовь к России тем, что “на письменном столе у него находится серебряная пепельница в виде мужицкого лаптя”. Но постарайтесь понять трагическое одиночество этого очень немолодого уже человека: “Стоит взглянуть на него в русской церкви, когда, прислонясь в сторонке к стене, он задумывается и долго не шевелится, горько стиснув губы, потом вдруг опомнится и начнет почти незаметно креститься…” И, может быть, вам станут понятными тургеневские слова, которые в данном случае овеяны несомненным авторским сочувствием: “…жить ему тяжело… тяжелей, чем он сам подозревает…”

При всем критическом отношении к братьям Кирсановым, “отцам” Тургенев не может не подчеркнуть, что они являются носителями определенных жизненных ценностей. Им присущи эстетическая чуткость, культура чувств. И в ряде случаев Базаров в сравнении с ними обнаруживает не только силу, но и слабость.


Вы читаете: Базаров и братья Кирсановы (о романе “Отцы и дети” И. С. Тургенева)